Москвичам запретили молчать

Здесь и сейчас
18 июля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Активисты "Другой России" молчали в честь Таисии Осиповой. Сегодня Смоленский областной суд оставил активистку "Другой России" под стражей. Хотя адвокаты и говорят о тяжелом состоянии здоровья девушки - у нее одна из форм диабета.

Таисию Осипову обвиняют в продаже наркотиков. В "Другой России" - партии бывших лимоновцев - называют ее политзаключенной. Выходить к Соловецкому камню ее соратники обещают до четверга - на этот день намечено внесение приговора Таисии Осиповой.

Поможет ли протест выйти из тюрьмы? Наш корреспондент Илья Васюнин, тоже побывал у Соловецкого камня.

Васюнин: Действительно сейчас в отделениях находится уже более 40 человек, они выходили с субботы по сегодняшний день. В общем, это такая маленькая «Триумфальная» сейчас на Лубянке. Давайте посмотрим, как это происходит. Милиция предпринимает повышенные меры безопасности, площадь у Соловецкого камня оцеплена. Вот активисты только пытаются выйти на этот самый молчаливый пикет. Только они, стало быть, подходят к камню, тут же их встречают сотрудники милиции, и препровождают в автозаки. Сегодня был дважды на Лубянке, и два раза там задержали отдельную группу активистов. У многих уже на сегодня был назначен суд, но насколько я знаю, перенесли и все-таки никого не осудили. Кому-то назначают суд на далекие даты, чуть ли не 3 августа. В общем, понятно, что с активистами надо что-то делать, какую-то управу на них найти, судить с другой стороны, тоже неудобно. Это Евгений Фельдман, кстати говоря, фотокорреспондент «Новой газеты», который тоже был задержан, несмотря на то, что очевидным образом, выполнял журналистские обязанности на месте событий. Теперь давайте перенесемся сегодня в Смоленск. Действительно, Таисия Осипова сегодня оставлена под арестом. Защита говорила о том, что она больна. При обследовании как раз в СИЗО у нее обнаружили диабет и требовали провести более глубокое обследование в больнице, этого пришлось добиваться по суду, потому что следователь не давал санкцию на проведение этого медицинского обследования. И каким-то образом оно все-таки состоялось, она доставлена была в больницу, там ее посмотрели врачи, провели анализы, оказалось, что у нее диабет второй степени, который был найден ранее, теперь куда-то исчез и остался только диагноз «ожирение». Не могу здесь ничего, в общем-то, никак оценивать проведенную экспертизу, но, в общем-то, странная вещь. И в разговоре с адвокатом тоже мы не выяснили этот вопрос, остановились на том, что это странная ситуация такая. О деле Таисии Осиповой. Она бывшая активистка НБП, в 2003 году она прославилась во время губернаторской речи, подошла к Виктору Маслову, тогдашнему губернатору области, со словами «Вы живете за счет простых славян! Вот вам привет от НБП» и ударила букетом по лицу. Тогда ее обвинили в нападении на государственного чиновника. С тех пор Осипова от активизма такого отошла и живет дома, воспитывает детей. Арестовали ее в ноябре прошлого года. Дома у активистки милиционеры нашли меченые купюры и героин, возбудили дело за продажу и хранение наркотиков, ей грозит до 20 лет лишения свободы. Свои показания дают оперативники Центра по противодействию экстремизму. Кстати, именно по их инициативе было возбуждено дело, то есть не Госнаркоконтроль все-таки обнаружил опасного продавца наркотиков, а Центр по противодействию экстремизму, который до этого занимался нацболом. Здесь такой необычный у них был опыт. Кроме того, говорят, что понятые просто по делу, это по некоторым данным, активисты движения «Наши» и «МГЕР», в суде они открыто заявляют, что «они хотят развалить Россию, а мы хотим ее спасти». И, кроме того, есть некий засекреченный свидетель, как раз тот покупатель, который якобы приобрел наркотики. Никого больше не нашлось, хотя говорят, что следили год. Дело подходит к концу. О противоречиях в показаниях, в том что, значит, происходило на процессе, говорит адвокат Наталья Шапошникова. Последний скандал был связан с тем, что в суд пришел милиционер, который якобы дал отрицательную характеристику на Таисию Осипову, и сказал, что он не подписывал этот документ. Давайте послушаем, что говорит адвокат Таисии Осиповой.

