От Москвы до Санкт-Петербурга за 1,5 часа

Здесь и сейчас
14 июня 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

От Москвы до Санкт-Петербурга за 1,5 часа в комфортабельном вагоне - и за 300 рублей. Это не сказка из будущего, а возможная альтернатива железнодорожному транспорту. Строительство струнной железной дороги обошлось бы бюджету в 3 раза дешевле обычной, утверждает изобретатель Анатолий Юницкий.

Разработчики уверены, что такой транспорт не имеет аналогов в мире и представляет собой предварительно напряжённые рельсы-струны, поднятые на опорах на высоту 5-25 метров. По двум специальным рельсам-струнам движутся четырёхколёсные транспортные модули.

Когда новое изобретение спасет нас от пробок и дорогих железнодорожных билетов, спрашиваем у председателя совета директоров компании String Transport Systems Виктора Узлова. 

Казнин: Объясните сначала, что значит «предварительно напряженные рельсы-струны»? это вообще верная формулировка?

Писпанен: И правда ли это так дешево и правда ли спасает от пробок, и спасает экологию? И не было бы этого Химкинского леса, и протестного движения?

Казнин: Вернее, был бы Химкинский лес.

Узлов: Да, был бы Химкинский лес. На самом деле, абсолютно правильная формулировка, потому что струнные технологии – это, прежде всего, комплекс ноу-хау, преднапряженные конструкции, что позволяет нам говорить о строительстве струнного транспорта, высокоэтажной, низкоэтажной застройки, струнных взлетно-посадочных полос, мостов. Это ноу-хау сегодня мы коммерциализируем, к сожалению, уже на рынке Австралии, создаем рыночные продукты, с помощью которых мы хотим выйти, интегрировать их на мировой рынок.

Писпанен: Давайте простыми словами. Вы очень хотели запустить такую систему в России? Или не хотели?

Узлов: Мы пытались, пытались довольно долго – успешно и неуспешно. Пик популярности был 2001 год, когда был построен полигон в Озерах. К сожалению, ни выездные заседания Минтранса, МПС и все положительные одобрения не привели к тому, что из страны, из бюджета не было выделено ни копейки денег на строительство.

Писпанен: Но полигон же был построен?

Узлов: Полигон был построен на частные инвестиции. Он отвечал на вопросы чисто научного эксперимента. Это, скажем, как самолет братьев Райт – полетит, не полетит. На полигоне использовались предварительно напряженные конструкции. Напряжении, допустим, рельсы-струны достигала 600 тонн. По путевой структуре ходил груженный армейский ЗИЛ весом 15 тонн, и этот эксперимент позволил нам продвинуться довольно далеко, чтобы говорить сегодня уже о рыночном продукте, именно о тех словах, с которых вы начали. Потому что, на самом деле, если мы говорим о транспорте, который будет существовать в ближайшем будущем, то это будет транспорт, который будет отвечать совсем другим потребительским характеристикам и свойствам. Например, если затрагивали тот же высокоскоростной транспорт, то это движение над землей.

Писпанен: Простыми словами, Виктор. Это натягивается просто струна, канат? Это фуникулер какой-то? Что это? Мы видим, конечно, смоделированные компьютерные картинки, но не очень хорошо понятно.

Узлов: Если просто, то это, прежде всего, технология строительства подвесных мостов. Это когда путевая структура поднимается над землей. Это и есть то самое наше ноу-хау. За счет этого мы можем говорить о сохранении не только экологии, но и разделении транспортных потоков.

Писпанен: Но это же может быть, наверное, опасно.

Узлов: Нет, это не будет опасно.

Писпанен: А если не дай бог что? Ну всякое же бывает? Даже в самых безопасных видах транспорта все равно что-то случается, и ты висишь в этой буде наверху.

Узлов: Знаете, какой транспорт сегодня является самым безопасным в мире? Авиационный. Знаете, почему? Потому что система жизнеобеспечения дублированы, троированы, четверированы. То же самое происходит и у нас. Когда нам задают вопрос, что будет с модулем, который остановится, грубо говоря, в тайге над болотом, но никто не задает вопрос, а что будет с самолетом над этим же местом на высоте 11 тысяч км.

Писпанен: Что будет, когда ты на высоте 11 тысяч км, и у тебя остановился самолет, наверное, понятно. А здесь все-таки есть варианты.

