Муниципальные депутаты Петербурга и Москвы могут только красить перила

Здесь и сейчас
25 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сегодня муниципальные депутаты Москвы и Санкт Петербурга подали просьбу в Конституционный суд упразднить префектуры и управы.
Под этим документом поставили свои подписи несколько десятков оппозиционных депутатов двух крупнейших городов.
Они считают, что префектуры в Москве и администрации районов в Санкт-Петербурге подменяют органы местного самоуправления. То есть прошедшие муниципальные выборы, на которых отмечался ажиотаж со стороны обычных граждан, желающих поменять что-то конкретное в своём районе, при действующей системе являются абсолютно бессмысленными с точки зрения распределения власти.
Всё дело в законе, который был принят в Москве и Санкт-Петербурге в 2003-м году. Одна из его статей гласит, что городская администрация по факту может самостоятельно определять, какие функции передавать местной власти, а какие оставлять за собой. Что и привело к такой ситуации. Причём, в Москве с 1 июля будет действовать и вовсе парадоксальная ситуация: в связи с расширением границ   муниципальные депутаты на присоединяемых территориях будут обладать большими полномочиями, нежели депутаты «старой» Москвы.
У нас в студии один из подписантов этого обращения, муниципальный депутат Елена Ткач.

Фишман: Итак, у вас запрос в Конституционный суд на то, чтобы проверить конституционность чего?

Ткач: Чтобы отменить 79 статью 131 закона.

Фишман: 131 закон, напомним зрителям, описывает местное самоуправление в России, его 79 статья посвящена Москве и Питеру.

Ткач: 79 статья посвящена Москве и Питеру, жители Москвы и Санкт-Петербурга у нас самые бесправные люди в Российской Федерации, поскольку они не могут влиять и даже на то, что происходит у них во дворе. Выбирая свою муниципальную власть, они все равно посредством этой власти не могут достучаться никуда, поскольку у нас есть мэр, которого нам назначают, главы префектур тоже назначают и глав управ назначают. В результате получается чиновничья пирамида, которая управляет нашим городом.

Обычный муниципальный депутат – его выбирают из жителей района, то есть, вряд ли он будет согласовывать стройку в соседнем дворе или вырубку сквера и его застройку, или снос детской площадки. Во-первых, он там живет и у него дети ходят по этим дорожкам и гуляют на этой детской площадке, а во-вторых, как он будет смотреть в глаза избирателям?

А чиновник приходит, согласует некоторые решения проекта застройки, его убирают в другой район и все. Его решения остались, они реализуются, а обращаться и жаловаться – не известно куда.

Фишман: Ну, хорошо, Конституционный суд примет это к рассмотрению, а потом скажет, что все в порядке, Конституция не нарушена, что дальше?

Ткач: Это только первый шаг. Второй шаг, который мы предпримем, это обратимся с тем же самым к депутатам Госдумы, мы тоже их попросим убрать 79 статью из 131 федерального закона. Третьим шагом будет обращение к депутатам Мосгордумы с просьбой переписать устав города Москвы и исключить из него правые префектуры.

Если все эти 3 шага у нас уйдут просто в песок и никто на наши инициативы не откликнется, тогда, значит, мы выходим на московский референдум и через него будем отменять эту статью.

Макеева: Как сейчас действуют законы, как описана ваша роль как муниципального депутата? Вы делаете что?

Ткач: Досуг, спорт… Мы можем написать обращение депутатское, которое обязаны рассмотреть, но исполнять никто не обязан. То есть, совещательные функции у нас остались, мы можем собирать конфликтные комиссии при управе района - обязательно с представителем управы и префектуры, и решать какие-то споры местного значения. Но, допустим, согласовать строительный проект или наоборот его отменить мы не имеем права, то есть, мы можем писать сколько угодно запросов, можем написать запрос от всего муниципального собрания, но решать окончательную судьбу этого проекта будем не мы, будет окружная комиссия при префектуре.

Макеева: А местные жители имеют право написать запрос? Им тоже же, видимо, его должны рассмотреть, но не обязательно принимать к действию? То есть, получается, что депутаты – это то же самое, что местные жители, только у них есть помещение для совещаний?

Ткач: У нас есть помещение для совещаний, у нас есть доступ к информации - больший, чем у жителей. По крайней мере в управе я могу получить ту информацию, которая меня интересует по району, по застройке, по владельцам помещений, вот это я могу сделать.

Фишман: У нас есть независимые муниципальные депутаты в Москве, их примерно треть от общего числа муниципальных депутатов, это там 500 человек, 400, я не знаю точных цифр, вообще между вас есть единство о том, как нужно действовать? Например, это обращение в Конституционный суд? Ведь можно представить себе другую логику, что, например, можно в диалоге с мэрией, с управами теми же самыми, а давайте мы передадим часть полномочий в рабочем порядке, не через Конституционный суд, не через широкий политический жест. Это каким-то образом дискутируется?

Ткач: Нет, диалога с мэрией никто как-то не предлагал вести, я первый раз слышу такую инициативу. На самом деле депутаты старых созывов, которые прошли в этот раз, прошли как самовыдвиженцы от «Единой России», они тоже поддерживают нашу инициативу.

Фишман: А сколько подписали ее при этом?

Ткач: У нас сейчас подписали порядка 50-ти районов в Москве, депутаты 50-ти районов, и я думаю, мы будем подписывать дальше, я хочу иметь представительство каждого из 125 районов.

Макеева: Можно ли привести пример, как в этом плане депутаты муниципальных собраний других городов выгодно отличаются от депутатов Москвы и Санкт-Петербурга, какие они способны решения принимать?

Ткач: Они, во-первых, принимают и разрабатывают генеральный план своего города, то есть, все эти скандальные стройки, все эти точечные застройки, все строительства в парках, скверах, лесопарковых зонах, та же Битца у нас, тот же Козихинский – этого не случилось бы, потому что депутаты, живущие на этой территории, им бы в голову никогда не пришло это согласовать и вообще включить это в генеральный план их города.

Фишман: То есть, 131 закон, если из него убрать 79 статью, вас устраивает, это нормальные полномочия муниципальной власти?

Ткач: Конечно.

Фишман: Хочется спросить, были ряд громких историй о том, что в ряде муниципалитетов московских большинство получила оппозиция, шли бои за избрание председателей собраний, где нужно 2/3, многим не хватало и так далее, насколько я понимаю, у вас…

Ткач: У нас нет председателя.

Фишман: У вас нет председателя, поэтому большинство принадлежит…

Ткач: 11 человек у нас в оппозиции.

Фишман: Почему так получается?

Ткач: Даже сама не знаю.

Фишман: То есть, в принципе вы можете объединиться и выбрать председателя оппозиционного?

Ткач: Можем.

Фишман: И такой бы был муниципалитет в Москве, где оппозиционный независимый председатель муниципального собрания? Это уже некий статус.

Ткач: Ну, кончено.

Фишман: Но у вас это не получается?

Ткач: Сначала мы друг с другом знакомились, перед первыми выборами мы еще как следует друг друга не знали, то есть, люди просто приглядывались друг к другу, сейчас, после этих выборов, мы взяли таймаут на месяц, следующие выборы у нас будут в пятницу, так что посмотрим, сейчас мы уже разбились по комиссиям.

Фишман: Интересно, насколько оппозиция избранная умеет договариваться между собой, будем смотреть на примере вашего Пресненского района.

Ткач: Надеюсь, у нас получится.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.