Шапошникова: Доказательства, которые имеются по делу обвинительные, они недопустимые. Вот бывший сотрудник милиции не подтвердил, что подпись на этой характеристики принадлежит ему. То есть, говоря простым языком юриста, это можно сказать, что это сфальсифицированное доказательство, то есть документ, неизвестно откуда пришедший, появившийся, находящийся в деле. Но новый такой шаг мы предприняли: заявили ходатайство о том, чтобы были представлены в суд телефонные соединения базовых станций, где примерно мог бы находиться человек в тот или иной момент. Оказалось, что в ряде процессуальных документов, которые были подписаны этими людьми, показали, что в этот момент они находились в другом месте, то есть не в месте, где проводилось это следственное действие.

Васюнин: Выясняется, что понятые, оказывается, были еще во время следственного эксперимента в каких-то других частях города. Но, о чем вот эта публичная часть, адвокат очень осторожна в оценках, все-таки скоро приговор, она говорит, что суд должен во всем разобраться, но должно быть объяснение этому, конечно. Муж Таисии Осиповой Сергей Фомченков, они хотят вызвать его таким образом в Смоленск, говорят мне активисты, с которыми мне удалось пообщаться. Сергей Фомченков, говорят, это третий или четвертый человек в партии «Другая Россия», наследницы НБП, после Лимонова конечно. И в ноябре, когда арестовали Таисию, как раз в прошлом году, именно он занимается регионами, курирует связь со страной, и тогда именно он готовил к подаче документы на регистрацию партии «Другая Россия». В этот момент его жену арестовали, говорят, что в Москве конечно, если его попытаются посадить, это будет скандал. Смоленск, понятно, маленький город, нет прессы, ничего неизвестно. Там, как мы видим по некоторым признакам, состряпать дело вполне реально. Такова версия сторонников «Другой России».

Казнин: Спасибо. Наш корреспондент Илья Васюнин. Обращаемся к Евгению Черноусову. Скажите, на ваш взгляд, есть перспектива у этого дела? Могут ли, например, хорошие адвокаты изменить ситуацию? Как минимум, вызывает недоумение, ну как минимум, почему оставили под стражей человека, который в принципе уже, наверное, повлиять никак не может на следствие, потому что заявили о том, что опрошены уже свидетели…

Арно: К тому же находится не в лучшем состоянии здоровья?

Казнин: Да.

Черноусов: Как юрист, отвечу, что прежде чем сказать, что это так по делу или не так, нужно изучить дело. Но, тем не менее, с учетом той информации, которую я сейчас сведения получил, я могу сказать следующее. К сожалению, бывает так, что наркотики оказываются у воров в законе, я это по практике знаю, у каких-то преступных авторитетов, у других людей, у правозащитников были случаи. И я участвовал в защите этих правозащитников. То есть, сразу возникает версия, не подбросили ли это? Потому что наркотики легко подбросить. Если патроны подбросить, значит, охотник там был где-то. Ну а наркотик, сейчас какая позиция у правоохранительных органов - все наркоманы в России, всех надо проверять, ничего удивительного нет, знаете, такая отмашка, они сделали. Я считаю, что нужно выстроить защиту так, и в первую очередь там дети есть…

Васюнин: 5-летняя дочь.

Черноусов: И нужно все-таки провести еще одну экспертизу, такую, будем говорить, потому что я вижу, что разные там получились результаты: диабет, потом нет диабета. И с учетом опять же, возвращаясь к Магнитскому, сейчас не та ситуация, чтобы врачи каким-то образом рисковали. И, безусловно, надо третью независимую экспертизу ходатайствовать адвокату. И в суде, или это сделать на следствии, и получится результат, который поможет изменить меру пресечения. А второе, что касается наркотиков, там целая тактика и стратегия защиты, нужно собрать все доказательства, что это возможно подброс, если это он таковой есть, найти свидетелей…

Васюнин: А как часто, я задам вопрос, как часто удается доказать, что наркотики подброшены? В вашей практике были дела такие?

Черноусов: Да. Было такое дело, когда в Арабских Эмиратах, вылетел туда, и Шариатский суд, это суд высшей юридической квалификации, оправдал, отсидел 10 месяцев. В суде я показывал нашим судьям этот приговор. У меня еще было одно дело, правда, прошу прощения, что удалось оправдать. Итого, получается, 98 не удается оправдывать. К сожалению, такая судебная практика. Почему? Тоже объясню. Оправдать сотрудников, которые якобы изымали, и оправдать невиновного, значит привлечь к уголовной ответственности сотрудников сразу по нескольким статьям: сбыт наркотиков, превышение должностных полномочий и так далее. То есть им сразу грозит 10 лет. Найдите такого судью в России, который решится на это - оправдать невиновного и привлечь сотрудников на 10 лет. Едва ли.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия