Митрохин о законе о митингах: "Все больше людей будет приходить к мысли, что необходимо браться за оружие"

Здесь и сейчас
5 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Шесть часов безостановочного заседания с парой пауз на перекус - в Госдуме до сих пор продолжается обсуждение закона о митингах. Заседание превратилось в настоящий марафон: все благодаря депутатам от Справедливой России - они решили устроить так называемую "итальянскую забастовку" и, в буквальном смысле, закидали парламент поправками.
Рассмотрение закона началось в 12:30, до обеда успели принять все рекомендованные профильным комитетом поправки, в частности, о штрафе в размере 300 тысяч рублей для частных лиц и миллиона - для юридических, за нарушения во время проведения массовых мероприятий. Одновременно ввели запрет на ношение масок, алкоголь и оружие на митингах.
Но затем Госдума столкнулась с предложениями эсеров и коммунистов - всего таких порядка четырехсот, и многие, по утверждению самих депутатов, абсурдны, например, предложение ввести температурные ограничения на проведение обязательных работ: не меньше 10 градусов и не больше 30 градусов по Цельсию и так далее. В любом случае по регламенту депутаты обязаны рассмотреть их все. А основная цель оппозиции - не дать принять этот закон к 12 июня, к очередному "маршу миллионов".
С утра у здания Госдумы активисты партии "Яблоко" прошли так называемые "народные гуляния", посвященные принятию нового закона.
Всего на Охотном ряду собрались порядка 40 "яблочников", среди которых был и их лидер Сергей Митрохин. Гулявшие говорили, что это предварительная агитация перед пикетом, который должен состояться у памятника Карлу Марксу в 11 часов. Полиция посчитала акцию у Думы несогласованной и задержала Сергея Митрохина и еще 17 человек. А затем, уже на площади революции, еще больше 50 человек.
О принимаемых поправках нам подробнее рассказал председатель партии "Яблоко" Сергей Митрохин, только что вышедший из отделения полиции.

Казнин: Быстро вас выпустили.

Арно: Да.

Митрохин: У меня административная статья 20.2. Они продержали меня около 5 часов - это на два часа больше положенных трех. Грубейшее нарушение!

Арно: А вы следите за судьбой задержанных с вами?

Митрохин: Их всех выпустили сейчас. Меня направили к судье Боровковой знаменитой, 18 числа суд, но пока еще это штраф в 500 рублей. После принятия этих поправок, за аналогичные, высосанные из пальца полиции, нарушения, мы будем платить вот эти самые 300 тысяч, о которых вы только что сказали. Поэтому, конечно, мы не отказались от возможности сейчас еще отделаться вот таким вот легким штрафом и поднять голос возмущения против этого варварского законопроекта.

Казнин: Тем не менее, он будет принят, судя по всему.

Митрохин: Да, скорее всего он будет принят, но ничего хорошего для властей не следует ожидать от этого принятия. Потому что если перекрывается возможность протестовать мирным путем, законным путем, все равно чувство протеста в людях накапливается, им надо его реализовать. И они будут делать это не мирным путем, и незаконным.

Казнин: Вы так говорите, как будто бы запрещают в принципе любые митинги и собрания. Ведь в этих поправках есть и некоторые, с которыми соглашаются практически все. Но есть некий консенсус, что, действительно, не должно быть провокаций. Вот как вы относитесь к?..

Митрохин: Что значит «соглашаются все»? Я вот ни с чем не соглашаюсь из этих поправок. Что значит «не должно быть провокаций»? Если пишут, что вы помяли траву, повредили зеленые насаждения, создали помехи для движения пешеходов - тогда организаторы несут повышенную ответственность, платят эти безумные суммы. Как раз в этом случае очень легко заслать провокаторов, которые все это сделают - помнут траву, повредят насаждения, создадут помехи и с вас сдерут потом эти самые 300 тысяч.

Казнин: По поводу масок вы согласны, что не должны люди на митинги надевать маски?

Митрохин: Согласен, но опять-таки, это поправка для тех, кто готов устроить провокации, нагонят людей в масках, специально обученных, специально проплаченных и скажут, вы смотрите, как грубо нарушили законодательство – все! - штраф 300 тысяч. Если у вас нет 300 тысяч, если вы обычный человек, который вышел протестовать, например, против точечной застройки в своем дворе, или против безобразных отношений в системе ЖКХ и так далее, к вам пришлет местный чиновник - давайте думать не только о Москве, не только о «Маршах миллионов» - к вам придет местный чиновник, наймет провокаторов, которые оденут маски, придут на ваше мероприятие и вас заставят платить 300 тысяч. У вас их нет - зарплата средняя по стране 25 тысяч, во многих регионах гораздо меньше - 15 тысяч - и что вы будете делать?

Казнин: То есть, вы думаете, будут использовать эти поправки вот так широко и региональные чиновники?

