На кладбище под Псковом напали на журналистов Дождя, РП, Фонтанки и «Новой»

Здесь и сейчас
26 августа 2014
51 197
28
Поделиться  
Слушать  
Другие выпуски
Отключить рекламу
Сообщить об ошибке

Отключение видеорекламы на месяц

В опцию входит:

  • отключение рекламы во всех архивных роликах перед проигрыванием, во время постановки на паузу и после проигрывания ролика
  • отключение дополнительных рекламных роликов в прямом эфире, за исключением эфирной рекламы

Опция позволит вам смотреть прямой эфир и архивные ролики на сайте, в мобильных приложениях, SmartTV-телевизорах, через приставки и другие устройства без рекламных вставок.

Если при просмотре видео у вас возникли проблемы, пожалуйста, укажите их

Другой вариант

Как сообщил по телефону корреспондент Дождя Владимир Роменский, на него было совершено нападение на кладбище в деревне Выбуты под Псковом.

По словам Роменского, когда он, а также корреспондент «Русской планеты» Илья Васюнин прибыли на кладбище в Выбутах, где накануне были похоронены десантники псковской дивизии, их уже ждали несколько машин.

Двое неизвестных стали забрасывать их машину камнями и попытались разбить стекла. Им удалось проколоть шины автомобиля.

Сами журналисты сейчас в безопасности, им удалось скрыться с кладбища. Сейчас они находятся в машине вместе с корреспондентами Фонтанки и Новой газеты. Однако они не исключают того, что их могут продолжать преследовать. Они планируют подать заявление в полицию.

Ранее сегодня они сообщали, что получали угрозы от неизвестных в черном, которые потребовали от них уехать в Москву «на первом же поезде».

Роменский: Сейчас мы вынуждены просто бежать с одного из кладбищ Пскова. На нас было совершено нападение. Именно на этом кладбище сегодня происходили захоронения, не исключено, что, в том числе, и десантников, эту картину наблюдали сегодня с утра несколько наших коллег-журналистов. Надо сказать, что тогда с этого кладбища их просто прогнали. После долгих оскорблений в адрес девушек их посадили в машину и отвезли в лес, где оставили.

Когда мы предприняли вторую попытку приехать на это кладбище, где есть свежие могилы, то мы увидели, что нас преследуют двое молодых людей. Сначала они начали забрасывать нашу машину камнями и ехать на опережение, чтобы ее остановить. Но после этого одному из них удалось нас подсечь, он сначала просто лежал на капоте, дожидаясь пока подбежит его товарищ. Тот начал штопором, или вещью похожей на него, прокалывать машине колеса. Я сейчас не могу даже сказать, в каком состоянии сейчас автомобиль, поскольку несколько раз он бил по дверям, руками по крыше. Пытался он выбить и одно из стекол, но, слава Богу, нам удалось унести ноги. Сейчас я не могу исключить даже того, что за нами нет преследования. Все время, что происходил этот инцидент, я снимал молодых людей на камеру, они это видели и активно прятали лица.

Надо сказать, что с подобной ситуацией и я, и Илья, который работает здесь с самого утра, мы сталкиваемся не в первый раз. В предыдущий момент произошла такая ситуация, что мы пришли к дому одного из тех, кто погиб, не исключено, что на востоке Украины. Когда мы поднялись и попытались пообщаться с родственниками, они сказали, что никаких комментариев сейчас не готовы давать.

Позже к нам подошли двое неизвестных крепких молодых людей, которые нас предупреждали больше здесь не появляться. Говорили о том, что мы задаем очень много ненужных вопросов, рекомендовали уехать в Москву на 6-часовом поезде и угрожали даже тем, что нас могут просто не найти, если мы не будем подчиняться их правилам.

Казнин: Володя, о каком кладбище идет речь?

Роменский: Вы, наверное, все видели те кадры, которые были отсняты сегодня мною на одном из кладбищ, которое находится в поселке Выбуты. Есть еще новое кладбище, там очень много новых могил. И найти, какие из них принадлежат, возможно, там людям, которые погибли на востоке Украины, было очень сложно.

