«Не будет удивительно, если Лебедев, который оговорил своих товарищей, выйдет по УДО». Признавшийся в организации массовых беспорядков может скоро оказаться на свободе

Здесь и сейчас
30 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Константин Лебедев, виновный в организации беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года, просит об условно-досрочном освобождении. Такая возможность у него появилась потому, что он уже отбыл половину своего срока  — приговорен он был к двум с половиной годам лишения свободы. Максимум по его статье составлял 10 лет, но Лебедев получил в четыре раза меньше, потому что полностью признал свою вину.

Ходатайство Константина Лебедева отправят в суд после того, как администрация СИЗО Лефортово, где он находится, составит характеристику на него, об этом сообщает агентство «Интерфакс» со ссылкой источник, знакомый ситуацией. Адвокат Лебедева Валерий Лавров рассказал ДОЖДЮ, что он не может подтвердить, что его подзащитный действительно написал такую бумагу, но, в общем, это ожидаемая ситуация. Лебедев не обжаловал приговор Мосгорсуда, вынесенный в апреле прошлого года, но через адвоката сообщал, что будет просить об условно-досрочном освобождении.

Его арестовали в октябре 2012 года, обвинили в организации массовых беспорядков – вместе с Сергеем Удальцовым и Леонидом Развозжаевым. После того, как Лебедев признал свою вину, ему смягчили меру пресечения – отправили под домашний арест. Изначально прокуроры просили для него пять лет лишения свободы, в итоге он получил два с половиной.

В колонию Лебедев так и не был этапирован, потому что должен выступить свидетелем на процессе Удальцова и Развозжаева. Он начнется 4 февраля – на следующей неделе. Это уже вторая попытка, ранее дело вернули в прокуратуру с формулировкой  «для устранения недостатков в обвинительном заключении».

В оппозиции отношение к Лебедеву скорее отрицательное, например, глава Московсой хельсинской группы Людмила Алексеева в интервью «Новой газете» говорила, что он «совершенно точно заранее засланный человек, специально приставленный к Удальцову — негодяй какой-то».

Что касается юридических тонкостей, их еще в апреле комментировал адвокат Лебедева Валерий Лавров.

Валерий Лавров, адвокат Константина Лебедева: Если названы были бы фамилии Развозжаева и Удальцова, то вы бы в первую очередь могли бы обвинить суд в том, что он, не рассмотрев по существу дело в отношении Развозжаева и Удальцова, назвал их преступниками. Чтобы никому не давать возможности упрекать в этом и, более того, не забегая вперед и не определяя вину Развозжаева и Удальцова, суд в приговоре не назвал фамилии этих людей.

Адвокат Леонида Развозжаева Дмитрий Аграновский тоже не считает, что показания Лебедева повлияют на судьбу его подзащитного, — но уже по другим причинам.

Дмитрий Аграновский, адвокат: Показания его, конечно, решающего значения иметь не будут, особенно с учетом политического характера дела. Там вообще показания чьи бы то ни было не имеют решающего значения. И если мы посмотрим новую редакцию статьи 90, которая говорит о преюдиции, то там сказано, что преюдиции нет, если те, кто находится под судом, оспаривают обстоятельства установленные уже вступившим в силу приговором.

Другой бывший подзащитный Аграновского, амнистированный фигурант Болотного дела Владимир Акименков говорит, что решение Лебедева просить об УДО правильно, но только юридически.

Владимир Акименков, амнистированный фигурант болотного дела: Крайне интересно, будут ли удовлетворены его заявления. Совершенно неудивительно, если Лебедев, который оговорил своих товарищей – Удальцова и Развозжаева – сможет выйти по УДО и окажется на свободе, притом что в последствии Сергею Удальцову и Леониду Развозжаеву могут дать максимальные сроки. Да, мы были знакомы. Более того, я уважал этого человека, считал его идейным, но человек оказался крайне меркантильным и предал не только своих непосредственных товарищей, но и очень многих людей, нынешних и потенциальных фигурантов болотного дела. У меня отсутствует желание встречаться с ним, разговаривать. Этого человека для очень многих людей в Москве больше не существует.

Сам Лебедев объяснил свою позицию в интервью журналу «Власть»: «Я убедился, что у следствия есть исчерпывающие доказательства нашей вины. Увидел, что следствие получило явку Леонида Развозжаева. Она определила дальнейшую деятельность следствия… Я себя предателем в данном случае не чувствую. Люди, которые участвовали в этом деле, знали, на что идут, и знали, что такой результат возможен. Что касается всех участников этих массовых беспорядков, то я ни на кого показаний, которые могли бы привести к отягощению их участия, не давал. На Леню и Сережу я дал полные показания, но это только наше дело. Масштаб, который мы себе мыслили, предполагал серьезность последствий».

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.