Навальный: провокацию на Болотной устроили мэрия Москвы и полиция

Здесь и сейчас
7 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Алексей Навальный в прямом эфире ДОЖДЯ по телефону.

Навальный: Вынужден вас поправить – не все освобождены. Нельзя сказать, что начали освобождать тех, кого задерживали первыми. Например, несколько человек, которые находились со мной в ОВД «Якиманка» сегодня утром получили по 5 суток ареста, причем вся судебная процедура шла 5 минут, не допустили адвоката и т.д. Сейчас мы, скорее, имеем факт того, что задержанные знаменитости и VIP-персоны получают по тысяче рублей штрафа, а что будет с большим количеством других активистов, мы не знаем. Я буквально 30 минут назад вышел от мирового судьи, а рядом со зданием суда стоят автозаки, забитые людьми, в коридорах также находятся люди. Это десятки активистов, которые находились в разных отделениях милиции. Что будет с ними – они отделаются штрафом или будет принято решение об административном аресте – непонятно.

Лобков: Было предположение, что вы с Удальцовым получите по 15 суток, потому что эта статья подразумевает такую меру наказания. Можно ли сказать, что судья с вами либерально обошелся, получив какую-то установку или выслушав ваши аргументы?

Навальный: Мне кажется, достаточно очевидным выглядит то, что все судьи в Москве, которые принимают решения по таким политическим делам – а все дела, которые относятся к мерам пресечения после массовых мероприятий, относятся к политическим – они, конечно, согласовывают эти решения. После событий декабря, когда были административные аресты, которые получили многие люди, в том числе, и я получил 15 суток, они только увеличили волну протеста. Власти, видимо, сделали из этого вывод и сейчас просто стараются более осторожно к этому подходить.

Лобков: Хочу задать вам, может быть, неприятный вопрос, который задают не только ваши оппоненты их правительства, но и многие оппозиционеры. В том, что случилось вчера на Болотной – в призывах к сидячей забастовке, к организации такого молчаливого сопротивления – уже был некий момент провокации, который повлек за собой, как лавину, и жесткую реакцию полиции, и те избиения, которые вчера были, ожесточил полицию - что ваша вина в этом тоже есть.

Навальный: Ничего неприятного для меня в этом вопросе нет, для меня совершенно очевиден ответ. Провокация действительно была, и эта провокация была организована мэрией города Москвы и ГУВД города Москвы. Они, во-первых, изначально очень долго согласовывали заявку и сделали всё в максимально неудобном варианте. По окончательной схеме размещения они должны были полностью открыть сквер Болотной площади. Когда мы подошли туда с огромным количеством людей и увидели, что Болотная площадь уже практически заполнена, а за нами на улице Якиманке стоит ещё 50 тысяч человек, стало очевидно, что они просто все не уместятся. И мы потребовали, чтобы милиция была расположена в соответствии с утвержденной схемой размещения. До тех пор, пока они не сделают то, что они обязаны сделать, мы не будем заходить внутрь. Это было совершенно разумное требование тогда.

Я считаю, мы правильно сделали, что не стали идти на попятную. Ну а дальше была уже довольно странная ситуация, при которой очевидные какие-то там провокаторы начали потасовки с милицией. Были провокаторы очевидные там и из движения «Наши», какие-то футбольные фанаты, которые спровоцировали локальные вспышки насилия, которые перешли уже к более масштабной потасовке.

Лобков: Когда вас задерживали, вы все-таки сопротивлялись. Мы видели эти кадры: вы пытались освободиться от рук полицейских. Были люди, например, Борис Немцов, которые просто сошли с трибуны и сдались в руки.

Навальный: Это же штука такая: вы идете по улице, непонятно, почему к вам подбегают какие-то люди, начинают куда-то вас тащить. Мне кажется, вполне естественная реакция – сопротивляться тому, что вас куда-то тащат какие-то непонятные люди. Даже если эти люди одеты в милицейскую форму. Естественно, я сопротивлялся для того, чтобы иметь возможность сказать – понятно, что без мегафона, без микрофона – чтобы не расходились, оставались на своих местах. Затея мэрии и ГУВД Москвы была совершенно понятна: нейтрализовать лидеров, забрать их в милицию, арестовать их, и посеять тем самым такую дискоординацию и общий дизордер, для того чтобы просто люди все разошлись.

Лобков: Как вы считаете, было ли это ожесточение связано с какой-то особой командой, отданной сверху, или все было спонтанно? На мартовских митингах мы видели совершенно иное поведение полиции и демонстрантов.

Навальный: Хотел бы тогда напомнить не про мартовские митинги, а про декабрьские. 5 и 6 декабря мы видели столь же жестокое поведение полиции. Ничего нового здесь нет. Второе: понятно, что на фоне того, что на следующий день была инаугурация, я думаю, что милиционеры и власти были шокированы количеством пришедших на митинг. Я, честно говоря, сам был шокирован количеством пришедших на митинг. Для них это было абсолютно принципиально – не допустить того, чтобы Путин вновь взошел на престол на фоне палаточного лагеря, организованного в 300 метрах от Кремля.

Лобков: Сегодня продолжается отлов людей с белыми ленточками на Чистых прудах. Ваши действия в связи с этим?

Навальный: Мы окажем всяческую возможную юридическую и другую помощь всем, кого будут незаконно задерживать. У каждого отделения милиции дежурят люди, около участков мировых судов дежурят люди. Когда я выходил, там находилось порядка 150 человек, группа поддержки. Сейчас достаточно интенсивно работают адвокаты. Понятное дело, что это уже протест, который никто не координирует и которым никто не управляет. В этом смысле я не являюсь человеком, который способен им управлять. Я поддерживаю этот протест, я буду являться частью его. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.