Срочно
В Пакистане разбился самолет с 47 пассажирами на борту
7 декабря
419

Митрохин мечтает о тандеме "Яблоко" + Навальный

Здесь и сейчас
18 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Лидер партии "Яблоко" Сергей Митрохин сегодня выступил с неожиданным для периода предвыборной гонки заявлением. Он сообщил, что знает о том, что партия не пройдёт в Госдуму, так как наверняка не сможет преодолеть барьер в 7%.

При этом Сергей Митрохин отметил, что надежда попасть в Госдуму всё-таки есть – в том случае, если федеральный список партии возглавит Григорий Явлинский. Возможно, также, что Явлинский будет кандидатом от "Яблока" на президентских выборах. Кроме того, у Сергея Митрохина есть целый ряд предложений для действующего президента.

Каких именно - мы спросили у Сергея Митрохина.

Макеева: Насколько вы все-таки оптимистично смотрите на выборы в Госдуму предстоящие? Есть ли вероятность, что «Яблоко» вернется?

Митрохин: Я исхожу из того, что в России выборов нет. Есть своеобразная рулетка, которую крутят…

Зыгарь: То есть, переходим к следующему вопросу. Зачем мы сейчас тогда тут с вами разговариваем?

Митрохин: Мы же демократическая партия, мы боремся за демократию. Демократия – это честные выборы.

Зыгарь: Да, а политика – это искусство возможностей.

Митрохин: Да. Если мы хотим добиться, чтобы когда-нибудь в нашей стране были честные выборы, мы должны участвовать в том, что нам предлагают.

Зыгарь: Лимонов, который тоже говорит, что выборов нет, у него свой такой последовательный путь: раз выборов нет, значит, в них не надо участвовать. А вы говорите, что выборов нет, но участвовать надо.

Митрохин: Участвовать надо, потому что другим способом вы изменить ситуацию не сможете. Если вы, допустим, есть такие люди, избиратели бывшие, сидят на диване и говорят, «ну, это все равно не выборы, я не пойду», так они тем самым помогают фальсифицировать, потому что их бюллетень аккуратно берут и засовывают за партию «Единая Россия». Тем самым они, во-первых, все равно участвуют в выборах таким вот образом, во-вторых, они ни на что не влияют. А шанс влияния есть, если вы приходите и не просто там голосуете, но еще и пытаетесь защитить свой голос, участвуете в наблюдении, участвуете в каких-то компаниях и так далее и тому подобное. Смотрите, как произошел на Украине Майдан, оранжевая революция, ведь люди, в первую очередь, пришли защищать свои голоса, которые у них украли.

Зыгарь: А голоса были отданы за раскрученных политиков, которые незадолго до этого были властью: за бывшего премьера и бывшего вице-премьера.

Митрохин: Не важно, люди пришли, там было 90%, по-моему, явка, они на майдан пошли только потому, что до этого пришли на выборы. А Лимонов их призывает «не ходите», значит, они потом ни на какой Майдан не придут, защищать будет нечего. Это деморализующая идеология – не ходите на выборы, не участвуйте в выборах – она деморализует гражданскую ответственность человека. Поэтому в кампании по бойкоту выборов, с нашей точки зрения, участвовать нельзя. Эта кампания гибельная для России, она гибельна для нашего гражданского общества. Мы должны в этом участвовать. Да, в этом фарсе! Но только таким способом мы можем этот фарс превратить в нечто более цивилизованное и добиться каких-то результатов. Я могу привести пример. Вот, например, выборы в Кольчугинском районе Владимирской области в марте этого года. Стечение обстоятельства, да, власть нас там не прессовала, она нас прессовала в соседнем городе Владимире, где просто список сняли, но вот в Кольчугинском районе не такой был прессинг. И мы закрыли все участки своими наблюдателями, обучили их, получили 20,5% список партии «Яблоко». «Единая Россия» провалилась на второе место с первого. Такой же результат у нас был за полгода до этого…

Зыгарь: После «Яблока»?

Митрохин: Нет. Мы были третьими с 20%. Первое место заняло ЛДПР.

Зыгарь: Вы так говорите, что такое ощущение, что у нее меньше, чем 20%.

Митрохин: Она провалилась со своего вечного первого места на пьедестале, рухнула. Это для нее действительно катастрофа. Такой же результат у нас был в Псковской области год назад в октябре. Тоже 20,5%.

Зыгарь: Тогда вот если вы называете выборы фарсом и понятно, что там разные технологии манипулирования результатом, причем тут Григорий Явлинский? Как он может, человек, который довольно давно не участвовал в политике, может повлиять на этот фарс, если это все равно фарс?

