Могут ли Якунина уволить за гастарбайтеров

Здесь и сейчас
21 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Финский профсоюз водителей и транспортных рабочих вступился за российских работников. Возможно ли такое в России, обсудили с ведущим сотрудником Центра социально-трудовых прав Петром Бизюковым.

Профсоюз подал жалобу на Национальную железнодорожную компанию Финляндии, в результате чего двое топ-менеджеров этой компании были уволены. Поводом послужила дискриминация русских водителей - их зарплата значительно отличалась от заработка финнов.

Водителям из России платили всего по 2-3 евро в час, то есть намного меньше, чем их финским коллегам. Кроме того, уволенные менеджеры не соблюдали также трудовые соглашения с работниками из России. В железнодорожной компании пообещали незамедлительно компенсировать все недоплаченные россиянам суммы.

Макеева: С чем мы вообще имеем дело, с какими-то удивительными корпоративными отношениями беспримерными? С каким-то особым сильным профсоюзом, нежно относящегося именно к российским рабочим? Или это просто европейская такая история, которая для нас совершенно недостижима, там по тем или иным причинам?

Бизюков: Но вы знаете, это обычная практика, и она встречается не столь уж редко. Несколько, по-моему, пару лет назад, было очень громкое дело в Швеции, когда профсоюз заставил строительную компанию, которая проводила работы в одной из прибалтийских стран, по-моему, в Латвии, и они платили, соответственно, латвийским рабочим меньше. Так вот, профсоюз заставил, чтобы латвийским рабочим на латвийской территории Шведская компания, которая там проводила, заплатил по шведским расценкам. Это нормальная практика и основана она на очень такой простой логике.

Казнин: Здесь все-таки понятно, они думали, может быть, что проскочит эта история. А тут в Финляндии, на территории Финляндии прямо нарушался трудовой, видимо, договор, и трудовое законодательство. На что рассчитывали работодатели в Финляндии, если, в общем, мы знаем, что люди там законопослушные и?..

Макеева: Мы как раз не знаем, может быть, договор с российскими работниками на территории России заключили и, таким образом, это не было известно.

Бизюков: Действительно, трудно сказать, потому что я не знаком с этими людьми. Возможно, они поработали в России какое-то время. Потому что много финских предпринимателей работает и очень серьезно нарушает. Например, сейчас, в Ленинградской области, там есть подразделение финского предприятия «Тиккурила», где в прошлом году был очень жесткий конфликт с рабочими. «Тиккурила» платила им по заниженным расценкам, по сравнению с другими предприятиями. Российские рабочие требовали, ну, не то чтобы поднять свои зарплаты до европейского уровня, но хотя бы индексировать зарплату в соответствии с инфляцией. «Тиккурила» жестко давила на профсоюз, жестко расправлялась с теми, кто пытался отстаивать свои права. И пришлось организовывать международную компанию. Сейчас нечто подобное происходит с другой компанией, где-то есть тоже финское руководство - это «Форестия», которая производит комплектующие для автомобильных предприятий. Это текущий конфликт, это не нечто из ряда вон выходящее.

Макеева: Вот вообще удивительно, почему с профсоюзами так легко удается здесь, скажем так, разобраться, и это практически невозможно, приводит к увольнению топ-менеджеров там? Если рассматривать эту историю, попытаться представить себе, что это в России происходит, то получается, что из РЖД уволили двух директоров из-за того, что двум путевым обходчикам, условно, из Таджикистана, платили меньше, чем их коллегам-россиянам, и уволился из-за этого Якунин, допустим. Хоп, раз - и уволился. Это же немыслимо представить себе такое.

Казнин: Потому что профсоюз вступился за этих самых обходчиков.

Макеева: Да, потому что союз путевых обходчиков настоял на этом.

Бизюков: Но вопрос о том, почему профсоюзы в России слабы, значит…

Казнин: Риторический.

Бизюков: Нет, он не риторический.

Макеева: Почему уже нет? Мы слышим примеры.

Бизюков: И можно говорить об этом, просто это займет время. Я попробую сказать кратко. Сегодня наше законодательство организовано таким образом, чтобы профсоюзы обессилить. Очень трудно организовать профсоюз - не выполняется принцип свободы организации. Трудно зарегистрировать, местные власти часто идут на поводу у работодателей, которым, конечно, не нравится, что вдруг кто-то там начинает организовывать профсоюз. Это первое. Второе - очень нечестная в законе заложена процедура проведения коллективных переговоров. И, наконец, самое главное - у нас фактически запрещена забастовка. Вернее, в законе есть некая процедура, по которой можно организовать, но, во-первых, она очень длительная, больше 40 дней нужно, чтобы организовать, и такое количество процедур, такое количество документов, что сорвать ее ничего не стоит. Это знаете, такая изощренная форма запрета в виде разрешения. И не случайно, скажем, вот мы видим мониторинг трудовых протестов у себя в центре, так вот, скажем, за 10-й год не было, по данным Госкомстата, который фиксирует законные забастовки, ни одной забастовки.

Казнин: Есть альтернативные профсоюзы, которые периодически устраивают на заводе Ford, на РЖД том же.

Бизюков: Вот мы зафиксировали за прошлый год 205 трудовых протестов, из них порядка 80 были в форме забастовок.

Макеева: Но они все были незаконные?

Бизюков: Но они все были незаконные, поэтому они не учитываются. И вот такая ситуация продолжает висеть и раздаются голоса о том, что, давайте сделаем нормальную процедуру организации забастовки. Она не должна быть, конечно, безумно легкой, чтобы не каждый мог там по любому желанию бастовать, но она должна быть исполнима. И это очень сильно изменит ситуацию, потому что вот тогда профсоюзы покажут свою реальную силу и тогда вот такая дискриминация, в отношении работников, она, конечно, станет, ну если не невозможной, то, во всяком случае, затруднительной.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.