Москва страшнее Гуантанамо. Заключенный американской спецтюрьмы не хочет возвращаться в Россию

Здесь и сейчас
3 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Последний российский заключенный американской спецтюрьмы Равиль Мингазов испугался встречи с российскими дипломатами, и двусторонние переговоры о визите российской делегации в Гуантаномо зашли в тупик. Об этом пишет сегодня газета «Коммерсантъ». Эксперты говорят: отношения между Москвой и Вашингтоном сейчас настолько сложные, что самое время сгладить противоречия, однако Россия по-прежнему хочет добиться реванша в пропагандистской игре. И пока эти попытки неудачны. 

Заключенный №702 Равиль Мингазов – последний из восьми российских узников Гуантанамо, который до сих пор находится в американской спецтюрьме. Туда он попал в 2002 году. По версии спецслужб США, он проходил подготовку в лагере для террористов в Пакистане. По версии американских правозащитников, Мингазов – просто беженец, который был вынужден покинуть Россию из-за притеснений, связанных с его тем, что он исповедует ислам. Так или иначе, более чем за 10 лет заключения никаких обвинений Мингазову в США так и не предъявили, говорит его адвокат Гэри Томпсон. Более того, в 2010 году суд даже освобождал его, однако власти обжаловали это решение, и сейчас дело Мингазова находится в апелляционном суде в Вашингтоне. Москва настаивает: российские дипломаты должны убедиться в том, что последний российский узник Гуантанамо, как сказал глава МИД России Сергей Лавров, «ощущает себя в порядке». Глава внешнеполитического ведомства сетует: более 10 лет США не могут устроить эту встречу. В Гуантанамо нарушаются права заключенных, напоминают российские власти. И действительно, уже несколько месяцев там продолжается массовая голодовка заключенных. Впрочем, по словам адвоката Мингазова, все эти годы Россия просто не интересовалась судьбой его клиента. И вот теперь, когда переговоры дипломатов о визите в Гуантанамо зашли в тупик, выясняется, что Мингазов и сам не хочет видеть посланцев из России. Первоначально он был не против этой встречи, однако настаивал на присутствии адвокатов, но власти США заявили, что это невозможно, и Мингазов отказался встречаться с российскими дипломатами. Возвращение на родину для него страшнее Гуантанамо, рассказал «Коммерсанту» его адвокат Гэри Томпсон. Москва хочет заставить США оправдываться, а судьба Мингазова для России вторична, даже ради пропагандистского эффекта Москва не будет давать ему гарантии безопасности в случае возвращения, говорит заместитель директора Института США и Канады Виктор Кременюк.

Виктор Кременюк, заместитель директора Института США и Канады: Россия может все, но не будет этого делать. Не тот режим, не та страна. Тут любят наказывать, а не прощать. Сверхзадача – поставить США в неудобное положение, в положение оправдывающейся стороны. Это попытка выиграть очко в пропагандистском соревновании: вот США, вот Гуантанамо, Обама обещал это Гуантанамо ликвидировать – не ликвидировал, вот видите, какой он, а все туда же, хочет что-то защищать…  К сожалению, у нас настолько неустойчивые отношения с США, что даже неудачный полет воробья может каким-то образом повлиять на состояние отношений. Ну нет у нас позитивной программы, позитивной повестки дня с США.

Уполномоченный МИД России по правам человек человека Константин Долгов, который и должен был возглавлять делегацию во время несостоявшегося визита в Гуантанамо, уже заявил, что Москва продолжит настаивать на встрече с Мингазовым. Сам он возвращаться на родину не хочет. По словам адвоката Мингазова, в случае освобождения он потребует отправить своего клиента в другую страну. Впрочем, пока ни одно государство не заявляло о готовности принять Мингазова. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.