Узлов: Прежде всего, надо сказать о том, что это самый безопасный вид транспорта в мире, потому что система жизнеобеспечения и безопасности не только продублированы, сколько решается вообще подход к ним, и их проектирование идет совершенно по другим требованиям.

Писпанен: Это на электричестве или на чем?

Узлов: Привод может быть абсолютно любой. Это может быть дизель, дизель-генератор, эклектический – от накопителей энергии, от использования ветряков, газовых двигателей. Дело в том, что мы рассматриваем любую ресурсную базу, которая максимально эффективна и применима в данном регионе, в котором будет строительство

Казнин: Это же очень актуально для Москвы, в первую очередь, где в пробках стоит город с утра до вечера. Насколько это возможно в ближайшее время, насколько это дорогостоящая история?

Узлов: За счет того, что наша путевая структура поднята над землей, мы не используем и много бетона, ни железа. У нас ресурсная база использования материалов в несколько раз ниже существующих аналогов в мире, за счет этого можно говорить о том, что наши цены ниже на порядок существующих транспортных систем. Например, я могу привести такие данные по рынку Австралии по железной дороге в сравнении. Железная дорога сегодня в Австралии стоит от $6,5 млн. за километр погонный. Эта цена включает в себя путевую структуру, инфраструктуру, подвижной состав. Если мы говорим о нашем транспорте, то для того же рынка Австралии - у нас уже есть подтвержденные расчетные величины – эта стоимость составит всего лишь от $2 млн. за километр.

Казнин: А в России километр ж/д сколько стоит?

Узлов: Вы знаете, не хочу говорить про Россию, потому что…

Писпанен: Он золотой, наверное, просто.

Узлов: Да. Я думаю, что, по крайней мере, для нас это сегодня неподъемно. Второй момент, чтобы говорить об интеграции на рынок, мы должны сначала показать миру действующий образец, который мы сегодня строим в Австралии.

Писпанен: Получается, что, к сожалению, российское ноу-хау уйдет в Австралию?

Узлов: Знаете, я бы сказал другое слово.

Писпанен: То есть мы решили им сэкономить.

Узлов: Мне очень нравится название вашего канала – Optimistic Channel. Я поэтому скал бы так – наверное, оптимистично для технологий, потому что, на самом деле, мы очень долго выбирали страну, где мы реализуем технологию. И Австралия в этом выборе появилась далеко не случайно, прежде всего, потому что в Австралии мы стартовали с компанией String Transport Systems. Это компания, которая реализует направления грузоперевозок. Рынок Австралии – это, прежде всего, рынок горнодобывающей индустрии, которая формирует 54% ВВП страны.

Писпанен: Наши зрители спрашивают: «Птиц сшибать не будет»?

Узлов: Птиц сшибать не будет.

Казнин: Как быть с мигалками? Будет кабинка, которая сможет ехать без всяких ограничений, и ей будут уступать другие кабинки, уходя в такие карманы струнные?

Узлов: Вы абсолютно тонко подметили. На самом деле подобные системы с карманами будут присутствовать, прежде всего, в городской инфраструктуре.

Писпанен: То есть не будет равноправия все равно на дорогах? даже при таких передовых технологиях?

Узлов: Равноправие будет по отношению к любому пассажиру. Я сейчас приведу пример и объясняю, как это будет. Дело в том, что система будет автоматическая, она будет автоматом считывать количество пассажиров, вошедших на станцию. И вот с этих самых карманов автоматом будут выводиться дополнительные модули, которые будут развозить всех пассажиров в необходимых направлениях.

Писпанен: То есть как линии метро?

Узлов: Нет. Вы замечали, сколько открыты двери метро в подземке? 15 секунд. За это время люди искусственно впихиваются и выпихиваются из вагона. Когда мы говорим о том, что у нас система модульная и количество модулей определяет трафик, то это мы говорим о том, что человек будет приходить на перрон, в течение максимум 60 секунд будет подходить модуль, он будет садиться без давки, спокойно в модуль и уезжать. При этом, например, если мы затронули тему извечную Москва-Санкт-Петербург, то не будет расписания поездов, потому что вам нужно будет только прийти на перрон, выйти…

Писпанен: Вот по больному сейчас ударять не надо. Не могла вернуться из Петербурга спокойно – не было билетов сегодня на поезд. Нам остается только надеяться на то, что поскорее вы построите это в Австралии, хотя бы там увидим. Может быть, действительно это появится и на наших бескрайних просторах, но очень пробочных.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия