Наталья Синдеева: я хочу извиниться перед людьми, которых это действительно задело, такие люди были и внутри телеканала

Здесь и сейчас
29 января 2014
72 563
468
Поделиться  
Слушать  
Другие выпуски
Отключить рекламу
Сообщить об ошибке

Отключение видеорекламы на месяц

В опцию входит:

  • отключение рекламы во всех архивных роликах перед проигрыванием, во время постановки на паузу и после проигрывания ролика
  • отключение дополнительных рекламных роликов в прямом эфире, за исключением эфирной рекламы

Опция позволит вам смотреть прямой эфир и архивные ролики на сайте, в мобильных приложениях, SmartTV-телевизорах, через приставки и другие устройства без рекламных вставок.

Если при просмотре видео у вас возникли проблемы, пожалуйста, укажите их

Другой вариант

Ситуацию вокруг телеканала ДОЖДЬ мы обсудили с генеральным директором Натальей Синдеевой.

Таратута: События развиваются так стремительно, что даже дух захватывает.

Дзядко: Наверное, вопрос, который все задают и нам, и обсуждают в соцсетях: что происходит? Почему именно сейчас?

Синдеева: Я могу сопоставить некоторые факты,  которые за последнее время произошли, и сделать какой-то вывод. Активные действия, которые мы наблюдали, случились ровно после сюжета, который вышел у нас  в программе «И так далее» про дачи высокопоставленных единороссовских начальников – Володина, Неверова и так далее. Вы помните, наверное, этот сюжет.

Дзядко: Я просто напомню нашим зрителям, что речь идет о сюжете в программе «И так далее», который делал, если мне не изменяет память, Роман Баданин. Сюжет на основе расследования Алексея Навального про дачный поселок «Сосны».

Таратута: И там была вскрыта целая дачная группа довольно отличимых людей. Речь шла о некоторых депутатах, о сотрудниках администрации президента. Но самое интересные для нас в этом смысле люди – это замглавы администрации Вячеслав Володин и крупный функционер в «Единой России» Сергей Неверов. И вот наша съемочная группа (совершенно естественно – есть информповод) поехала посмотреть, что же там за дачи такие. И начала их снимать по следам расследования Алексея Навального, не веря ему на слово.

Дзядко: Дачи – дальше что?

Синдеева: Что мы наблюдали дальше? Тут же, вы помните, было заявление Неверова, запросы в прокуратуру проверить ДОЖДЬ. Начали связывать нас с Алексеем Кудриным, откуда деньги, тоже можете напомнить зрителям.

Дзядко: Суть в том, что Сергей Неверов впервые об этом говорил в эфире радиостанции «Эхо Москвы» (был эфир, посвященный дачам), однако господин Неверов стал говорить про телеканал ДОЖДЬ. И стал говорить о том, что по его данным, по его предположениям (эти предположения затем Алексеем Кудриным были опровергнуты), телеканал ДОЖДЬ финансируется на те средства, которые государством были выделены банку «КИТ-Финанс» в 2008 году.

Синдеева: После чего Кудрин тут же опроверг все эти данные и представил все цифры. Это был первый яркий сигнал – после той публикации у нас. Второй был момент – вы тоже, наверное, помните – когда вдруг все журналисты, которые  обычно участвуют в таких кампаниях, от Сергея Минаева, Владимира Соловьева до рядовых околокремлевских блогеров, вытащили скриншот с нашего сайта, где была фотография Доку Умарова со словами: «Телеканал ДОЖДЬ дает слово террористам». Тогда это никто не подхватил, и это, конечно, был полный бред, потому что этот материал был месяца четыре-пять назад, в этом материале не было никаких слов Доку Умарова, это был наш репортаж и наш сюжет, в котором в качестве иллюстрации стояла фотография Доку Умарова. И понятно, что это была полнейшая очередная глупость. Но тогда это все не полетело. И тут эта ситуация – это отличный идеологический повод, потому что никто не планировал закрывать телеканал ДОЖДЬ, несмотря на то, что мы давно являемся какой-то костью в горле, но, так или иначе, таких активных действий не было, потому что нужно было найти за что. И вот мы сами как бы такой повод предоставили. Я, наверное, связываю – по каким-то косвенным фактам, которые там были из разных кулуарных источников (нам объясняли, рассказывали про совещание в администрации, про то, в какой момент и когда были даны команды «фас») – я думаю, что начались эти все активные действия тогда. И та ситуация, которая там возникла с нашим вопросом – конечно, это все дало им невероятно благостный повод для такого идеологического серьезного наезда на телеканал ДОЖДЬ. Я, к слову, хотела бы сейчас извиниться перед теми людьми, которых тот вопрос оскорбил,  и даже внутри телеканала были люди – мы много об этом говорили – которых задел этот вопрос. Эмоционально я понимаю, почему для многих людей это оказалось очень острым. У нас здесь сотрудники есть, которые из Питера. Для нас, для питерцев, это очень болезненная тема, наверное, надо было аккуратнее формулировать вопрос. Но вы знаете, как это происходит, когда это прямой эфир. Во время прямого эфира, во время программы «Дилетанты», ведущий формулирует этот вопрос. Редактор в это время сидит и этот вопрос публикует. Конечно, нужно было проявить больше, наверное, корректности и сформулировать его точнее, но это не значит, что нельзя было поднимать этот вопрос. Тем более, что этот вопрос обсуждался  в эфире государственного канала «Культура», в эфире питерского канала «100», это обсуждалось на сайте «Дилетант.ру», на сайте «Эха Москвы». Это вопрос, который, наверное, людей беспокоит, поэтому он и возник.

Таратута: Как впрочем, и расследование по дачному поселку Алексея Навального.

Синдеева: Перед людьми, которых это действительно задело, мы как телеканал извиняемся, и мы извинились сразу, и сняли этот вопрос, и очень быстро отреагировали. Сейчас от меня все требуют крови: «Почему вы не уволили сотрудников?» У меня здесь четкая позиция. Во-первых, за ошибки, которые происходят во время работы, не увольняют. Если это десятая ошибка, тогда это профнепригодность. Здесь ошибка, и редакторская группа вся, и все ведущие провели внутреннюю работу, проанализировали, но увольнять сотрудника за то, что он ошибся в угоду людям, которые жаждут крови, — это как бы сдать своих. Что мне скажут мои другие сотрудники, и как они будут ко мне после этого относиться? Конечно, если бы сотрудник высказал свою позицию – фашистскую, гомофобскую – которую точно не разделяет телеканал ДОЖДЬ, за это по этическим соображениям можно увольнять. Я бы, наверное, так поступила. Но в этой ситуации, конечно, принеся свои извинения, мы не будем делать эти публичные жертвы.

Таратута: Я бы хотела спросить, зацепившись за ваши слова, про кулуарные разговоры. Вчера еще, по крайней мере, пишет газета «Ведомости», и сотрудники «НТВ-Плюс» (топ-менеджмент), и другие источники в разных компаниях, которые сегодня расторгли с нами договоры, они говорили, что ничего такого они делать не собираются. Однако же сегодня буквально уже приступили к такому недружественному отключению. Это может быть случайностью?

Дзядко: Прошу прощения, я на одно сообщение обращу внимание, что телекомпания «НТВ-Плюс» выпустила пресс-релиз, он размещен на сайте компании: «Затронутая телеканалом ДОЖДЬ тема блокады Ленинграда наносит вред репутации «НТВ-Плюс» как агрегатора пакетов телеканалов и может негативно сказаться на продвижении продуктов «НТВ-Плюс». Мнение общества для нас, — сообщает «НТВ-Плюс», — является не менее значимым фактором, чем законодательство о СМИ».

Синдеева: Только конфиденциально без, условно, публикации все представители этих операторов нам сегодня сказали, что всем поступило распоряжение под разными причинами – найти любую причину: техническую, коммерческую, идеологическую, договорную – расторгнуть договоры. И все, кто выключил, нам вне публичного заявления это подтвердили.

Дзядко: Эти операторы вещали и продолжают нас вещать не по доброй воле. Это некие отношения в результате бумажного оборота. Есть эти контракты, договоры. Предусмотрены ли какие-то санкции операторам?

Синдеева: Да, сейчас юристы работают над этим, наверняка в договорах есть санкции, есть штрафные выплаты, завтра мы с юристами встречаемся с утра и думаем, что делать. Но мы же прекрасно понимаем, что вопрос лежит не в юридической плоскости.

Таратута: А в политической.

Синдеева: Да, в политической. Поэтому сейчас я хочу обратиться только к нашим зрителям, что мы очень на вас рассчитываем. Потому что единственные, кто может нас вытащить и поддержать – это вы. И вы можете повлиять, в том числе, на операторов. Потому что если большое количество звонков, писем поступает или идет отток зрителей, то операторы все равно занимаются бизнесом, какой бы не было установки, какого бы не было распоряжения и так далее. Рано или поздно все начинают считать деньги, и когда от тебя зритель уходит и переходит к другому оператору, это все отражается на бюджете, бизнес-планах и так далее. Поэтому подписывайтесь на  нас в интернете, на нас открыта подписка. Продолжайте нас смотреть, мы до сих пор вещаем в сети «Билайн ТВ», мы есть в «Триколоре ТВ». Вся надежда на вас.

Дзядко: Мы есть в кабельных региональных сетях.

Синдеева: Да, их очень много, они мелкие, поэтому не всем легко так позвонить.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Как дети богатых родителей помогли появиться статье за «опасное вождение»
Уроки воспитания от самых богатых людей мира. Детям деньги не нужны
Пять лучших фильмов Каннского фестиваля. Выбор Дениса Катаева
Искусство «культурного» развода. Четыре совета от женщин и один от мужчины.
Как отличается зарплата мужчин и женщин в России, Англии и США. Советы женщинам, как добиться более высокой оплаты труда
Самые громкие скандалы с гимнами. Наш рейтинг
100 лет со дня гибели российской подлодки «Сом» в водах Швеции. Правнуки командира приняли участие в памятной церемонии
Семь вопросов к рэперу Басте
Обмен Савченко на «бойцов ГРУ». Хроника событий за три минуты
Куда из России «утекают мозги»?
«Все ненавидят полицию». Как французы сражаются с трудовой реформой
Крушение самолета EgyptAir. Все факты за две минуты
Какой бизнес контролируют мигранты, кроме похоронного
Как Instagram манипулирует женщинами. Версия Ирана
Крымские татары — везде чужие? История притеснений от 1944 до 2016
Четыре драки на спортивных соревнованиях. Самые громкие скандалы последних лет
Пять историй нападений казаков. Как они «охраняют порядок на своей земле»
Олег Кулик и Петр Павленский обсуждают политическое искусство. Видео из зала суда
Зачем российские миллиардеры продают свои яхты
«Евровидение»: плагиат или цитирование? Главные итоги конкурса. Все что надо знать о «Евровидении» в этом году
Тульский «чрезвычайный рэп», слон в фонтане и никакой «Обамки». Новости регионов
Как сожгли дом Рамазана Джалалдинова, бросившего вызов Кадырову. Вся история за минуту
Российские журналисты о разгроме РБК. Лучшие цитаты из нашего спецэфира
Хронология скандалов в РБК за две минуты. От обысков в главном офисе ОНЭКСИМ до увольнений руководства холдинга
Из партизан — в президенты Бразилии. Политическая карьера Дилмы Русеф
Сверхбыстрый поезд от Илона Маска против тепловоза с ракетным комплексом. Будущее технологий в Америке и России
Власть против Монстрации: самые яркие моменты
Парад Победы стоил 300 миллионов. На что их потратили?
Болотное дело четыре года спустя. Как разгоняли протест оппозиции, и сколько людей всё еще в тюрьме
Что случилось за майские праздники. Главные новости
За что российского пилота «Формулы-1» Даниила Квята отчислили из команды «Ред Булл»
От скандала с офшорами до запрета меджлиса. Главные новости апреля
День дождения глазами подписчиков
Сын миллиардера или выходец из семьи иммигрантов. Кто станет новым мэром Лондона?
Семь заповедей Петра Павленского
Неудачные кадры военной операции ИГ
Воркута ждет. Зачем ехать в отпуск в русскую Арктику
Нештатные ситуации в прямом эфире
Шесть правил жизни Бейонсе
Самая короткая история космодрома «Восточный». Во сколько обошлось его строительство, из-за чего переносили первый запуск ракеты, и почему он так и не состоялся
Как Сталин вернулся в нашу жизнь и даже в политику
Как православный активист подрался с лидером блэк-метал группы. «Мы сделали все, чтобы это шоу уродов не состоялось»
Татьяна Москалькова: что мы знаем о новом уполномоченном по правам человека
Как в Америке борются с пережитками рабовладения, пока в России возводят памятники Сталину
Как мэрия украсила Москву к весне на 190 миллионов
Эмоции на Дожде. Самое смешное за шесть лет
Оговорки и неполадки в эфире Дождя. Самое смешное за шесть лет
Как пережить кризис? Советы Александра Аузана
Что будет, если людям начнут выплачивать деньги просто так. Опыт Намбии, Голландии, и Финляндии
Квача — самое выгодное вложение 2016 года
Переписка Владимира Путина и россиян. Главное из «Прямой линии» с президентом
Киберпреступность — угроза для человечества?
Пять стратегий из «Монополии», необходимых в реальной жизни
Уполномоченный по защите животных. Кто мог бы им стать?
Лучшие вопросы Путину 2016
Четыре совета для тех, кто хочет переехать за границу
На сколько миллионов выросли доходы Путина, Медведева, Володина и других в 2015. И что произошло с заработком обычных россиян
Ограничить интернет, проверить молодежь, ввести идеологию. Как Бастрыкин пресекает попытки Запада раскачать ситуацию в России
Ограничить интернет, проверить молодежь, ввести идеологию. Как Бастрыкин пресекает попытки Запада раскачать ситуацию в России
Видеоблогер собрала начала и концовки сериалов и фильмов
Сколько ошибок в расследовании «России 1» о Навальном
Кто такие Бут и Ярошенко, на которых могут обменять Савченко
«Бред», «ничего нового» и другие реакции на Panama papers
«Бред», «ничего нового» и другие реакции на Panama papers
История столкновений в Нагорном Карабахе за минуту
«Вброс» против Путина: что это было
Как бегать правильно. Три совета от чемпиона мира Колина Рэя Джексона
От отставки Чурова до «компроматов» на Путина. Главные итоги марта
Скоро на Дожде. Документальный фильм о Сергее Михалке и группе Brutto
Эльфы и тролли против кризиса. Как они спасли экономику Исландии
Пользователи «Твиттера» проверили, можно ли упасть на банановой кожуре
У кого из друзей Путина журналисты нашли панамские офшоры
Что представляет из себя секта «Аум Сенрикё». И почему её основатель делал ставку на Россию
Как стать успешным? Шесть правил для лидеров
Скоро на Дожде фильм о Сергее Михалке и группе Brutto. Видео с репетиционной базы
Статистика российских судов за 2015 год. Скольких людей осудили, приговорили к пожизненному заключению и скольких оправдали
Восемь вопросов владельцу Московского кредитного банка Роману Авдееву
Где хотят работать россияне
Не сообщил о готовящемся преступлении — в тюрьму
Сколько музыкальных инструментов можно купить на $2 млрд.
На что хватит $2 млрд
В каких странах еще существует Нацгвардия. И что она там из себя представляет
Три анекдота от Юрия Лозы
Как ремонтируют дороги в разных городах России
Музеи, которые нужно обязательно посетить. Выбор режиссера Кирилла Серебренникова
Юрий Лоза против Led Zeppelin и Rolling stones. Как отреагировали в соцсетях
Особенности национального трудоголизма
Зачем государству война в телевизоре, и есть ли предел у пропаганды. Выводы доклада Центра Карнеги «Хотят ли русские войны» за полторы минуты
«Выживший»: человек, который пережил три теракта
Почему визит Обамы на Кубу — это действительно важно
История противостояния экс-владельцев ЮКОСа и российских властей
Все, что известно о терактах в Брюсселе за полторы минуты
Дебаты Навального и Познера. Самое интересное за минуту
Как выносили приговор Надежде Савченко
О крушении «Боинга» в Ростове-на-Дону — за минуту
Познер и Навальный играют в «Пойми меня»
Что случилось в Минкульте. И придут ли теперь за Мединским
13 вопросов бизнесмену и певцу Эмину Агаларову
Дебаты Мовчана и Титова. Самое важное за минуту
Уникальные фото питерского рок-клуба
Как женщин вербуют в ИГИЛ и сколько им платят
Чернобыль и Фукусима. Как правительства замалчивают реальную угрозу
Жив Джон Сноу или нет? Вгляделись в трейлер «Игры Престолов» повнимательнее
11 советов для успеха в бизнесе от Дональда Трампа. «Думайте о себе как о выдающемся мыслителе»
Полицейские-бомжи, блины на лопатах, 1993 возвращается. Breaking Mad с Владимиром Роменским
Итоги операции России в Сирии за полторы минуты
Дома без крыш и воды. Как живет город в Карелии в 100 км от финской границы
Роменский и шоколадная ярмарка
Российские спортсмены и мельдоний. Вся история последних допинговых скандалов за минуту
Любимый алкоголь и самая странная привычка Валерия Сюткина
Сколько стоили советские товары в пересчете на современные деньги
«Лежать на дне — это не развитие». Шесть вопросов Наталье Зубаревич
Энциклопедия цензуры на федеральных каналах. Краткое содержание
Чему можно научиться и куда устроиться в кризис
Во что вложить 4 млн рублей и другие ответы Сергея Алексашенко
Главные нестыковки в деле Савченко
Короткий месяц, но насыщенный. Главные новости февраля
Сколько людей погибает в шахтах в России
Скоро. Первый документальный фильм про Сергея Михалка и Brutto
11 вопросов новому лидеру «Правого дела»
Испытание российской модой. Как Владимир Роменский приоделся на выставке текстильной промышленности
Как беженцы стали главной темой Берлинале
Как не сесть за репост. Полезная памятка
Взрыв в Анкаре. Самое важное за полторы минуты
Известные экономисты дают советы правительству
Почему Медведев не увидел нового стадиона в Калининграде
Надводный трамвай как альтернатива метро
«Короли госзаказа» — самые родные, таинственные и всеядные
Кому достанется «Домодедово» после дела Каменщика?
Пять вопросов участникам «Квартета И»
Как в Москве сносят исторические здания
История «лайка» за минуту
В чем копить, о чем читать и что делать. Девять вопросов к Гонтмахеру
Испытание российской едой. Завтрак по-репортерски Владимира Роменского
10 каверов на песню Дэвида Боуи Space Oddity
Инструкция. Как жить с кредитами
«Пойми меня» с Юрием Сапрыкиным и Александром Липницким
Снос города из трущоб около МГУ
Быть или не быть новому правительству?
Пять причин стать волонтером
«Сегодня снесли киоски, а завтра снесут вашу квартиру». Как Григорий Ревзин, Антон Носик, Елена Памфилова и другие в соцсетях отреагировали на снос ларьков
«Богатые русские дети» в инстаграме
Три главные цитаты дня
17-летняя звезда рунета певица Монеточка отвечает на вопросы Дождя. «Папа говорит, что Крым не наш, я говорю, что наш»
Как мы беднеем. Помогаем пережить кризис вместе с Рейчел и Лебовски
14 вопросов Александру Васильеву
Белковский на Дожде. Лучшее
Лучшие сериалы «Амедиатеки» на Дожде
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Самое важное
«Давления на бизнес нет, есть глупость чиновников». Владелец «Рецептов бабушки Агафьи» и Natura Siberica о планах сделать «украинскую бабушку»
«Дождь — он один. Все остальное — одна большая туча». Познер и Билан в гостях у Синдеевой. Открытие марафона #выберидождь на крыше Дождя
«Зажигаем. Хотя тут уже жарко». Концерт Димы Билана на крыше Дождя. Песни, которым подпевал из окон весь район
Кто не подаёт руки ведущим #ВечерняЯХиллари? Нерукопожатные: жизнь в кольце врагов
«Прохлада в духоте». Наши первые подписчики рассказали, почему выбрали Дождь. Встреча с Натальей Синдеевой на марафоне #выберидождь
Вера Полозкова снова на Дожде: пять лет спустя. Пронзительные стихи под музыку
Лобков на встрече с Савченко, «Здоровая нация» на Хованском и новая версия «В Питере — пить». Итоги недели с Ксенией Собчак и Павлом Лобковым
Как на российском телевидении начали говорить про секс. Интервью с телеведущей Еленой Хангой о том, почему «Про это» смотрели все, но никто не признавался
«Ислам ― религия доброты и заботы независимо от того, какой ты веры». Интервью с подписчиком Дождя Риммой Бикмухаметовой. Эксперимент в программе «Синдеева»
«Ленинградское шоссе»: магистраль как символ нового мира. 1933 год в повести Ивана Катаева, которого не спас даже Максим Горький
Кашин и поиск справедливости. Украинцы в российских тюрьмах, переназначение Чайки и тайна Горбачева
Как они там держатся, и что они там курят? Самая смелая и веселая программа об экономике на российском ТВ
Баста: «Слава, наркотики, деньги. То, что я пережил, мне хватит на 200 лет». Василий Вакуленко о том, зачем ему бизнес, нужно ли идти на компромиссы и о желании быть Полом Маккартни