«Мне негде жить. Сгорело все». Прямое включение Павла Лобкова из квартиры, где взорвался газ

Здесь и сейчас
16 ноября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Теги:
Москва

Комментарии

Скрыть

В Пресненском районе Москвы из-за скачка давления газа на подстанции произошли возгорания примерно в 30 квартирах разных домов. Павел Лобков побывал на месте аварии и поговорил с хозяйкой одной из пострадавших квартир.

Лобков: Итак, вода по колено почти в некоторых комнатах сгоревших квартир, потому что именно здесь, на Шелепихинской набережной, дом 18, мы сейчас показываем, где произошел взрыв газа. Так еще в 20-ти с лишним квартирах, которые сейчас находятся примерно в таком же состоянии, как эта, это действительно был взрыв газа. Анна, хозяйка квартиры, сейчас на прямой линии связи. Анна, как вы поняли, что все это произошло, как вообще все это пережили?

Анна: Дома была моя мама, она пользовалась газовой плитой – и тут резко давление увеличилось, из газовой плиты просто ее как будто облили бензином, она вся вспыхнула. Она пыталась тушить водой, но, к сожалению, с таким давлением ничего поделать невозможно. Просто она выбежала в одним тапочках вместе с детьми, собакой. Кто в чем был одет, без одежды, без всего. Видно, что вся обувь, все пропало. А дело к зиме. Ремонт год назад был сделан.

Лобков: Вице-мэр Бирюков приезжал – он заходил к вам?

Анна: Я его не видела.

Лобков: Вам кто-то из МЧС или из городских властей, управы говорили о компенсациях, о переселении?

Анна: О компенсациях мне не говорили, говорили о возможности разместиться временно в гостинице.

Лобков: Сейчас многие уже поехали в гостиницы?

Анна: Возможно, да. Я по поводу гостиницы согласилась, потому что мне действительно негде в данный момент жить. Пока разместились у соседей, у родственников.

Лобков: То есть, фактически все, что есть на вас – это пальто – это все, что осталось, да?

Анна: Может быть, в шкафах что-то есть, но вещи немного истлевшие.

Лобков: И вы не можете сюда пройти даже, потому что здесь просто настоящий ад.

Анна: Все плавает. Были антресоли, и они от температуры оплавились. Там хранилась моя зимняя обувь. У меня в этом шкафу была приготовлена одежда – шуба, зимняя одежда. Все пропало, все сгорело.

Лобков: Анна, вообще в вашем доме есть пострадавшие?

Анна: Я не слышала.

Лобков: У вас была плита старого образца, правильно я понимаю?

Анна: У меня был полностью сделан капитальный ремонт квартиры абсолютно с нуля.

Лобков: То есть плита новая.

Анна: У меня была новая плита, кухню я заказала у одной известной компании, абсолютно новая плита, абсолютно новая подводка.

Лобков: То есть то, что говорили, что старые плиты не выдержали клапаны – это ложь?

Анна: Все было абсолютно новое, плюс был проведен капремонт самого дома года 4 назад, менялись полностью газовые трубы. Плюс у меня новая плита, которую два года назад газовщики мне поставили.

Лобков: То есть это были официальные газовщики, которые были уполномочены Мосгазом.

Анна: Конечно. Газовщики официальные, ремонт. Все было официально. Вы пройдете на кухню, там можно понять, что она новая.

Лобков: Мы попробуем туда пройти сейчас, хотя это довольно сложно. Мы видим, что здесь действительно открывается вид, как ни странно, на Москва-реку, это набережная. Вот все, что здесь осталось. Вот кухня, мы видим, что здесь все превратилось в месиво сгоревшее. И таких квартир очень много, как я понимаю. Это короб, который был холодильником, здесь видно, что была температура в несколько тысяч градусов, потому что оплавились даже железные части. Можно сказать, что жителям в каком-то смысле повезло, потому что они успели уйти из этого кровавого ада. Это 9 этаж, здесь узкая лестница, хорошо, что пожар не распространился на лестницу, что можно было покинуть эти квартиры, в которых произошел взрыв газа.

