«Наш радикализм оправдан». Российский «Гринпис» ответил в прямом эфире главе кремлевской администрации, который обвинил их в «хамстве»

Здесь и сейчас
24 сентября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко
Теги:
Гринпис

Комментарии

Скрыть

Глава администрации президента Сергей Иванов на встрече с жителями города Курильска признался, что не уважает «Гринпис» из-за его «хамских, экстремистских методов». При этом сам, по его словам, природу любит и призывает при добыче полезных ископаемых крайне бережно относиться к природе. 

Правда ли, что «Гринпис» «хамская, экстремистская» организация узнали у Владимира Чупрова, руководителя энергетической программы «Гринпис России».

Дзядко: «Хамские экстремистские методы организации «Гринпис», об этом заявляет глава администрации президента. Что же за такие непростые отношения у «Гринпис» с Кремлем?

Чупров: Во-первых, не хотелось бы оправдываться и доказывать, что «Гринпис» - это не экстремистская организация и должна это каким-то образом доказывать. Я бы поставил вопрос по-другому. Конечно же, «Гринпис» - это не экстремистская организация, мы работаем в рамках правового поля, наша 20-летняя история работы в России это доказала. Нет ни одного случая, который бы доказывал это. Нас можно звать неуступчивыми, с нами нельзя договориться, потому что мы – независимая организация, и нас можно назвать радикальными. И этот радикализм – это то, что вызывает очень часто, что звучит со стороны господина Иванова, он на самом деле оправдан, особенно в такой стране, как наша.

Примеры очень простые. В свое время в 2008-2009 году российское руководство практически распустило лесную службу, в 2010 году случились катастрофические пожары, в которых гибли люди, которых никто не мог остановить, потому что никто к ним не был готов, а люди, которые тушили пожар, были попросту уволены и занимались совершенно другими вещами. «Гринпис» всегда выступал против этого радикально, открыто, одна из немногих организаций, которая это делает, благодаря чему наше мнение уважается и даже в Кремле, и даже в кремлевской администрации.

Буквально в прошлом году, такой факт, который господин Иванов просто не может не знать, он отвечал за «Большую двадцатку», которая проводилась в Санкт-Петербурге. Я лично отвечал в «Гринпис» за участие и проведение вещей, связанных с гражданской «двадцаткой», которую фактически курировал господин Иванов. Это признание – это самый доказывающий факт, что ни в коем случае наши действия не хамские, не экстремистские, к нам прислушиваются в Министерстве природных ресурсов, в кремлевской администрации, в Минэнерго. Лично я очень часто работаю в сотрудничестве с коллегами из аналитического центра при правительстве РФ. То есть на сегодня идет работа, в которой есть вещи, которыми обладает и владеет только «Гринпис», но из-за того, что мы независимые и с нами сложно договориться, мы пересекаемся с чьими-то клановыми олигархическими интересами.

Нефть, газ, лес – это простейший пример, который звучал в посыле господина Иванова, потому что это и Арктика, и акции против добычи нефти на арктическом шельфе. Но все это в рамках закона, в рамках защиты, как ни странно, национальных интересов, могу сказать с полной уверенностью, что на сегодня «Гринпис» больше, чем какой-то правительственный орган, защищает национальные интересы страны.

Пример: и это и лесная реформа, и катастрофический пожар, в котором гибли люди, против которого мы выступали, против лесной реформы, это и проекты по освоению Арктического шельфа, который, кстати, сдан американской компании Exxon, норвежской компании Statoil. Это компании, которые получили право бурения российских охраняемых природных территорий.

Кто выдавал эти разрешения, я могу как бы зеркально перефразировать господина  Иванова, хамское разрешение на строительство военной базы в заповеднике «Остров Врангель», который входит в список ЮНЕСКО, всемирного природного наследия? Кто организовал там на днях буквально военные учения, которые запрещены по статусу этой территории? Там не то что военным, там туристам нельзя быть. И когда мы начинаем выступать против таких проектов, там возникают чьи-то интересы. Мы их делаем публичными, это не может не вызывать ту реакцию, которую мы часто слышим со стороны представителей этих кланов, к сожалению.

Дзядко: Этот радикализм, о котором вы говорите, радикализм у «Гринпис» в России и радикализм у «Гринпис» в остальных странах мира, насколько он одинаков?

Чупров: Учитывая то уголовное законодательство, которое мы не переступали, которое есть на сегодня в РФ, оно не позволяет нам быть такими же радикальными, как в других странах. То, что делают наши коллеги в Великобритании, Штатах, в Испании, в Мексике, мы далеки от этого. Те акции, которые делают наши коллеги, это акции, которые останавливают танкера, поезда с углем, атомные станции. Это все в России сегодня практически невозможно, и, наверное, не нужно, потому что в стране очень своеобразная ситуация, чувствительная ситуация, поэтому мы на сегодня пытаемся работать более мягкими методами по убеждению лиц, принимающих решения, что нужно действовать по-другому. 

Фото: Greenpeace

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.