Морской трибунал для детей: Альбина Кириллова и ее сын Платон разбирались, кто настоящий пират

Здесь и сейчас
6 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня вместо платформы «Приразломная» – Кремль, вместо Северного Ледовитого Океана – Москва‑река. Утром напротив кремлевской стены появилась лодка с флагом «Гринпис» и призывом освободить 30 экологов, журналистов и членов команды ледокола «Арктик Санрайз».

Активисты пару раз проехались вдоль Кремля и уплыли. Задержали их уже в районе Южного Порта. К этому моменту никакой символики «Гринпис» на лодке уже не было. Так что и предъявить активистам нечего.

Акция была приурочена к заседанию Морского трибунала по иску Голландии против России. Дело в том, что ледокол ходил именно под голландским флагом. И власти этой страны требуют признать незаконным арест судна и экипажа. Россия в заседании участвовать отказалась.

Что такое морской трибунал? И действительно нарушало ли судно «Арктик Санрайз» международные договоры? Разобраться в этом мы пытаемся уже два месяца, как только у «Приразломной» задержали экологов. И на этот раз попросили Альбину Кириллову объяснить принципы морского трибунала своему сыну, Платону.

Кириллова: Действительно, мы уже два месяца мы пытаемся разобраться, что все-таки произошло, я  в ней разобралась,  и думаю, что это так просто, что мне кажется, мой сын Платон может это понять. Например, все было просто: здесь, в центре Печорского моря, стоит нефтяная платформа, которая качает нефть. Некоторые люди, например, которые плыли на корабле к этой платформе по Печорскому морю, думают, что то, что делает эта платформа и качает нефть – это очень опасно, понимаешь? И нельзя ее качать, иначе все вокруг живое умрет. И поэтому они решили подплыть к этой платформе, кружились вокруг нее. Есть некое безопасное расстояние, которое в законе описано, это примерно 500 м  вокруг платформы, то, что разрешено морским правом в качестве безопасного расстояния. Но Россия перестраховалась и сделала это расстояние безопасным в 3 км. Соответственно, получается так, что корабль не может заходить внутри этих вод. С другой стороны, нет никакого конкретного правила, которое бы говорило, что запрещено проходить в безопасную территорию, только если там ловишь рыбу или качаешь нефть. Но поскольку на корабле, котором плыли активисты Greenpeace сутки (зачем ты стираешь эту территорию, мы же не поймем, куда им нельзя заплывать), чтобы написать на этой платформе, что она опасная, чтобы потом это показали по телевизору, и мы с тобой смогли увидеть, что существует такая платформа, и что, возможно, грядет какая-то экологическая катастрофа. И вот, когда на вторые сутки плавания они решили на маленьком кораблике спуститься  и нарушить это безопасное пространство, подкрасться прямо к самой платформе и нарисовать надпись, тут  в это время появляются полицейские, которые арестовывают людей на маленьком кораблике, подплывают к большому кораблю, арестовывают корабль и более того, всех посадили в тюрьму.

Платон: Мама, так нельзя.

Я знаю, что так нельзя. Голландия тоже так считает. Поэтому они подали иск к России в морской трибунал, чтобы решить эту проблему. Более того наша береговая полиция посчитала сначала активистов на этом корабле, которые переживают вроде бы за экологию, что они пираты. Но потом они сказали: «Ну, ладно, вы не пираты, вроде бы вы даже не хулиганы». Сегодня начался морской трибунал по делу  Arctic Sunrise, и Голландия требует немедленного освобождения этого корабля. Тебе все понятно? Хорошо.

Правильно ли Россия сделала то, что арестовала или нет? Сегодня будет решать морской трибунал. Но поскольку Россия считает себя правой, она решила просто не участвовать в трибунале. И вообще, она имеет право арестовывать зарубежные пиратские судна, которые сюда заходят. Но, в принципе, поскольку они не совершали ничего, что можно было бы назвать ловлей рыбы или качкой нефти, получается, они арестовывать их не могли. Казалось бы, здесь все очень просто, и Россия должна участвовать в этом процессе, но она отказалась. Это говорит о том, что Россия не признает морской трибунал.

Платон: Да.

С другой стороны, здесь все просто: участвует Россия в морском трибунале или не участвует, будет она игнорировать или нет, решение, которое вынесет морской трибунал в любом случае Россия обязана выполнить, потому что Россия участвует в морском трибунале не только в качестве ответчика, но и в качестве истца. Например, в  2002 году австралийские власти арестовали судно «Волга», которое занималось незаконной ловлей рыбы, и как раз Россия подала иск в морской трибунал, где через месяц было объявлено о том, что судно должно быть незамедлительно отпущено. Поэтому, исходя из того, что мы не только захватываем судна, но и наши судна тоже захватывают, поэтому нам совершенно невыгодно не выполнять условия того решения, которое будет принято морским трибуналом. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.