Митрохин: Знаете, у нас, наверное, какие-то есть свои в партии этические представления, которые другим партиям, может быть, чужды. Мы людей не выбрасываем, мы не разбрасываемся людьми. Явлинский был основателем нашей партии, он был лидером в течение многих лет, у него есть своя аудитория внутри наших сторонников и мне кажется, что эта аудитория заслуживает того, чтобы видеть Григория Алексеевича снова в нашей обойме и он из нее, собственно говоря, никуда не уходил. И он востребован. Я сейчас езжу везде по стране, по регионам, все спрашивают: «А куда делся Явлинский?».

Зыгарь: Какие-то ностальгирующие избиратели, которые скучают старому.

Митрохин: Не только ностальгирующие. Есть очень такие продвинутые избиратели, которые понимают, что, да, «Яблоко» меняется, руководство обновляется, но Григорий Алексеевич у нас, как я сказал, остается в обойме и он продолжает заниматься тем, чем и раньше занимался. Он разрабатывает стратегии развития нашей страны. И в данном случае есть одна стратегия, которую как раз он разработал, она называется «Дома. Земля. Дороги». Это стратегия массового жилищного строительства с использованием государственных резервов с целью решения самой болезненной для человека сегодня в России проблемой – жилищной, действительно решение за 7 лет, и одновременно экономический прорыв. То есть, расширение внутреннего спроса в экономике, развитие строительной отрасли, строительных материалов и так далее, отраслей, не связанных с сырьевыми ресурсами.

Макеева: А почему эту программу представляете вы, а не он сам? Он уклоняется от общения с прессой.

Митрохин: А потому что он еще не принял решение. Вот он примет мое предложение…

Зыгарь: А, то есть, вы его только подталкиваете?

Митрохин: Я хочу, чтобы он сам излагал свою программу. Пока что мне приходится за него это делать.

Зыгарь: То есть, вам надоело фигурировать в роли лидера партии?

Митрохин: Мне не надоело фигурировать в роли лидера партии, нисколько. Но понимаете, лидер партии – это не жених на всех свадьбах. У него своя роль: организовать партию, организовать выборы и так далее. В команде есть и другие люди, которые должны играть свои роли.

Макеева: Тандем фактически.

Зыгарь: Вот я тоже хотел спросить. Не кажется ли вам, что ситуация похожа: сначала один партийный лидер, потом он передал власть преемнику, потом преемник подвинулся для прежнего лидера.

Митрохин: Во-первых, не годится аналогия: речь не идет о передаче власти. Я не говорю о том, что, знаете, не справляюсь, пусть снова Григорий Алексеевич вернется…

Зыгарь: Никто и не говорит, что не справляется.

Митрохин: Во главе списка, на второй позиции или даже на первой он вполне может фигурировать и это пойдет на пользу «Яблоку». Нас часто спрашивают: «А вы кого-нибудь со стороны привлекаете, других людей?». Ну, конечно, такие разговоры ведутся, но у нас внутри самой партии своей есть люди, которые популярны достаточно, которые могут привлечь голоса, которые могут ездить по регионам, выступать на телевидении.

Зыгарь: Мне кажется, вы чуть-чуть лукавите. Я помню, партия «Яблоко» очень прилично выступила на выборах в последний раз тогда, когда одним из лиц партии «Яблоко» был Сергей Степашин, в недавнем прошлом премьер-министр.

Митрохин: Это было не самое наше лучшее выступление. Все-таки более высокий процент «Яблоко» получало во главе именно с Явлинским до этого.

Макеева: Наверное, и имена другие были.

Зыгарь: Я имею в виду звезд-то вы вообще…

Митрохин: Со Степашиным, между прочим, те выборы очень интересные были, потому что мы тогда жестко выступили против всеобщей истерией, связанной с войной в Чечне. Мы сказали: «А мы против этой войны», когда все кричали «мочите их там!». Мы сказали: «Все! Надо когда-то вовремя остановиться».

Зыгарь: Вы все равно позвали человека, который ассоциировался с системной властью. Пусть он был альтернативной Путину, но…

Митрохин: Он был альтернативной Путину. Это, собственно говоря, была главная тема…

Зыгарь: Напомню зрителям, мы говорим про 99-й год.

Митрохин: Но он не возглавлял наш список, Степашин, возглавлял все равно Явлинский. Но это неважно, кто первый, кто второй. Если есть стройка, какая разница, кто первый, кто второй, люди видят, что есть и те и другие, и третьи. А сейчас вообще десятка. По закону мы можем ставить 10 человек во главе списка.

