На Чистых прудах разгоняют туалеты

Здесь и сейчас
14 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
К памятнику Абаю Кунанбаеву стянули дополнительные силы полиции и автозаки. Участники бессрочных «народных гуляний» считают, что с минуты на минуту могут начаться задержания, и призывают всех приехать к лагерю. Корреспондент ДОЖДЯ Тимур Олевский рассказал о настроениях в лагере с места событий.

Олевский: Сейчас на Чистых прудах собралось уже довольно много полицейских, сейчас передо мной буквально 20 офицеров просто стоят и смотрят, а по краям Чистых прудов уже собираются автобусы ОМОНа, для этого сотрудники полиции заранее освободили парковку, несколько эвакуаторов работало здесь больше часа. Удивительно, что здесь также появились оперативники Центра по борьбе с экстремизмом, при этом они, почему-то, подъехали на автомобиле «скорой помощи». Их прекрасно узнали завсегдатаи лагеря «ОккупайАбай», некоторые из них с ними знакомы в лицо. При этом обстановка здесь довольно спокойная, кроме того, что здесь происходят какие-то странные вещи, например, совсем недавно один из офицеров попытался увезти туалеты, которые на свои деньги поставили те, кто здесь находится. «Разгон туалетов», так назвали это местные обитатели.

Некоторые депутаты и известные оппозиционеры, политические деятели так или иначе уже пообщались с сотрудниками полиции. Я сейчас попробую одного из них позвать в кадр. Это Илья Яшин, он только что общался с сотрудниками полиции.

О чем вы говорили с сотрудниками полиции?

Яшин: Мы задали им простой вопрос: зачем здесь столько сотрудников полиции, зачем здесь ОМОН? Не собираются ли нас разгонять? Со мной в переговоры вступил человек, представившийся начальником окружного УВД Центрального округа города Москвы по фамилии Пауков, который сказал, что не переживайте, никто вас разгонять не будет.

Но нервная атмосфера в лагере все равно сохраняется, потому что все эти автозаки, сотрудники полиции, офицеры – все это свидетельствует отнюдь не о мирных намерениях полицейских.

Олевский: Вы слышите, там уезжает автозак, люди встречают это событие аплодисментами. Чуть ранее местные жители, которые утверждают, что живут в окрестных домах, выходили на бульвары и рассказывали «Дождю» о том, что они совершенно недовольны тем, что здесь происходит.

Местная жительница: Эта биомасса нам просто уже надоела, я живу в доме напротив – невозможно выйти, пройтись. Это что? Это же не люди, я считаю, потому что нормальные люди вот так вот не высказывают свое мнение и не ведут так себя, понимаете? Это просто какая-то биомасса, которая пьет, ест и, я не буду говорить по-русски, просто гадит. 

Избиение участника «Марша миллионов» 6 мая не является превышением служебных полномочий. Сегодня прокуратура Москвы отменила постановление о возбуждении уголовного дела против сотрудника полиции. Расследование касалось облетевшего Интернет видеоролика, в котором видно, как ОМОНовец избивает человека. Прокуроры заявили, что «в ходе проверки законности решения о возбуждении уголовного дела установлено, что никакая беременная женщина насилию со стороны сотрудников полиции не подвергалась, а инцидент во время митинга произошел между сотрудником полиции и студентом по имени Николай».

Чуть раньше к генеральному прокурору обратился депутат Госдумы от «Единой России» Александр Хинштейн с просьбой проверить законность действий следователей, которые возбудили дело против неизвестного сотрудника полиции «без должных на то оснований».

Лагерь активистов на Чистых прудах и отмену возбуждения этого уголовного дела обсудили с самим Александром Хинштейном и одним из авторов законопроекта об увеличении штрафа за нарушения при проведении массовых акций, членом партии «Справедливая Россия» Игорем Зотовым. 

Фишман: Ну, хорошо, это оказался мужчина, а не женщина…

Писпанен: То есть, мужчину можно избивать?

Хинштейн: Избивать нельзя никого, ни мужчину, ни женщину, ни собаку, но есть такая вещь, она называется «уголовно-процессуальное законодательство», и совершенно четко УПК у нас определяет, что является основанием к возбуждению уголовного дела. Из того, что произошло, можно четко говорить о том, что при возбуждении дела следствием не было собрано достаточных на то оснований.

Как вообще происходит процедура возбуждения уголовного дела - так, как это записано в законе? Необходимо установить наличие признаков состава преступления, необходимо определить объективную и субъективную часть преступления, и после этого возбуждать. Потому что возбуждение дела – это уже крайняя стадия.

Из того, что случилось, мы можем четко констатировать, что: первое – не опрашивался ни потерпевший, первоначально была потерпевшая, ни потенциальный подозреваемый сотрудник ОМОНа, более того, он на настоящий момент даже не установлен.

Фишман: То есть, все претензии к следствию?

Хинштейн: Да, конечно. Хочу, чтобы вы меня правильно услышали, речь не идет о том, что кого-то можно бить, или можно бить мужчин и нельзя бить женщин, но есть, повторяю, УПК.

Фишман: То есть, следствие работает плохо?

Хинштейн: Да, следствие работает плохо. Если в постановлении о возбуждении дела было написано, что неустановленный сотрудник полиции избил неустановленную женщину, а затем выясняется, что речь идет о мужчине, конечно, такое постановление о возбуждении дела подлежит немедленной отмене.

Фишман: Если можно, я задам вопрос Игорю Зотову. Вы участвовали в написании законопроекта о повышении штрафа, то есть, исправить цифры так, чтобы штраф с 50-ти тысяч рублей поднимается до полутора миллионов?

Зотов: Было не 50, а 5 тысяч и 15 суток еще ареста. Чего я придерживался, подписывая и участвуя в написании данного закона? Как ни странно это звучит слово, и многие не любят его, я за стабильность. И в ваших роликах выступали люди старшего поколения, которым мешают эти митинги, эти демонстрации. Ведь за последние полгода «зеленая улица» дана оппозиции, им согласовывают маршруты движений, перекрывают дороги, мешают автомобилистам, открывают для них площади. Но если вы, я имею ввиду - оппозиционеры…

Писпанен: Вы так резко противопоставляете себя оппозиции…

Зотов: Я противопоставляю себя не оппозиции, а тем, кто нарушает законы, и те оппозиционеры, а их немного, которые увидев кинокамеры, фотокамеры, начинают сразу привлекать к себе внимание, и страдают жители, те, кто действительно с чистыми помыслами вышел на эти шествия либо демонстрации. Я против этого. Если ты нарушил – ответь по закону.

Фишман: Цифры теперь огромные. Таким образом, у нас выражение мнения, которое у нас проявляется в массовых демонстрациях, будет загнано куда-то под пол.

Зотов: Да ради Бога выражайте. Кто хочет, тот выражает. Одна партия выходит, вторая партия выходит, и третья партия. Это никакого запретительного барьера нет.

Фишман: Вы богатый.

Зотов: Не такой я богатый, чтобы нарушать законы. Дело в том, что если вы не нарушаете законодательство, пожалуйста, выражайте свое мнение. Ведь это было. Но 6 мая переполнило чашу терпения.

Фишман: То есть, хватит митинговать?

Зотов: Я этого не говорил, не надо перевирать. Если был согласованный с мэрией Москвы маршрут движения, но начали прорывать цепи ОМОНа, рваться к Кремлю – в те места, где проходил маршрут движения праздничного парада, репетиция парада была. Это недопустимо. Если у вас проложен маршрут, идите, выступайте, говорите, ведь столько выступлений было и против правительства.

Фишман: Там же не только изменения маршрутов касается, а того же превышения численности. То есть, за то, за что Путин платил штраф на Поклонной горе.

Писпанен: Обещал только. Пока еще не платил.

Зотов: Кстати, он отдал свою тысячу рублей.

Писпанен: Раньше тысяча, а сейчас как вы президента подставляете?! Ему придется полтора миллиона платить!

Зотов: Вы утрируете.

Хинштейн: Полтора миллиона ему не придется платить, несмотря на то, что я не разделяю идеологию этого закона, - это максимальная мера ответственности, как предлагает законопроект, она будет распространяться только на юридические лица, но никак не на физические.

Поэтому если завтра на митинг, собранный Владимиром Владимировичем, то ему придется заплатить не более 600 тысяч рублей.

Зотов: Но, опять же, если митинг 100 человек, а придет 2 тысячи человек, - это один вопрос. Если 100 тысяч пришло, а пришло 105 тысяч, поверьте, здесь тяжело будет сосчитать.

Писпанен: Помимо денежного штрафа будет увеличиваться количество проведения в СИЗО?

Зотов: Эти 15 суток планируется отменить, но висит такое понятие как обязательные работы – от 20 до 200 часов, не более 4-х часов в сутки в не рабочее и учебное время. То есть, если вы сломали лавочки, если вы, как в Астрахани, столбы освещения поломали, - извините, но вот вам время, 4 часа в день, обязательные работы, - восстановите то, что вы, извините, испортили.

Сегодня много вопросов про миллион на вытоптанную траву на Чистых прудах. Но ведь уже понимают, уже там активисты выступают: Мы скинемся, мы эту траву восстановим.

Писпанен: Но она стоит не миллион, а 10 тысяч.

Зотов: Я слушал, как Павел Лобков вел передачу, он тоже неправильно посчитал, 250 рублей – это квадратный метр рулонного газона, но его надо еще постелить.  


Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.