Молдавскому премьер-министру запретили работать

Здесь и сейчас
23 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Юлия Таратута

Комментарии

Скрыть
Конституционный суд Молдавии вчера поздно вечером постановил, что Влад Филат не может исполнять обязанности премьер-министра и формировать новое правительство. Заседание суда продолжалось более 10 часов. Поводом для него стало обращение депутатов от Либеральной партии. Те настаивали в начале марта, чтобы Парламент вынес Филату вотум недоверия, что значит, он не может оставаться исполняющим обязанности премьер-министра до формирования нового кабинета.

На прямой связи с ДОЖДЕМ специальный корреспондент издательского дома «Коммерсантъ» Владимир Соловьев.

Таратута: У вас опять неспокойно? Расскажите, что происходит?

Соловьёв: У нас как всегда весело, а не «опять неспокойно». Происходит то, о чём вы уже сказали: Конституционный суд всех удивил. Дело в том, что ещё вчера все строили планы  и гадали, кто же войдёт в состав нового правительства Владимира Филата, который в третий раз был выдвинут кандидатом в премьер-министры и до вчерашнего дня исполнял обязанности премьер-министра после того, как его 5 марта отправили в отставку. Но Конституционный суд единогласным решением шести судей решил, что Филат не может ни исполнять обязанности премьера, ни быть кандидатом в премьер-министры и опять претендовать на премьерское кресло. Запрос в суд направили либералы, которые попросили разъяснить, может ли премьер, которого отправили в отставку через вотум недоверия, заподозрив в коррупции, а именно об этом говорили в парламенте, когда увольняли Филата в марте, может ли он занимать должность и.о. премьера. Вернее о том, может ли он претендовать в премьеры, никто КС не спрашивал, но КС начал отвечать именно с этого пункта, о чем его никто не просил. Он, в первую очередь, сказал, что поскольку Филата уволили по подозрению в коррупции и извлечения выгоды из влияния и так далее, он не может быть кандидатом в премьер-министры. Это сильно меняет картину. Решение уже многие назвали спорным. Юристы разводят руками и недоумевают, решение называют политическим, потому что, во-первых,  КС об этом не спрашивали, может ли Филат быть кандидатом, а во-вторых, на Филата не заведено никаких уголовных дел по фактам коррупции и все подозрения ограничились лишь заявлениями отдельных депутатов парламента. Фактов коррумпированности Владимира  Филата не было предоставлено обществу.

Таратута: У нас такое впечатление здесь, что в Молдавии практически не существует ситуации,  когда у нее есть власть. Кажется, как будто кто-то все время копает под любого человека, получившего  полномочия. Насколько Филат пользуется поддержкой  населения? Насколько население считает, что против него совершаются козни его оппонентами?

Соловьёв: У вас, в общем, правильное впечатление. Действительно, с лета 2009 года, когда пришёл к власти так называемый Альянс «За евроинтеграцию», в этом Альянсе продолжаются склоки и выяснение отношений, кто же главный. Главным образом эти отношения выясняют Владимир Филат и вице-председатель демпартии - местный олигарх, весьма состоятельный человек Владимир Плахотнюк. Вокруг их противостояния и развивается вся ситуация, и этим противостоянием объясняются многие принимаемые решения, в том числе некоторые говорят о том, что решение КС было политическим не в последнюю очередь потому, что таким его хотел видеть один из двух Владимиров - Владимир Плахотнюк.

Таратута: Всегда нам очень интересно, при чём здесь Россия, и при чём ли она когда-нибудь в ситуации с Молдовой, или это абсолютно локальный конфликт?

Соловьёв: Здесь Россия как раз ни при чём. Во всяком случае, видимой руки Москвы на поверхности незаметно. Дело в том, что этот Альянс довольно неуклюже пытается  ввести страну в Европу: он об этом очень много говорит, но мало на эту тему делает. Поэтому России можно фактически ничего не делать, просто ждать, пока накопится масса недовольных. И она накопилась. Вы спросили о том, какое количество людей поддерживает эту власть и Филата. Так вот, внутренние опросы партий, в том числе партии Филата, показали, что партию Филата поддерживает порядка 10-12 % населения. Демократическую партию, в которой состоит Владимир Плахотнюк, порядка 5%. То есть, случись досрочные выборы, нынешний парламент выглядел бы совсем по-другому. На этом фоне растёт популярность оппозиционных коммунистов.

Таратута: Тут напрашивается параллель с Украиной, в которой всё время две силы перетягивали канат. Околокремлёвские политологи, которые с некоторым недоверием относились к украинской действительности,  говорили, что это неустойчивая конструкция, что совершенно невозможно в такой ситуации работать, иметь дело с Украиной, принимать какие-то решения местному парламенту, поскольку непонятно, у кого власть. А вот люди, стремящиеся к свободам, отстаивающие их приоритет, говорили о том, что Украина  просто отрабатывает демократические модели, создает институты, трудно, но не так, как их более авторитарные соседи. Как вы воспринимаете ситуацию в Молдавии? Она оправдана? То есть, это партии просто перетягивают канат и вырабатывают правильную линию поведения, полезную в будущем, или всё-таки очень неудобно жить в стране, где власть перекатывается из одного места в другое?

Соловьёв: Проблема в том, что партии, которые находятся сейчас у власти, действуют только либо в личных интересах, в интересах своих лидеров, либо в своих узкопартийных интересах. Именно этим объясняются какие-то чудовищные решения, в том числе и законодательные. Например, вот к параллели с Украиной, в минувшую пятницу была изменена избирательная система Молдовы, которая теперь стала смешанной. Было решено, что 51 депутат парламента будет избираться по партийным спискам, а половина -по одномандатным округам. Этот закон был стремительно одобрен в двух чтениях. Более того он был опубликован в субботу, в выходной день, в Официальном мониторе, после опубликования в котором и вступает закон в силу, и пролоббирован одной из партий. Сложно объяснить логику такой спешки и необходимость менять правила игры во время игры. Таких решений куча, вплоть до политических назначений людей руководителями силовых структур и потом использования этих людей в конкретных целях, таких как возбуждение дел  на неугодных политических оппонентов  или при переделе бизнеса. Поэтому, к сожалению, ничего общего с получением какого-то опыта и какой-то учёбы на ошибках это всё не имеет.

Таратута: Ситуация с борьбой с коррупцией. В России сейчас гигантская государственная кампания, есть отголоски общественной кампании, как-то так получилось, что все в унисон. В Молдове борьба с коррупцией - это тоже  политический инструмент и ничего более, или что-то действительно делается?

Соловьёв: Ну, абсолютно. Вот Владимир Филат уже пострадал от этой мнимой борьбы с коррупцией, а ранее было возбуждено несколько уголовных дел на министров, причём, как правило, на министров и чиновников из окружения того же Филата. Так совпало. Поэтому говорить о том, что борьба с коррупцией здесь ведётся  бескомпромиссная и тотальная, такого тоже нет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.