«Молодежи совсем немного, как на референдуме 11 мая». Павел Каныгин о том, как проходят выборы в «ДНР» и «ЛНР»

Здесь и сейчас
2 ноября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тимур Олевский
Теги:
Украина

Комментарии

Скрыть

В контролируемых сепаратистами районах Донецкой и Луганской областей утро

Олевский: Накануне выборов появилась информация, странная, на мой взгляд, о том, что Игорь Безлер, «горловский Бес», полевой командир, начальник гарнизона Горловки вдруг исчез, пропал, то ли был отправлен в отставку, то ли сам уехал в Крым в отпуск. Ситуация не вполне ясна, очень много слухов, разнотолков, кривотолков в связи с этой информацией. Что тебе удалось узнать?

Каныгин: Я поговорил с секретарем городского совета Олегом Губановым, это такая гражданская номенклатурная должность сейчас в Горловке. Он подтвердил, что «Бес» в неизвестном направлении удалился, но заверил, что с ним все в порядке, что он находится в безопасности и скоро вернется в Горловку. Но при этом, по его словам, люди…

Олевский: Расстроились?

Каныгин: Ну да, расстроились. Они выразили недоумение, особенно те, кто приходит на избирательные участки, они все спрашивают: «Где же наш лидер Игорь Николаевич? Куда он делся и что с ним будет?». Что с ним и где он, не говорят, но при этом акцентируют на том, что с ним все в порядке, что он скоро вернется.

Олевский: Павел, а как проходят выборы в Горловке и в Донецке? Насколько много там людей? Все ли участки открылись?

Каныгин: В Горловке такая же история, как и в Донецке. Открыто в 2,5 раза меньше участков, чем обычно это было раньше, во времена Украины, как здесь говорят, во времена украинской власти. Порядка 30 участка открыто в Горловке из более чем 80, которые должны были быть открыты. Власть Горловки, как и «ДНР», говорят, что это связано с безопасностью, они не могут обеспечить безопасность на всех участках.

Олевский: А люди идут охотно на участки?

Каныгин: Людей очень много, конечно. Это как раз магия очередей, почему образуются очереди, потому что участков мало, из-за дефицита участков образуются постоянно очереди, которые создают эффект ажиотажа. Если бы количество участков было в три раза больше, я думаю, что не было бы таких очередей. Но при этом надо сказать, что люди идут очень охотно, не стесняются, рассказывают о том, за кого они проголосовали. За Захарченко отдают голос в бюллетени по главе «ДНР» и за «Республику Донбасс», это в бюллетени, в которых поставят галочки за политические движения.

Олевский: Чтобы было понятно нашим зрителям, агитация выглядит примерно так: Захарченко - премьер-министр ныне действующий, а два других кандидата – не очень известные люди, скорее, люди, номинально присутствующие на этих выборах. А «Республика Донбасс», общественное объединение спорит с другим общественным объединением – «Свободный Донбасс».

Каныгин: Я тебя поправлю, Тимур – «Донецкая республика».

Олевский: Да, «Донецкая республика» имеет в своем изображении флаг «ДНР», вообще их предвыборная агитация от флага «ДНР» вообще никак не отличается, а у «Свободы Донбасса» - желтый флаг. В общем, людям, которые голосуют и не очень вникают в то, что происходит, очень понятно, за кого голосовать, тут – знакомый флаг, тут – знакомый лидер.

Каныгин: Тут еще играет роль, в общем, такая банальная штука, как номер в списке, что Захарченко, что «Донецкая республика», они стоят под первыми номерами в бюллетенях. Я видел, как очень многие люди, особенно пожилого возраста, которых, можно сказать, половина среди всех, кто ходит на эти выборы, они ставят как раз, ну не машинально, ну первый номер…

Олевский: Говорят в ЦИК «ДНР», что уже проголосовало полмиллиона человек, это треть избирателей, по-моему, это вообще треть жителей «Донецкой народной республики», то есть избиратели – это процентов под 60. Я боюсь точно сказать, но мне кажется, что так примерно. Еще есть 16-летние избиратели, которые тоже могут принимать участие в этих выборах в этот раз. Похоже ли то, что ты видел, на эти цифры и этот возраст?

Каныгин: Ты знаешь, я не видел практически людей моложе 20 лет, разве что в Горловке на последнем участке в школе №88, там было несколько девушек, это просто бросилось в глаза, потому что это были молодые лица. А так в Донецке, мы ездили и смотрели, в основном, это люди средних лет. По пальцам можно пересчитать тех людей, которым за 25, и практически нет тех, кто моложе 25 лет. Может быть, они придут позже. Мы еще планируем сейчас отбежать несколько участков. Ближе к вечеру, может, молодежь проснется, а, может быть, и нет. Посмотрим. Ну пока, по состоянию на этот час я могу сказать, что молодежи совсем немного, так же, кстати, как это было на референдуме 11 мая.

Олевский: Кстати, о референдуме. Как охраняются участки сейчас? Тогда охранялись очень серьезно – с оружием.

Каныгин: Здесь тоже охраняют люди с оружием. Здесь сформированы отделы полиции. Здесь это уже называется не милиция, как на Украине, а полиция.

Олевский: И время – московское.

Каныгин: Да, время московское, полиция, машины с такими голограммами, как в России полицейские. Охрана вполне такая внушительная. Батальон «Восток», батальон «Оплот», то есть бойцы этих батальонов принимают участие в охране избирательных участков. Пока никаких серьезных инцидентов я не заметил. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.