«Наша задача - показывать, где ложь». Главред «Громадське ТВ» о создании общественного телевидения в Украине

Здесь и сейчас
2 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Украина тоже задумалась о создании общественного телевидения. Накануне глава правительства Арсений Яценюк заявил о планах его создания. 

По словам Яценюка, новый телеканал «нужен для поднятия духа людей, концентрации энергии и уверенности каждого украинца в победе». Яценюк назвал нынешнее государственное телевидение Украины «заскорузлой формой». А вот новый телеканал будет качественным и станет говорить правду.

Подробнее об этом в эфире «Дождя» рассказал главный редактор Громадьске ТВ Мустафа Найем.

Макеева: Как вы отреагировали на эти известия, на эти заявления Арсения Яценюка особенно в части: «Новый телеканал будет качественным и станет говорить правду»? Разве в Украине есть недостаток: а) телеканалов; б) разве не является «Громадьске ТВ» по сути общественным телевидением?

Найем: Во-первых, нужно различать. Дело в том, что в правильной форме общественное телевидение должно обеспечиваться за счет специального налога от граждан. «Громадьске ТВ» в данный момент обеспечивается за счет того, что мы существуем за счет краудфандинга. Нам присылают, как и «Дождю», деньги наши зрители, это не на государственном уровне, а прямые перечисления. Это не налог, не все обязаны это делать, как это положено в Германии и Британии.

Что касается того, говорить правду или не говорить правду, Арсений Петрович, как и многие граждане Украины, знает и был свидетелем, что происходило с государственными каналами до этого. Нынешний государственный канал, тот, который должен стать общественным, он обеспечивается за счет государственного бюджета. То есть это прямая зависимость нынешнего государственного канала, самого большого Первого национального от кабинета министров и от решения чиновников. Соответственно, быть убежденным, что они все время говорят правду и не используются как рупор пропаганды или инструмент манипуляции общественного мнения со стороны государства, такой уверенности нет ни у кого.

Я так понимаю, что тот канал, о котором говорит Арсений Петрович, и то будущее, которое он описывает, имеется в виду телеканал, который будет существовать не за счет государственного бюджета, он не будет зависеть от бюджета. Им будет управлять наблюдательный совет, в который войдут представители разных общественных организаций, разных организаций в принципе в стране, возможно, в том числе и политических. Форма управления – это самое ключевое, это самое важное, это то, что позволит обеспечить независимость канала в управлении и в редакционной политике от государства.

Макеева: А вы не считаете, что не стоит создавать новое абсолютно с нуля, если есть уже то же «Громадьске», мог бы этот канал переформатироваться и стать тем общественным телеканалом, независимым и свободным, о котором говорит Арсений Яценюк?

Найем: Дело в том, что это немного разные вещи. Из того, что я понимаю, что я знаю, тот государственный канал, который есть большой, на его базе будет создано то общественное телевидение, о котором мы говорим, именно общественное телевидение. И для этого нужно его реорганизовать, это не создание нового. Плюс параллельно планируется создавать новый канал, который будет заниматься на внешнем поле контрпропагандой. Возможно, речь идет об этом канале, о чем Арсений Петрович говорил.

А что касается «Громадьске ТВ», это опять же чуть-чуть другое, у нас коллектив создавался совсем под другие цели. Мы, очевидно, будем вливаться в эту структуру, очевидно, будем как-то поддерживать. Но говорить, что «Громадьске ТВ» полностью перерастет и станет общественным телевидением, и это будет одно целое, нельзя сказать. Это разная идея, разная идеология. Но мы поддерживаем создание общественного телевидения и создание структуры, которая будет оплачиваться за счет телезрителей и налогоплательщиков.

Макеева: Прозвучало из ваших уст слово «контрпропаганда». Вот еще фрагмент заявления Яценюка: «Когда информационная война имеет гораздо более сильное влияние как внутри Украины, так и снаружи, когда на белое восточные соседи говорят черное». В этой связи вопрос. Должно ли вообще телевидение, да и в принципе СМИ, заниматься пропагандой и контрпропагандой? Это тема сейчас популярна и для России в контексте событий Украины, как вы хорошо знаете. Что касается телеканала «Дождь», мы сражаемся за то, чтобы не быть пропагандой, ни контрпропагандой, а иметь возможность освещать события. Как вы смотрите на это, и как смотрят на это ваши коллеги?

