Мы могли бы платить за сотовую связь на 30% меньше

Здесь и сейчас
21 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Минэкономразвития отказалось поддерживать законопроект, по которому предлагалось отменить плату за входящие звонки во внутрисетевом роуминге в России. Ведомство ссылается на то, что эта мера способна была привести к сильному удорожанию связи для абонентов.

Однако, наш экономический обозреватель Игорь Иванов считает, что дело тут вовсе не в заботе об абонентах, а в том, что отмена роуминга приведет к большим потерям тройки сотовых операторов.  

Иванов: Депутат Госдумы Максим Коробов, который лоббировал эти изменения в минувшем году, оценивает эти потери в 10 млрд. рублей. Что это означает для нас с вами? Это означает, грубо говоря, снижение среднего счета за сотовые услуги. Минус 10 млрд. рублей – это примерно минус 1,5% от среднего счета, от выручки сотовых компаний. Надо сказать, что это не первая инициатива, которая могла бы сократить наши платежи за сотовые телефоны, отвергнутая правительством РФ. Не прошло и двух недель с того момента, как ФАС отказался бороться за введение в России посекундной тарификации. Что значит внутристрановой роуминг? Посекундная тарификация – это гораздо серьезнее, это минус 10%. Сейчас все понимают, что если мы наговорили 1 минуту и 5 секунд, то нам в счет включают 2 минуты сразу, посекундная тарификация – это 65 секунд. И введение посекундной тарификации, по расчетам инвестиционного банка «ВТБ Капитал», приведет к снижению доходов сотовых компаний на 10%, то есть сокращение нашего счета еще на 10%. Шикарно. За счет всего двух инициатив средний счет российского абонента сотовой связи мог бы сократиться на 12%. Допустим, у меня он 2 тысячи рублей, то есть это 250 рублей в месяц я бы платил меньше.

Макеева: Почему тогда Минэкономразвития говорит, что эта мера способна была привести к сильному удорожанию связи? Имеется в виду то, что сотовые операторы принялись бы как-то компенсировать эти потери? То есть не просто так – раз, и у нас счет на 12% ниже бы стал, а что-то другое бы подорожало? Это имелось в виду или что?

Иванов: Имелось в виду это. В принципе, тем самым, Минэкономразвития в некотором роде неявно предполагает, что у нас в России существует картель, и в ответ на снижение тарифов сотовые операторы синхронно повысили бы стоимость минуты. В принципе, во всяком случае, в неформальных беседах наблюдатели рынка прямо говорят о том, что три крупнейшие компании – мы это никогда не докажем, конечно – довольно часто согласованно меняют тарифы.

Макеева: А ФАС гонит от себя эти мысли, надо полагать и никак не обращает на это внимание?

Иванов: В отличие, например, от нефтяных компаний, где ФАСу удается взыскивать с нефтяников многомиллиардные оборотные штрафы, с сотовыми компаниями пока такого не происходило, и в общем, понятно, почему. Потому что проблемой бензина занимается вице-премьер Игорь Иванович Сечин и лично Владимир Владимирович Путин. Что касается сотовой связи, то тут нет таких политических тяжеловесов, которые бы ратовали за снижение среднего счета. Еще какой есть момент, который для нас, например, в городе Москва, гораздо более важен? Действительно, в Москве существует олигополия, где есть три оператора, которые занимают почти 97-98% рынка. В других регионах страны конкуренция есть или, во всяком случае, была. Есть мобильный дискаунтер, компания Tele2, которая знаменита неоднозначными рекламными роликами, а также тем, что там, где она появляется, операторы «большой тройки» вынуждены снижать тарифы, потому что Tele2 предлагает тарифы по ужасающи низким ценам, например, в Петербурге есть тариф - 60 копеек за минуту.

Макеева: Ну там и связь похуже, говоря откровенно.

Иванов: Да, похуже, конечно. У Tele2 вообще связь считается ужасной, у которой все всегда пропадает. С другой стороны, когда весь город обклеен, допустим, тарифом «60 копеек», то уже как-то странно выдерживать тариф «3 рубля». И по оценке Леонида Коника, это главный редактор ComNews – это ведущее издание про связь, там где появляется Tele2 тарифы снижаются на 15-20%. И теперь самая приятная новость для жителей Москвы – в Москве Tele2 нет. И ее, судя по всему, никогда не будет, потому что Минсвязи не может изыскать техническую возможность для того, чтобы выдать компании Tele2 лицензию на московский регион. А если бы Tele2 в Москве было, то у нас тариф снизился бы не на 12%, а на 30% за счет того, что у нас отменился бы внутрисетевой роуминг, у нас была бы посекундная тарификация, и у нас была бы реальная конкуренция, то есть невозможно было бы согласованное повышение тарифов в виду того, что есть оператор, который предлагает тариф в 3-4 раза меньше. Странно было в этих условиях повышать тариф, а не понижать. Но всего этого счастья у нас не будет. Почему? Существует такая гипотеза, что правительство России действует в первую очередь в интересах крупных компаний, нефтяных и не только. И эта ситуация с сотовой связью, безусловно, является лишним тому подтверждением, и знаете, словно в назидание, буквально сегодня Минэконоразвития приняло интереснейшее решение. Например, ни разу никто не слышал, чтобы, к примеру, по ОСАГО был пересмотрен в сторону понижения, хотя все знают, что в страховой компании с собранного рубля выплачивают 57 копеек, а 43 рассасываются в страховых компаниях. По идее, можно бы и снизить тариф, однако этого не происходит никогда. Зато сегодня правительство снизило и отправило на пересмотр тарифы по другому обязательном виду страхования – этот вид еще не введен, идет просто дискуссия . Речь идет о страховании особо опасных промышленных объектов. И против тарифов высказался Российский союз промышленников и предпринимателей, то есть союз олигархов. И что мы видим – тариф отправлен на пересмотр в сторону понижения еще до введения это обязательного страхования. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.