Митрохин: Региональным, конечно, большой подарок: больше не будет у них там протестов, они любому протестующему заткнут рот очень легко. Что значит для него, заплатить 300 тысяч, если у него зарплата 15? Значит, придут судебные приставы и будут описывать его квартиру в порядке взимания этой суммы. Значит, ему придется с семьей выселяться на улицу. Значит, фактически для него это запрет. Зная об этом, он никогда не пойдет ни на организацию, ни на участие в публичных мероприятиях.

Арно: Вы считаете, что не пойдет? То есть грядет 12 июня. Исходя из менталитета рассерженных россиян, что мы можем сказать, какой прогноз? Это действительно остановит людей от протеста, чтобы выходить на улицу?

Митрохин: Конечно. Потом пойдут репрессии и будет закручиваться вот эта спираль. Власть будет предпринимать садистские репрессивные меры против людей, выкатывать им вот такие штрафы, а значит, заставлять их работать принудительно, что противоречит Конституции. Статья 37 запрещает принудительный труд. Нам сейчас грозят обязательной работой. Но будет ответ в обществе подниматься. Ответ не очень хороший ни для кого - ни для самого общества, но и для власти тоже. Потому что то, что нельзя выражать протест мирными средствами, протест от этого никуда не денется. Он начнет другими способами себя выражать. Значит, станет больше людей, причастных к какому-нибудь подполью. У нас сейчас уже есть подполье националистическое, есть исламское подполье в стране, значит, рекрутов для этого подполья станет больше, появятся новые виды подполья. Все более количество людей будет приходить к мысли о том, что необходимо браться на оружие. Это неизбежно.

Казнин: То есть, вы все-таки исключаете мирные формы протеста без провокаций?

Митрохин: Конечно, будут всякие, мирные, за которые будут наказывать. Кстати, будут наказывать не только за политический протест, будут наказывать за то, что люди вообще собрались пойти погулять вместе или просто встретиться, обсудить свои проблемы, без всякой политики. Вот у них течет в подвале труба. Власть ничего не делает, ДЕЗ ничего не делает. Люди собрались обсудить и возмутиться, высказать свое возмущение. К ним придут и скажут: «Вы нарушили закон. Все, платите 300 тысяч». И в этих условиях гнев, который копится в людях, не будет иметь выхода легального, законного, конституционного. Значит, он будет искать другой выход. Это котел, который стоит на огне, а его запаивают. Вы сами понимаете, что с этим котлом произойдет.

Арно: Смотрите, обычные люди, собственно, это их личный выбор, идти или не идти. А как будут себя вести теперь оппозиционные лидеры, если вот эти поправки будут приняты и будут такие ограничения и по деньгам, и по заключению?

Митрохин: Я не знаю, я буду смотреть на ситуацию. Конечно, я воздержусь от призыва к людям приходить на массовые акции, если будут знать, что даже на согласованную акцию они будут приходить с риском быть задержанными за то, что какой-то провокатор повредил зеленые насаждения. Я не могу подставлять людей. Значит, мы будем думать, будем искать какие-то другие формы выражения протеста.

Казнин: У нас здесь сидели, собственно, депутаты «Единой России», говорили, что именно для этого и принимается поправка о масках и о запрете носить маски, чтобы было просто выяснить и доказать, что вот это провокатор. Если будут видны лица и это будет видно на съемках, то можно будет доказать, кто этот человек, установить личность.

Митрохин: Вы знаете, они сосредоточились на масках, потому что это только одна из деталей. Они коснулись самой безобидной поправки про маски. А там же есть масса других. Например, больше одного собираться нельзя. Потому что полиция может подойти и сказать: «Что это вы здесь собрались? Ну-ка, давайте…». Вас задержат, и потом суд вам припаяет вот этот штраф в 300 тысяч, может быть, где-то чуть меньше. Поэтому дело-то не в масках. А дело в том, что помимо масок, внесено еще много поправок, касающихся массы других, так называемых нарушений. Я их уже перечислял.

Есть поправка, которая разрешает местным властям запрещать проведение митингов в конкретных местах. То есть, они могут разрешить проведение митингов в одном месте на окраине города, в каком-нибудь лесу или на пустыре за городом. И скажут: «Только здесь проводите». Сейчас им закон позволяет сделать. Вот совокупность этих поправок практически ставит крест на желании граждан вообще провести какой бы то ни было митинг, потому что они могут быть наказаны в любом случае.

Еще очень важная вещь, как правило, и сейчас, и сегодня даже, я могу на своем примере сказать, наказание наступает не за реальное правонарушение, а за нарушение, высосанное из заскорузлого пальца полицейского. Он мне сегодня написал в протоколе, что я выкрикивал лозунги, что-то там «Свободу России» и так далее. Я просто общался с журналистами. Я не сумасшедший и не псих в общении с журналистами кричать лозунги. Но полицейский мне это написал в протоколе. За это мне пока сейчас судья Боровкова присудит 500 рублей. А в будущем, после принятия поправок, мне за это бы присудили уже 300 тысяч, вот о чем речь.