Найем: Дело в том, что мы чуть-чуть в разных ситуациях находимся, я общался и с Михаилом Зыгарем, главным редактором «Дождя», и с вашими коллегами другими с «Дождя». Разница в том, что в вашей ситуации вам просто не надо участвовать в пропаганде, и этого достаточно. Мы находимся в ситуации, когда информация, которая издается многими СМИ, я не говорю про «Дождь», я говорю про другие, вы знаете о них, она искажена просто по сути. В этой ситуации контрпропаганда, конечно, разные люди по-разному воспринимают, наверняка и у нас есть люди, которые считают, что нужно в ответ врать или нивелировать ложь ложью. Мне кажется, что большинство украинских журналистов так не считает.

Наша задача – показывать там, где есть ложь. Условно говоря, если нам показывают кадры войны в Чечне и рассказывают, что это происходит в Донецке, то сказать, что это не так, это есть контрпропаганда, но это не есть ложь. Поэтому в этом смысле мы как СМИ должны работать. Это очень важная история, потому что сейчас сочень много появляется новостей, которые, допустим, LifeNews делает, телеканал «Россия», они транслируются на восточной части страны, а реальную картину люди не знают.

Наша задача рассказать: «Ребята, это не так, этот человек, который представляется здесь пострадавшим, а здесь нападавшим, это актер, потому что он есть в Донецке, в Харькове, в Крыму. Вот правда, а выводы делайте сами». Это не контрпропаганда в том смысле, что мы пытаемся врать в обмен на ложь. Это просто разъяснение той информации, которую мы получаем, и которая не всегда есть качественная. 

Макеева: Финансировать телеканал будет из госбюджета, так сказал, по крайней мере, Арсений Яценюк, вы дали некоторое разъяснение к этому, тем не менее. Допустим, этот телеканал качественно и правдиво вещает, но при этом как жители востока Украины будут получать эту информацию? Они уже получают эту информацию, судя по тому, что вы рассказываете, имеют возможность создать собственное впечатление? Что решит появление такого телеканала именно для нынешней ситуации? Или, возможно, речь идет о событиях каких-то очень отдаленных, когда, как хочется надеяться, ситуация успокоится?

Найем: Действительно надо понимать, что заявление Арсения Яценюка и вообще все, что происходит в медиа в Украине сейчас, не завязано только на войне. Потому что общественное телевидение продвигалось общественными организациями очень давно, в том числе, журналистами теми, которые создавали «Громадьске ТВ». Поэтому это идея на перспективу. Я уверен, что война закончится.

Идея создания независимого, общественного канала, который не будет зависеть от государства, это лежит в основе всего, что делается. Да, есть попытки делать контрпропаганду, но на данный момент я думаю, что речь идет о том, чтобы в Украине создавалась стабильная база для общественного телевидения, которое не будет зависеть от государства, независимо от того, кто придет к власти.

Что касается восточных регионов, там очень большая проблема с тем, что ретрансляторы, украинские ретрансляторы, просто выключены или просто переключены на российские телеканалы. И это зависит всего лишь от контроля над территорией. Как только войска занимают какие-то места, я просто сам был недавно, сегодня только приехал, как только они занимают, то возможность включить, вернуть украинские каналы – это очень просто делается на техническом уровне.

То, что в некоторых районах вообще абсолютно отсутствует всякое медиа, например, на территории Славянска вообще нет радио, это самый простой способ доступа к информации, его вообще нет. Есть только одно радио «Краматорск», в котором выступают лидеры самопровозглашенных республик. Где они дают это интервью, непонятно, но это круглые сутки идет, и больше ничего нет – ни российских, ни украинских радиостанций. Телеканалы включаются только российские, потому что украинские выключены. То есть это вопрос технический. После того, как эта территория будет контролироваться украинской стороной, я думаю, можно вернуть украинские каналы и объяснить, нет проблемы.

Самое важное, что украинских каналов столько много, столько разных мнений, что сказать, что это будет единая волна антизомбирования или контрзомбирования со стороны украинских каналов – нет. Потому что есть разные каналы, с разной степенью критики государства и власти. Я думаю, что Донецк и Донбасс, как и раньше, получали информацию, допустим, с телеканала «Украина», который принадлежит Ринату Ахметову. Я не думаю, что этот канал будет активно поддерживать киевскую власть, но, очевидно, что там не будет совсем махровой лжи, когда рассказывают про бредни и сказки, я даже не буду повторять. Я думаю, это уже пропадет. 

Фото: facebook.com/pages/Найем-Мустафа

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.