Сейчас мы смогли доехать до близлежащей заправки, вышли из машины. Два колеса у нас пробито, царапины на самой машине. Чудом просто не выбыли стекло. Мы пытались во время этого инцидента вызвать полицию. Я не знаю, поехали ли дотуда сотрудники правоохранительных органов. Но вся ситуация была настолько стремительная, наверное, продолжалась не более нескольких минут, тем не менее, это достаточно страшно, когда двое крупных молодых людей со штопором пытаются разбить стекло в твоей машине, и когда ты угрозы слышал до этого.

Сами родственники практически ничего не говорят. Пытались связаться со многими из них, они отрицают даже факт того, что в их семье произошло какое-то горе. Те люди, которые беседовали не под запись, нам стало известно, что в документах, которые получают родственники, иногда указана совсем не та, возможно, причина смерти, которая является настоящей. У некоторых молодых людей было отмечено, что у них инфаркт, инсульт, хотя им еще и нет 30 лет. Как, при каких обстоятельствах, и где они погибли, в этом тоже есть определенная тайна. Это говорит о том, что родственникам не приходится рассчитывать на официальные компенсации со стороны Министрства обороны.

Но это слова источников, информация непроверенная. По всей видимости, какие-то переговоры с ними, возможно, Министерство обороны все-таки проводило, обещая им что-то и говоря, что они не должны общаться с прессой, они не должны раскрывать подробности. На них могло быть оказано какое-то давление, но опять же это пока только предположения. Сами родственники таких заявлений не делают, они от комментариев воздерживаются.

Казнин: Вы будете писать заявление в полицию и давать этому инцидент ход?

Роменский: Я думаю, что будем, потому что сейчас пострадал автомобиль, у нас пробито два колеса. Я не думаю, что мы сейчас в состоянии ехать. Неисключено, что за нами следила машина, поскольку, когда мы только приехали на само кладбище, мы видели, как одна или две машины заезжали вслед за нами. Когда же оттуда уезжали в определенной панике, и пытаясь как можно быстрее покинуть эту территорию, за нами также ехал автомобиль. Может быть, слежка продолжается до сих пор.

Казнин: Обязательно напишите заявление, зафиксируйте и повреждение автомобиля, и, судя по всему, у вас же есть видео нападения. Ведь в Пскове работают, наверное, и другие журналисты, я имею в виду приехавшие из Москвы или Петербурга, например. Известно ли, подвергались ли они нападениям и были ли угрозы?

Роменский: Мы как рас сейчас находимся в машине с коллегами, корреспондентами «Новой газеты» и «Фонтанки.Ру». Как раз с ними мы были на кладбище, когда произошел тот эпизод, о котором я рассказывал. Тогда их с кладбища просто выставили, после этого насильно посадили в машину и увезли в лес. Причем девушки говорили, что у них своя машина, на которой они туда добирались, что они могут уехать своим ходом. Однако те люди, которые не представлялись, просто вывезли в лес. Девушкам пришлось пешком возвращаться до своей машины, лишь потом они смогли уехать.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что за этим кладбищем, где похоронены десантники, возможно, по крайней мере, некоторые даты рождения и имена полностью совпадают с теми, что были обнаружены в списках. За этим кладбищем, по всей видимости, очень внимательно наблюдают. Те люди, которые на нас напали, они могли видеть лишь нашу машину. Мы успели даже из нее выйти и сделать какие- либо съемки на этой территории, однако на нас сразу было совершено нападение. Не узнав, чего мы хотим, эти люди сразу начали сначала машину подсекать, бросать в нее камни. Когда мы остановились, дабы не давить одного из этих людей, они начали порчу имущества. Я это расцениваю как угрозу в наш адрес, поскольку человек действительно ломился в машину и был настроен крайне агрессивно и решительно. 

Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Джейн Фонда: третий акт жизни
Боно: Хорошие новости о бедности (действительно хорошие)
Аполло Роббинс: Искусство отвлекать внимание
Джил Боулт Тейлор: Удивительный удар прозрения
Советы для свиданий от Шекспира — Энтони Джон Питерс
Трудности закаляют характер — Стивен Клаунч
Илон Маск. Человек, создавший Tesla, SpaceX, SolarCity...
Марк Ронсон: Как семплирование преобразило музыку
Описание кибервойны… в надежде предотвратить её — Даниэл Гэрри
Сможете решить известную задачу про мост?
Решите ли вы знаменитую задачу о шляпе заключённого? — Алекс Гендлер
Порох: от праздника до войны
Откуда взялось золото? — Дэвид Ланни
Три совета по обретению уверенности в себе
Есть ли у животных язык? — Мишель Бишоп
Как рождаются воспоминания и как мы их теряем — Кэтрин Янг
Джошуа Фор: Трюки памяти, на которые способен каждый
Эстер Перель: Секрет поддержания страсти в длительных отношениях
Рассел Фостер: Почему мы спим?
Джейми Оливер: Обучить каждого ребенка тому, что такое еда
Стивен Хокинг: Задавая вопросы о вселенной
Келли МакГонигал: Как превратить стресс в друга?
Моника Левински: Цена позора
Памела Мейер: Как распознать лжеца
Мэйсун Зайид: У меня 99 проблем... и церебральный паралич лишь одна из них
Джулиан Ассанж. Зачем миру WikiLeaks
Если бы мы обладали сверхспособностями: Бессмертие — Джой Лин
Ген рака, который есть у всех — Михаэль Виндельшпехт
Билл Гейтс о том, как мы можем менять вещи вокруг нас
Эндрю Соломон: Депрессия — наша общая тайна
Бенджамин Цандер: Сила классической музыки
Йоханн Хари: Всё, что вы знаете о наркозависимости, неправильно
Адора Свитак: Чему взрослые могут научиться у детей
Шон Ачор: Как счастье может помочь нам работать лучше?
Что придаёт ценность долларовой банкноте? — Дуг Левинсон
Омерзительный и смертоносный комар — Роуз Эвелет
Как сахар влияет на головной мозг — Николь Авина
Как простые идеи приводят к научным открытиям
Неожиданная математика на картине Ван Гога «Звёздная ночь» — Наталья Сент-Клер
Что делает татуировки долговременными? — Клаудия Агирре
Хелен Фишер: Почему мы любим и изменяем
Почему мы плачем? Три типа слёз — Алекс Гендлер
Арианна Хаффингтон: Как стать успешным? Высыпайтесь!
Что такое «Всемирная паутина»? — Твила Камп
Дэн Паллотта: Мы в корне неправильно думаем о благотворительности!
Аманда Палмер: Искусство просить
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Самое важное
Лобков на встрече с Савченко, «Здоровая нация» на Хованском и новая версия «В Питере — пить». Итоги недели с Ксенией Собчак и Павлом Лобковым
Как на российском телевидении начали говорить про секс. Интервью с телеведущей Еленой Хангой о том, почему «Про это» смотрели все, но никто не признавался
«Ислам ― религия доброты и заботы независимо от того, какой ты веры». Интервью с подписчиком Дождя Риммой Бикмухаметовой. Эксперимент в программе «Синдеева»
«Ленинградское шоссе»: магистраль как символ нового мира. 1933 год в повести Ивана Катаева, которого не спас даже Максим Горький
Все всех осуждают: соцсети — Медведева, россияне — Савченко, а Венедиктов — гендиректора «Эха». Итоги недели с Михаилом Фишманом
Кашин и поиск справедливости. Украинцы в российских тюрьмах, переназначение Чайки и тайна Горбачева
Конец эры офшоров. Что придет им на смену. Спор четырех юристов об уходе от налогов в Америке и России
Как они там держатся, и что они там курят? Самая смелая и веселая программа об экономике на российском ТВ
Баста: «Слава, наркотики, деньги. То, что я пережил, мне хватит на 200 лет». Василий Вакуленко о том, зачем ему бизнес, нужно ли идти на компромиссы и о желании быть Полом Маккартни