Когда единороссы ссылаются на западный опыт, они должны сначала перенять другой опыт, что все-таки на Западе или даже уже на Востоке тоже, полицейский в суде не может называть белое черным, а черное белым. И судья там не можем ему во всем верить беспрекословно и на основе его рапорта штамповать такой приговор. А у нас это обычная практика - и полиция, которая все время врет, и суды, которые все время подтверждают это вранье. И в этой ситуации, вот эта масса поправок с этими нарушениями, она перечеркивает реальную возможность проводить публичные мероприятия в нашей стране.

Казнин: Сейчас продолжается заседание Государственной Думы, которое, как мы уже рассказали, затягивается депутатами «Справедливой России» и коммунистической партией, которые вносят и вносят поправки. Мы можем посмотреть сейчас, что происходит в зале заседания.

Пономарев: …публичного пространства, что должно иметь серьезные последствия для собраний.

- Предыдущая поправка была частично учтена, данную предлагаю отклонить.

Нарышкин: Ставлю на голосование поправку 351. Включите режим. Покажите результат голосования. Поправка не принимается. И последняя из предложенных поправок - 354.

Пономарев: И, наконец, еще одно, с чем мы постоянно сталкиваемся. Никакая градостроительная деятельность, архитектурные проекты, ремонтные работы не должны быть причиной ограничения доступа к общественным местам или делать их недоступными для проведения свободных собраний. Перекрытие доступа к таким местам могут иногда представлять собой косвенное ограничение свободы собраний, но должно определяться на основании заранее предварительной широкой общественной дискуссии.

- Проблема поправки неоднократно обсуждалась, предлагаю отклонить.

Нарышкин: Ставлю на голосование. Включите режим. Результат. Поправка отклонена. Илья Владимирович, спасибо за комментарии к внесенным вами поправкам. Далее следуют поправки, предложенные Владимиром Георгиевичем Соловьевым. Но прежде, по введению Ризван Даниялович Курбанов...

Арно: И вот это пять часов длится. Одни и те же…

Казнин: Шесть часов.

Арно: Шесть часов.

Казнин: Вот мы уже поняли, что 354 поправка рассмотрена. Их практически 400, судя по всему.

Митрохин: Скоро это закончится.

Казнин: И будет длиться еще. Ну, не скоро, наверное.

Арно: А сейчас технически просто они закончат работу Думы, закроются двери и все, пора домой. Нет?

Митрохин: Нет.

Арно: Они могут заседать всю ночь?

Казнин: Конечно.

Митрохин: Они могут перенести на следующий день, но это не в интересах властей, которые хотят к 12 этот закон окончательно принять. Поэтому досидят до 2-х часов ночи, до 3-х. Я, кстати, был свидетелем, когда был депутатом Госдумы, много раз такие заседания были ночные. То есть, к сожалению, эта забастовка результата не даст.

Арно: То есть, сейчас, кто физически крепче, тот и на сегодня, в общем, наверное, победит?

Казнин: По опыту, объясните нам, это все закончится в ближайшие часы?

Митрохин: Я думаю, что да. В ближайшие часы.

Казнин: Вот так отклонят в течение еще нескольких часов все внесенные поправки, и больше никаким образом затянуть процесс невозможно?

Митрохин: Нет. Больше никак нельзя затянуть, поэтому поправки, скорее всего, будут приняты ночью. И завтра уже в скоростном порядке их одобрит Совет Федерации и потом сразу же их подпишет президент. У нас при желании можно закон принять за один день, потому что никаких нет ограничений в этом вопросе. Власть будет реагировать достаточно оперативно на это.

Казнин: Пофантазируем. Президент может наложить вето…

Митрохин: Я бы на месте президента, даже не исходя из своих взглядов, а из его, ну из его интересов, я бы наложил вето и сказал: «Слушайте, ну вы совсем обозрели, что ли тут, единороссы? - Он же уже не единоросс у нас, президент, и не был даже им никогда, а сейчас вообще отказался. - Ну вы совсем с ума сошли? Нет, давайте-ка я отправляю закон на доработку, снижайте штрафы». По крайней мере, он мог бы выглядеть таким социально близким к 90% граждан России, которые такие штрафы заплатить не смогут никогда. Ведь этими размерами штрафов Дума подтвердила ту гипотезу, что она обслуживает интересы олигархов и чиновников, которые живут не только на свою зарплату.

Президент мог бы сказать, что рядовой гражданин не может, как он будет защищать свои права вообще-то реально? Да никак он не сможет защищать свои права, потому что он придет на митинг, потом ему домой лучше не возвращаться, потому что жена что ему скажет и что она с ним сделает, зная, что он 300 тысяч сейчас заплатит? Я сомневаюсь, что президент это сделает, потому что ему главное уже к 12-му числу иметь мощный репрессивный механизм, который обрушится на головы организаторов и участников этого самого "Марша миллионов", скорее всего.


Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.