Мы попробуем выйти сейчас на лестницу. Видно, что здесь не то что жить, здесь оставаться небезопасно, потому что сверху может упасть кусок штукатурки, потолок обваливается. Мы идем по воде, которая осталась после тушения пожара и после того, как прорвало, очевидно, водопроводные трубы.

Здравствуйте, ваша квартира тоже пострадала?

- К счастью, не пострадала, потому что вовремя был выключен кран.

Лобков: То есть если у вас кран был включен, то… Скажите, пожалуйста, у вас плита нового типа или старого?

- Можете зайти посмотреть. У нас новая плита.

Лобков: То есть это новые плиты, и то, что говорили московские власти, то, что говорило МЧС о том, что прорвало плиты старого образца… То есть она с так называемой системой газ-стоп, да?

- Газа-стоп нет.

Лобков: Но клапаны там новые достаточно? Да, эта плита современная. Видимо, удар газовый был слишком высоким.

- Сначала был такой звук – ссссс. Я обратила внимание, а потом когда я включила, все загорелось. Муж быстро отодвинул холодильник и прикрутил, и мы потушили.

Лобков: То есть вам удалось сбить пламя самим?

- Мы были здесь, вдвоем.

Лобков: До сих пор здесь стоит запах газа и гари.

- Соответственно, потом дым попер, все было черным, на балкон.

Лобков: Эвакуируют только жителей пострадавших квартир? К вам вообще заходил кто-то из властей?

- Нет. Мы бы вообще, наверное, задохнулись бы, если бы не решили… Муж говорит: надо выходить. 20 минут мы находились на балконе, было страшно ужасно, все было в дыму, света нет. Он говорит: надо выходить. И через 20 минут мы открыли, тут все в дыму. Поднялись пожарные, сказали: бегом выбегайте, пригнитесь. То есть мы не знали, что делать, потому что мы были на балконе, на лоджии, а здесь все было черное.

Лобков: Вы ночь здесь проведете? Здесь очень удушливый запах, возможно, большая концентрация угарного газа.

- Проведем здесь, да.

Лобков: Вот что происходит сейчас в доме на Шелепихинской набережной, 18. Это дом, который, наверное, больше всего пострадал от газового удара на газораспределительной станции. Напомню, что незадолго до 21 часов на газораспределительной станции, по версии МЧС, произошло внезапное повышение давления, от чего не выдержали запорные клапаны. В тех домах, где был включен газ, а это воскресенье вечер, многие люди готовили, в том числе, готовили себе на неделю, произошел взрыв газа, несколько квартир сгорело.

Еще пока о компенсациях потерпевшим неизвестно, им предлагают уехать на ночь в гостиницы, а тем жителям квартир, которые не пострадали, придется провести эту ночь здесь, в доме без лифта, на верхних этажах, в отравленном воздухе без света и без электричества.

А есть какие-то данные, может быть, вы знаете, когда восстановят электричество?

- Не могу сказать. Я не могу туда пойти.

Лобков: Ну вот будем спускаться вниз, посмотрим, что происходит на улице. Здесь везде работают пожарные, на улицах развернут штаб МЧС, спускаться придется долго – это 9 этаж лифт здесь не работает, весь дом напоминает встревоженный улей. Потому что если какие-то квартиры и не были непосредственно затронуты взрывом газа, то в них попала вода от тушения.

Здравствуйте, вы тоже здесь живете? Ваша квартира осталась целой?

- Да-да, слава Богу. Мы просто газ зажгли, вспыхнуло, буквально штора сгорела, чуть-чуть кухня расплавилась.

Лобков: Вас эвакуируют или вы здесь остаетесь на ночь без света, без всего?

- Мы тут остаемся без света, без всего.

Лобков: Удачи вам, пойдем дальше вниз. Мы видим, что соседи здесь общаются друг с другом, пытаются как-то друг друга поддержать. Хотя, действительно, это для многих было здесь шоком, потому что воскресенье вечер, это время, когда семьи собираются вместе и когда независимо от того, к какому классу общества принадлежат люди, они все равно в воскресенье вечером перед началом рабочего дня приезжают к себе домой, ходят друг к другу в гости и, конечно, то, что катастрофа произошла именно в это время, это ужасное совпадение. Это не только здесь произошло, это по всему микрорайону. В МЧС говорят о том, что это были старые плиты, но мы видели, что плиты новые.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.