Наши солдаты. Сирия
Дождь рассказывает истории погибших российских военных

«Они очень переживают за матерей и за то, что про них говорят в России». Тимур Олевский об интервью с костромскими десантниками

Здесь и сейчас
29 августа 2014
Часть 1 (03:53)
Часть 2 (07:46)
Теги:
Украина

Комментарии

Скрыть

Тимур Олевский, единственный российский журналист, имеющий аккредитацию и в Донецке, и в Киеве, смог поговорить с задержанными костромскими десантниками, которые находятся сейчас в СИЗО в Киеве. Полная версия интервью.

Олевский: К вам относятся – как к пленным, как к арестованным?

Алексей Генералов, задержанный: К нам очень хорошо обращаются. Здесь очень хорошо кормят.

Олевский: Юридический статус вам объявили?

Алексей Генералов, задержанный: Нет.

Олевский: Вы не знаете до сих пор, в качестве кого вы здесь находитесь?

Алексей Генералов, задержанный: Нет. Нас допрашивают как свидетелей. По материалу допросов, как допрашивали нас здесь, в Киеве непосредственно, мой следователь говорил: «Хочу допросить вас как свидетеля». Я был допрошен как свидетель. Все допрошены как свидетели.

Олевский: Что сейчас пообещали вашим родственникам, вы уже понимаете или нет? Какой формат общения с ними?

Владимир Савостеев, задержанный: Как нам сказали, нас будут передавать нашим родителям. Родители будут приезжать сюда и забирать нас.

Алексей Генералов, задержанный:  Я сейчас общался со следователем, но это будет сделано после того, как российская сторона даст свое согласие. Украинская власть готова, это будет сделано как жест доброй воли по отношению именно к родителям. Кто здесь находится, кто попал в эту заварушку, мы в принципе поняли, что на самом деле. Грубо говоря, захвачена украинская летчица, ее сейчас будут судить, здесь нас никто судить не будет, хотя в принципе мы…

Олевский: Простите за вопрос. Когда вас учили еще в Костроме, или неважно где, вам, наверное, объясняли политическую ситуацию. Как вам объясняли о событиях на Украине? Если это не военная тайна, конечно.

Егор Почтоев, задержанный: Объясняли то, что мы видели в новостях.

- Когда вы вернетесь домой, вы вернетесь в часть?

Егор Почтоев, задержанный: Нет.

Олевский: Почему нет?

Егор Почтоев, задержанный: Надо будет прийти за военными билетами, за телефонами, за симкартами, за вещами. По крайней мере, после всего, что произошло, мало кто хочет дальше служить. Учения – не учения, но попав в такие передряги, мне лично неохота оказывать давление на своих родителей этим всем, что получается здесь. Я уезжаю на учения, неважно, Песочное это в Ярославской области, 30 километров от Костромы, от полка или куда, родители всегда на нервах, что происходит, где я, как, чего. По крайней мере, там я на связи. А там, уехав, потеряв связь, я представляю, что сейчас творится с родителями  в России. Почему если нужна война, отправляют пушечное мясо? По-другому нас не назвать.

- Ну да, вам же не объяснили зачем.

Егор Почтоев, задержанный: А если бы начали объяснять и говорить, что мы едем на войну или так далее, я на 90% уверен, что большая часть полка вышла бы из строя. Если бы сказали, что будет увольнение, всем было бы без разницы, сказали бы: «Увольняйте, но я пойду домой». Большая часть вообще бы никуда не поехала.

- Все женаты, все с детьми.

Егор Почтоев, задержанный: В том-то и дело. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Партнерский материал