На волне санкций. Дождь выяснил, как невыездные бизнесмены и чиновники могут все равно отдыхать на европейских курортах

Здесь и сейчас
18 августа 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Российские чиновники и бизнесмены, попавшие под санкции и потерявшие формальное право въезжать в Евросоюз и США, тем не менее, возможности фактического пребывания на территории стран ЕС не лишились. 

Собеседники Дождя рассказывают, что провести отпуск на Средиземном море тот же Геннадий Тимченко или Владимир Якунин могут, несмотря на свой статус персон нон грата.

Карина Орлова: собеседники Дождя в разговоре не под запись рассказали, что российские бизнесмены и чиновники, попавшие под санкции, все равно отдыхают в Европе на яхтах. А для выхода в акваторию Средиземного моря персоны нон грата используют морские порты Турции.

Старший партнер юридической компании «Инмарин» Виктория Жданова объяснила, что пересечение границы государства происходит с момента вхождения в его территориальные воды – обычно это расстояние от 5 до 10 морских миль от берега. И формально попасть в страну ЕС без визы или лицам из черного списка невозможно. Единственный вариант – ходить на яхте в нейтральных водах, которые не регулируются международным правом.

О том, как на практике происходит пересечение границы европейских государств в их территориальных водах и как осуществляется пограничный паспортный контроль пассажиров яхты, Дождю рассказал бизнесмен Александр Лебедев.

Александр Лебедев, бизнесмен: Капитаны заранее какие-то клиренсы получают, ну то есть в Средиземном море, безусловно, налажено. Какие-то заявки пишутся и все. Бумажная просто процедура. В порту могут проверить. Все равно на ночь-то заходят куда- то в акваторию - либо в порт, либо близко к порту. Потому что так в открытом море никто не стоит, ты там якорь не бросишь, серьезные волнения могут быть. Все равно они идут, а потом приходят куда-то ближе к берегу, и это чья-то юрисдикция всегда. Поэтому паспорта, я помню, куда-то относят, где-то их там штампуют, иногда приходит какая-то специальная морская полиция на борт. Ну, так я помню, когда что-то фрахтовал когда-то. Достаточно налаженная процедура, поскольку лодок большое количество.

Для того чтобы выйти в территориальные воды другого государства, капитан яхты заранее подает в пограничную службу принимающего государства судовую роль – это набор документов, в котором указываются параметры судна, количество и данные находящихся на нем людей, а также предполагаемый маршрут. Который, впрочем, может быть весьма условным – с начальной и конечной точкой путешествия плюс промежуточным пунктом.  В момент пересечения государственной границы в территориальных водах, капитан судна сообщает в пограничную службу о том, что его судно зашло в акваторию данной страны. Нужно отметить, что у стран с неширокой прибрежной зоной обычно маршруты для прохождения частных судов четко определены и все суда двигаются строго в этих рамках. А выход за их пределы грозит проблемами с полицией. Причем в районе пролива Ламанш, например, таможенная морская полиция действует даже за пределами территориальных вод Великобритании, но впрочем, в других странах контроль менее жесткий. И вообще, опрошенные Дождем собеседники говорят о том, что отношение к яхтам во всем мире очень лояльное и никаких бюрократических проволочек нет.

Дождю удалось поговорить с яхтенным капитаном, который большую часть времени ходит как раз между Турцией и Грецией – эти две страны разделяет Эгейское море. И по его словам, в Греции некоторое количество островов, которые с удовольствием принимают обеспеченных гостей из Турции, не проверяя документы и визы. И в данном случае важна личность капитана – если он часто ходит на яхте и его знают, то проблем с посещением Греции не возникнет.

Таким образом, есть, по крайней мере, один способ, как отдохнуть на европейском средиземноморье, если ты попал под санкции. Но российскому человеку с деньгами и статусом все же более привычен Лазурный берег или, на худой конец, итальянская Сардиния или испанская Марбелье. Что ж, здесь все несколько сложнее, чем с греческими островами, но все равно не так сложно. Если яхта известна – то есть регулярно ходит в водах той или иной страны, или если капитан зафрактованной яхты известен прибрежным властям, то процедура прохождения паспортного контроля происходит так, как описал ее Александр Лебедев,  капитан судна выносит береговой службе паспорта всех пассажиров и членов экипажа яхты, процедура занимает минут 10, на борт никто не поднимается. Опять же, потому что к яхтам и их владельцам отношение лояльное. Вот и еще один вариант, хотя и несколько рискованный, как отдохнуть на лучших курортах Средиземноморья, находясь под санкциями.

И, наконец, можно и вовсе не сходить на берег – швартоваться где-то недалеко от суши, где можно встать на якорь. Если с лодкой и капитаном все в порядке, то можно просто уведомить береговую охрану о вхождении в территориальные воды страны. Ну а размеры и конфигурация современных яхт позволяет не покидать судно ради ночевки в отеле.

Дождю удалось поговорить и еще с одним яхтенным капитаном, который ходит в основном по странам Балтии и Скандинавии. И по его словам, там с проверкой документов все гораздо строже – то есть зайти в акваторию северной европейской страны и не пройти паспортный и таможенный контроль, практически невозможно. Так что если отдых на южных европейских курортах для тех, кто попал под санкции, еще возможен, то отправиться на яхте на уикенд в осенний Стокгольм, как любил делать Владислав Сурков (где его санкции и застали), уже вряд ли получится. 

Фото: АР

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.