Начался снос незаконных строений в Парке Горького

Здесь и сейчас
20 апреля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В Парке имени Горького начали сносить деревянные павильоны и кафе. У легендарного места отдыха новый директор, который обещает глобальную реконструкцию. Начали с рекламных щитов и плакатов, многие из них появились стихийно, продолжили строениями, которые устарели и морально, и физически.

О том, что снесут, а что останется, поговорим с директором парка Сергеем Капковым.

Главный вопрос пока, который возникает – это действительно ли постройки незаконные, действительно ли не в порядке документация, потому что, как правило, в таких ситуациях владельцы предъявляют бумаги, где у них аренда на 50 лет вперед заключена.

Капков: У нас сейчас есть 43 постройки, у которых не то что нет документов, а владельцев нет. И вот мы начинаем их сносить. Это различные павильоны, набитые какой-то мебелью, каким-то мусором строительным. Вот мы начали с этого. У всех остальных, у кого были бумаги, это бумаги были с парком оформлены. Но так как эти бумаги не имеют юридической силы, мы их расторгли, а какие-то бумаги просто, как эти большинство арендаторов на территории парка работающих, должны в казну города Москву и парку Горького деньги на протяжении последних 2-3 лет, то эти договора мы тоже расторгли и подали на арендаторов в суд.

Казнин: Скажите, а вот когда вы начали сносить эти постройки, не объявились те, кому они принадлежат?

Капков: Часть людей объявилась, забрала свой хлам и даже сами забрали свои павильоны, палатки, наверное, переехали в другие парки.

Казнин: Вы говорите о 43 постройках.

Писпанен: Неужели все они закрыты?

Капков: На самом деле, их около 200. Но вот 43 – это у кого вообще нет ни одной бумаги.

Казнин: То есть сносить вы будете больше?

Капков: Да, мы будем сносить все.

Писпанен: А что касается исторических памятников, которые там есть?

Капков: Я скажу, что у нас исторические памятники не только 20 годов прошлого века, но и с 18 века тоже есть. У нас их около 20-ти. Конечно же, мы их не тронем. Больше того, это все памятники архитектуры, мы их обносим заборами, какие-то работают памятники – это и библиотека 1790 года. Так что, конечно же, они не пострадают. Наоборот, у нас к части памятников были пристроены кафе. Вот мы их тоже сносим.

Казнин: Когда заработает уже обновленный парк, будет входная плата? И какая?

Капков: Входная плата в парке не будет. Только на ряд праздников либо выходных, когда в парке будет большая концертная программа, мы будем брать деньги как за концерт.

Казнин: Как вы обеспечите тогда безопасность? Ведь тогда в парк смогут пройти все, кто захочет. А вот именно так объясняли бывшие руководители парка плату за вход, что, мол, таким образом отсеиваются нежелательные элементы.

Капков: Парк ничем не отличается от просто общегородской территории. Поэтому безопасность на территории парка мы будем осуществлять так, как она осуществляется на улицах города Москвы – с помощью милиции и службы безопасности парка. Вот мы уже запретили въезд на территорию парка на автомобилях, что дало нам уже другое ощущение, что уже парк начинает быть похожим на парк, а не на улицу.

Казнин: Всем запретили? Или все-таки есть кто-то более привилегированный?

Капков: Есть 20 пропусков у хозяйственных служб на въезд на территорию парка. Сам я даже по территории парка хожу пешком. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.