Наталья Синдеева и Ольга Попкова о создании телеканала ДОЖДЬ

Здесь и сейчас
27 апреля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Ольга Попкова и Наталья Синдеева не бояться дождя, они искренне любят ДОЖДЬ. Они рассуждают о том, как получилось реализовать идею создания телеканала. 

Суханов: Оля, как погода?

Попкова: Прекрасная! Идет дождь!

Суханов: Друзья, мы собрали все наши такие аксессуары…

Синдеева: Не все.

Суханов: Ну практически, то что сейчас вот пришла в голову эта мысль быстро с нашим фирменным цветом. Я напомню, что здесь в студии гендиректор телекомпании «Дождь» Наталья Синдеева и Ольга Попкова – редактор? Как представить?

Синдеева: Редактор, продюсер. Послушайте, сейчас надо объявить миру правду. Оля – тот человек, благодаря которому вообще все это состоялось. Потому что когда 3,5 года назад все-таки я начала мечтать про телеканал, обязательно ты должен с кем-то это обсуждать. Ну пришла идея в голову, ну ой, ну поговорил ты в семье. Меня очень поддержал в этих беседах мой муж, но муж – это понятно, он не может не поддержать, потому что это муж. А тебе ж надо еще с кем-то коммуницировать. Я позвонила Оле, сказала: «Оль, не хочешь ли ты прилететь во Францию ко мне?». Как раз во Франции мне это пришло в голову, сидя на берегу Лазурного моря. «Может, ты прилетишь, я тебе тут хочу кое-что рассказать?». Она говорит: «Что, как, почему я вдруг прилечу?». Я говорю: «Да вот тут телеканал задумала сделать». Оля очень удивилась, сказала: «Хорошо прилечу». Дальше Оля прилетела и мы с ней несколько дней, гуляя по набережным Канн, по невероятно каким-то красивым местам и сидя в очень красивом доме с какими-то потрясающими видами, мы мечтали, какой будет телеканал. Мы, правда, мечтали, придумывали программы, формат. И если бы не Оля, которая с горящими глазами говорила: «Да, это можно! Да, давай попробуем!», а не сказала мне: «Ты что, с ума сошла? Это же невозможно, как ты собралась делать телеканал? Ты ничего в этом не понимаешь» - обычная, в общем-то, реакция любого человека. И вот благодаря таким людям, которые поддержат, которые не говорят сразу «Нет, это нельзя», все и происходит. Оль, я хочу тебе публично сказать огромное спасибо, потому что если бы не ты в тот момент, правда, у нее тоже не было никакого опыта телеканального. Можешь поделиться своими тогда впечатлениями.

Суханов: Ответь сначала на мой вопрос, Ольгуся. Ты боишься дождя?

Попкова: Нет.

Суханов: Тогда складывай свой зонт. Давай сложи.

Синдеева: Мне кажется, это от солнышка зонтик.

Попкова: Что же? Я так увлеклась Наташиным рассказом. На самом деле, после 10 лет радио телевидение – это вообще такой какой-то очень неожиданный эксперимент абсолютнейший, когда ничего не понимаешь, но очень хочешь. Тем более, что еще общее ощущение от того, что нужно делать, есть, что делать, и понимаешь, зачем это делать – это очень приятно.

Суханов: А зачем ты это делала?

Попкова: Ты понимаешь, Леша, когда дома действительно нечего включить... у меня дома, наверное, около тысячи DVD-дисков, это не похвальба, это именно проблема в том, что я не могу смотреть то, что есть на кнопках, поэтому я с удовольствием смотрю то, что есть у меня на полках. По сути, именно отсюда все и шло, что хотелось сделать что-то, что отличается от того, что ты можешь увидеть, сколько их – 20-30, я не знаю, сколько этих кнопок, смотреть там реально нечего. Есть позиция, есть гражданское сознание, есть много-много ответственности и прочее-прочее – то, что действительно нужно нести, потому что дальше никак.

Суханов: Наташ, я вот не знаю, выглядит как-то провокационным несколько этот вопрос на фоне последних этих событий.

Синдеева: Давай уже, я уж привыкла.

Суханов: Наверняка, человек, который делал канал, у человека, у которого появилась мысль сделать этот канал, и он сделал этот канал, была некая программа минимум и программа максимум. Вот спустя год, все ли удалось?

Синдеева: К нам пришел президент, мы практически выполнили. Да нет, смотри. Никаких не было ни программ минимум, ни максимум. Программа внутри у меня была такая – вообще смогу я это сделать или не смогу. Знаешь, это вопрос, который сейчас уже не приходит в голову.

Суханов: На самом деле, это был тест на проверку самой себя? Смогу я или не смогу?

Синдеева: Конечно.

Суханов: Не более?

Синдеева: Ну как? Это тоже один из важных факторов. Послушай, когда ты решаешься на новый проект, проект с очень серьезными инвестициями, когда инвестиции это – твои, когда ты думаешь, правда, куда их лучше вложить, положить – на пенсию или проинвестировать в новый бизнес, рискованный бизнес вообще, в котором ты еще ничего не понимаешь, то это такая реальная проверка себя на прочность. Я до последнего момента, пока, по-моему, уже вот мы не начали устанавливать оборудование здесь, я до конца не верила. Вот честно – Оля не даст соврать. У меня несколько было попыток скатить с проекта. Они были обусловлены исключительно страхом внутренним, что не получится. Вот вроде идет, вроде что-то делаем, обсуждаем – спецификацию и т.д. Это ты меня торопишь?

Суханов: Мы же ведь дисциплинированные. У нас остается 30 секунд.

Синдеева: Ну тогда зачем ты меня позвал? И сказать нечего. Я смогла доказать сама себе, что я смогла это сделать. Это получается хорошо, и мне очень нравится то, что получается. То, что сейчас наступил такой очень важный момент, когда надо выйти на новый, уже другой уровень, и это я тоже понимаю. Я понимаю, что жизнь нам готовит еще столько экзаменов, и мы просто обязаны их пройти. И думаю, что их пройдем. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.