Москва теряет "Метрополь"

Здесь и сейчас
15 августа 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Правительство столицы неожиданно лишилось гостиницы "Метрополь". Как выяснила газета РБК Daily, доля города неожиданно оказалась в руках топ-менеджеров компании "СП Метрополь", которая арендует здание одноименного отеля в Театральном проезде и управляет им.

Столичные чиновники хотели включить гостиницу в план приватизации на ближайший год. Но выяснилось, что продавать нечего, поскольку треть в совместном предприятии "Метрополь" уже не принадлежит городу.

В правительстве Москвы, как водится, недоумевают. Один источник журналистов говорит, что долю города размыли без ведома властей, другой чиновник говорит, что информация неверна и город не давал одобрения на сделку по продаже своих акций.

Это же не первый случай, когда имущество города вдруг становится частным. Перед самой продажей "Банка Москвы" банку ВТБ также выяснилось, что вместо контрольного пакета акций, Москве принадлежит только 46%, а все остальное - отошло топ-менеджерам. Почему нельзя противостоять такому легальному отъему имущества и что позволяет это делать - обсуждаем с независимым директором Сергеем Скатерщиковым.

Макеева: Как, действительно, такое вышло? Кому, все-таки, принадлежит гостиница «Метрополь»? Как можно, в конце концов, памятник искусства с врубелевскими мозаиками, наверняка имеющие и федеральное культурное значение, так вот запросто - раз?

Скатерщиков: Здесь есть хорошая новость и плохая. Хорошая новость состоит в том, что то, что потерялось или пропало, или куда-то делось, эта управляющая компания, вот эта вот СП «Метрополь», ООО или как там она там называется, там действительно было 30% у Правительства Москвы, я так понимаю, чиновники сейчас изучают, куда же они делись и как они испарились. Мы сейчас на эту тему поговорим, как это вообще возможно. Хорошая новость состоит в том, что сам дом, то есть то, что является основной стоимостью, он еще цел, и он находится на балансе города Москвы еще, кажется, судя по всему, хотя ни в чем нельзя быть стопроцентно уверенным. Поэтому, как я понимаю, хорошая новость состоит в том, что приватизация гостиницы «Метрополь» будет происходить и основные деньги, которые бюджет должен был получить за дом, он эти деньги получит. За управляющую компанию, которая управляла гостиницей «Метрополь» плохо, то есть, вообще из рук вон никак, за нее денег все равно, кажется, получить было бы нельзя. И, конечно, «Метрополю» надо нанять профессиональную управляющую компанию. Когда дом будет приватизирован, очевидно, новые счастливые собственники позовут какую-нибудь большую и сильную управляющую компанию для того…

Зыгарь: Простите, то есть, теоретически для Правительства Москвы не все потеряно, они могут прогнать вот это СП и нанять, не знаю, Radisson, Kempinski, кого угодно?

Скатерщиков: Подозреваю, что в этом был смысл, честно говоря. Я думаю, что эта идея была правильная, а то, что неожиданно пропадают, рассасываются доли в управляющих компаниях, это, конечно, не дело. Сейчас на эту тему два слова все-таки скажем, потому что, действительно, параллель с «Банком Москвы» некая напрашивается. Но все-таки, это не тот случай, что у нас из-под носа унесли огромный дом и он кому-то теперь принадлежит. То есть, кажется, опять же, хочется верить, что это так, посмотрим. У меня нет пока оснований полагать, что это иначе: этот дом все-таки находится на балансе Правительства Москвы, он включен в план приватизации и предполагается его продать. Надеюсь, он будет продан по оптимальной рыночной цене и новые счастливые обладатели этой гостиницы, заплатив серьезные большие деньги, не смогут себе позволить нанимать какие-то непонятные СП для управления гостиницы этого класса и позовут, действительно, профессионального оператора для этой работы. Что касается вопроса того, как пропадают 30% доли города в неважно даже в чем, даже если это была не самая ценная на свете компания, то это, к сожалению, и такая история, действительно, с «Банком Москвы», это порождение достаточно тоталитарной системы власти, которая у нас есть в стране. Потому что, в принципе, как в публичных компаниях, так и в государстве существует так называемый check balance, то есть, баланс и противовес, разные ветви власти, которые позволяют обеспечивать контроль за разными вопросами, в том числе за активами. Если в публичных компаниях есть менеджмент, а есть Совет директоров, то, казалось бы, в государственной власти есть исполнительная власть и законодательная. Если в исполнительной власти и законодательной как-то все срослись, перемешались и уже давно даже Мэрия у нас как-то, кажется, не очень избирается, то в этом плане понятно, что у нас существует отсутствие каких-либо балансов и противовесов для контроля за тем, что происходит в хозяйстве государства.

Макеева: Подождите, московское правительство, мне кажется, достаточно хорошо, когда этого хочется, следит за тем, что происходит в хозяйстве московского правительства и всегда умеет извлекать из этого выгоду. Такое впечатление создавалось до сих пор. Можно ли предположить, что, может быть, при смене собственника города Москвы, при смене власти в Москве произошли какие-то вот?.. Определили, что-то не уследили там?..

Зыгарь: В разные дырки утекли разные вещи?

Скатерщиков: Конечно, но я не думаю, что это как раз случай вот этой управляющей компании, там нечему было утекать вот в этом конкретном случае, но это есть момент, когда возникает, когда дает трещину система внутреннего контроля в момент смены власти.

Зыгарь: Может быть, мы еще узнаем несколько подобных историй?

Скатерщиков: Я не сомневаюсь. Я думаю, что их очень много и мы их просто не знаем. Они еще будут происходить в некоторых других больших городах нашей страны при смене власти, которая там намечается.

Зыгарь: Хочется просто представить себе, как дальше будет действовать Правительство Москвы. Например, мне очень памятен яркий случай, как Правительство Москвы изгоняло господина Алешина со стадиона «Лужники». Были очевидны некоторые нарушения в деятельности товарища Алешина, за эти нарушения он получил большую сумму, несколько миллионов евро, не миллиардов, но миллионов, а не какое-либо взыскание или преследование и отошел в сторону спокойно. То есть, вот тот метод, когда кто-то там что-то нарушил, за это он получает деньги и отходит в сторону, вот, может быть, мне так кажется, но он какой-то неправовой?

Скатерщиков: Ну, у нас же все-таки достаточно понятийно управляет страна, если вы не в курсе, и понятийность, кажется, состоит в том, что мы же типа не отнимаем собственность ни у кого, то есть, мы ее выкупаем за деньги и, в принципе, люди должны сотрудничать с властями. Если они сотрудничают с властями, они имеют право получить некоторые деньги и уйти подобру-поздорову в сторону.

Макеева: Вот если бы этот принцип распространялся на всех без исключения, наверное, это было бы позитивно.

Скатерщиков: Нет, это невозможно представить.

Зыгарь: То есть, это можно назвать такой вот амнистией всего того, что произошло до Собянина?

Скатерщиков: Просто это не имеет никакого отношения к законодательной жизни, это имеет отношение к тому, кто сегодня в лавке хозяин. Как только в лавке меняется хозяин, то тот, кто служил старому хозяину, по определенным понятиям, должен все вернуть обратно в лавку, тогда его могут отпустить. Вот это примерно так выглядит. К правовому государству и современной экономической жизни это не имеет ни малейшего отношения.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия