Муж Таисии Осиповой: «Следующий приговор может быть такой же суровый»

Здесь и сейчас
15 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Дело Таисии Осиповой пересмотрят. Смоленский областной суд сегодня отменил приговор, по которому бывшая активистка «Другой России» должна была отправиться в колонию на десять лет. Ее, напомним, обвиняют в хранении и попытке сбыта десяти граммов героина. Чего можно ждать от пересмотра, обсудили с мужем активистки Сергеем Фомченковым.

Макеева: Это основная ваша версия, такая сложная операция с вашей женой, для того, чтобы?..

Фомченков: Это единственная верная версия, потому что это подтверждено документами уголовного дела, где основная версия то, что я переводил деньги супруге, они были использованы якобы для торговли наркотиками, якобы для спонсирования партии «Другая Россия».

Макеева: Не проще было бы, как я предположу вольно, подкинуть наркотики вам, например?

Фомченков: Не проще.

Макеева: Если бы нужно было вас задержать, зачем-то каким-то злоумышленникам?..

Фомченков: Не проще. В Москве такое никогда не практиковалось. Все опыты политических провокаций с наркотиками были только за пределами Москвы - это, вспомним, Новосибирск, Олег Лоскутов и так далее. А в Смоленске существует механизм: весь бывший РУБОП, который разделен на две части - Центр борьбы с экстремизмом и ОРЧ №2 - у них есть механизмы, они контролируют этот процесс в Смоленске полностью.

Макеева: Когда, как именно, из каких случаев что практиковалось в Москве, тут, наверное, ничто определенно утверждать нельзя. Сейчас это не вполне тема нашей программы. Но скажем так, вы считаете, что в Смоленске просто налажено это дело?

Фомченков: Да, это налажено это дело. Там конвейер, поток.

Казнин: А почему вы тогда, ну например, не поехали в Смоленск и… я не знаю, может быть, был порыв сдаться, в конце концов?..

Фомченков: А цель какая?

Казнин: Чтобы отпустили Таисию Осипову.

Фомченков: Таких переговоров никто не вел и не предлагал. Если бы были такие переговоры, предложили поменяться, но в российской практике такого не существует.

Казнин: Да нет, ваша могла бы быть инициатива. Я не говорю порыв, то есть я не имею в виду, что это какая-то могла бы быть продуманная акция с вашей стороны.

Фомченков: Если бы это имело смысл, конечно, я бы это сделал. Видимо, это не имело смысл. Никто такого не предлагал, и дело было сфабриковано именно против жены, но с целью, чтобы сломать ее и привлечь меня к этому делу. То есть, было бы два уголовных срока. Видимо, это была основная цель, тем более она им насолила в свое время, отхлестала губернатора гвоздиками, они это ей не простили. Они с удовольствием исполнили двойной заказ.

Казнин: А правда ли что у нее были проблемы с наркотиками все-таки?

Фомченков: Не было никогда никаких проблем с наркотиками. Она проходила медосвидетельствование, находясь в тюрьме в областной больнице, там не было ничего обнаружено, при заезде в тюрьму тоже ничего не было обнаружено. Она имела водительские права, разрешение на травматическое оружие, регулярно проверялась в поликлинике, так как у нее ряд заболеваний. Таких проблем у нее не было никогда.

Макеева: Как вы считаете, как теперь будут развиваться события, вот такой неожиданный поворот, а может быть и ожидавшийся? Для вас, кстати, было неожиданностью сегодняшнее развитие событий?

Фомченков: Достаточно неожиданно, но это один из вариантов, который я предполагал. Я думаю, что худшее, что может быть из этого, то, что связано с выборами Путина, возможно, власть решила успокоить общественность перед выборами и сказать, видите, мы хорошие, приговор отменили. А то, что будет после – неизвестно. Она ведь не оправданна, просто отменили приговор. И следующий приговор может быть такой же суровый и ее могут посадить, но уже в условиях другого государства и другого режима, имеется в виду, более жесткого, возможно.

Макеева: Даже ожидаете более жесткого приговора?

Фомченков: Да. После прихода Путина к власти в очередной раз, я ожидаю более жесткого режима, поэтому радости большой нет ни у меня, ни у Таисии. Мы будем смотреть, что будет происходить. Хотя одновременно есть надежда то, что сторона обвинения резко снизила предъявленные претензии до 4 лет от 13, с которых они начинали. И это говорит о том, что они практически признали, что дело сфабриковано.

Казнин: А вы были вообще в Смоленске с тех пор?

Фомченков: Я не был в Смоленске очень давно. Я знал, что готовится провокация, не знал какого рода, но за год примерно жена предупредила, что вокруг дома находятся сотрудники, каждый день находились сотрудники полиции (милиции тогда еще), они ее регулярно останавливали на выходе, спрашивали про меня и я не мог появляться. Жена с ребенком ко мне приезжали сюда в Москву.

Макеева: А сколько к настоящему моменту, не видели жену, получается?

Фомченков: Ну, вот год и три месяца арест, плюс примерно полгода - год и восемь месяцев будет.

Макеева: А с кем ваша дочь была все это время?

Фомченков: Моя дочка частично была у меня, частично с моими родственниками, с мамой и сестрой.

Макеева: Здесь, не в Смоленске?

Фомченков: В Смоленске с мамой и сестрой моей и примерно половину времени она проводила у меня в гостях здесь в Москве. Вот сейчас она находится в Смоленске.

Казнин: Будем следить за тем, как развиваются события.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.