Зыгарь: Смотрите, вот вы говорите про обновление, а неужели вам не жалко, что вы так проглядели потенциально суперзвезду, который был членом вашей партии, я говорю про Алексея Навального, который был членом партии «Яблоко» и сейчас является объективно очень видным российским политиком.

Макеева: Сразу и Госдума…

Зыгарь: Но уже не у вас.

Митрохин: Мы сохранили хорошие отношения с Алексеем Навальным. В свое время нам пришлось его исключить, хотя я, например, с большим трудом вот на это пошел. Я пытался его убедить, что не надо слишком сильно увлекаться, ну так скажем, некоторыми течениями политическими, связанными с национализмом.

Зыгарь: А он сейчас и не ассоциируется у нас, пользователей интернета с этим.

Митрохин: Да. Тогда он почему-то вдруг в один такой вот странный момент вдруг мне позвонил и сказал: «Вы знаете, я хочу пойти на собрание людей, которых некоторые даже считают не просто националистами, а еще хуже». Я ему сказал: «Будь острожен, не надо все это так резко делать. Я понимаю, есть какие-то мотивы у тебя, какие-то соображения, которые в чем-то даже тебе могут показаться правыми и так далее, но не надо это делать так жестко. Потому что на партию сразу же обрушится шквал обвинений…».

Зыгарь: То есть, жалеете, что?..

Митрохин: Я жалею, что мне не удалось его убедить. После того, как мы его исключили, он выходил с криком «Слава России!» из нашего зала заседания. Я надеюсь, что сейчас у него нет таких взглядов, он, может быть, их пережил, преодолел и мы с ним взаимодействуем. Кстати, я делаю обращение по его просьбе во всякие органы, как председатель партии, помогаю его борьбе с коррупцией. У нас своя линия борьбы с коррупцией у «Яблока». Мы, кстати, единственная партия, которая воспользовалась правом делать запросы на антикоррупционные проверки чиновников и депутатов. Все остальные партии отказались. Все только кричат, что они против коррупции, а мы реально занимаемся. Поэтому на этой почве мы с ним взаимодействуем. Вот пусть этот тандем «Яблока» и Навального, хотя он не такой очевидный, но в каком-то первом приближении он существует. Ну и нормально, не будем торопить никаких событий.

Макеева: Вот к вопросу о ностальгии, о том, что «Яблоко» - демократическая партия. Вы сегодня, на мой взгляд, для лидера демократической партии сделали довольно удивительное заявление о том, что партия «Яблоко» намерена отмечать 19 августа не 20-летие событий известных, а Яблочный Спас – один из важнейших христианских праздников. «Сейчас у нас будет Яблочный Спас, который, к несчастью, совпал с годовщиной путча. Мы будем отмечать Яблочный Спас, путч отмечать не будем. Мне непонятно, что там отмечать». А что, собственно, непонятно? Разве это не 20-летие вот такого массового проявления гражданского сознания, стремления защитить демократию?

Митрохин: Во-первых, 19 числа не очень понятно что отмечать.

Макеева: Хорошо, а 21-го вы будете отмечать?

Митрохин: Я подготовил заявление: мы отметим, но не как праздник какой-то. Потому что праздник, с моей точки зрения, вышел сильно омраченным. Вот то руководство новое России, которое победило 21-го августа ГКЧП, оно, к сожалению, не оправдало тех надежд, которые на него возлагали люди, собравшиеся тогда у Белого дома и праздновавшие 21-го числа.

Макеева: Вы хотите сказать, что люди напрасно собрались? Вы, кстати, были у Белого дома?

Митрохин: Был. А я знаете как, я был у Белого дома, я посмотрел, я молодой человек был совсем, я подумал: слушайте, во-первых, организовано все бездарно, защита и оборона, только одни голый энтузиазм людей.

Макеева: Ну, это не рок-концерт, конечно.

Митрохин: Те, кто сидит в Белом доме, думают, что они этом пятачке оставаясь, они спасут всю Россию. Нам с моими коллегами пришла в голову другая идея: давайте расширять сеть сопротивления переворотам, давайте найдем другие здания в Москве, где можно организовать штаб - Моссовет. Мы пришли в Моссовет, там тысячи телефонов, нам быстро дали комнату…

Зыгарь: И никакой опасности штурма. Все боятся штурма Белого дома, а вы в Моссовете.

Митрохин: Мы прошли в Моссовет, я связался с Белым домом, с генералом, сейчас не помню фамилии, и сказал: «Вот мы хотим организовать общенациональную забастовку против ГКЧП. Вы нам даете санкцию?». Он говорит: «А вы за нас или против?» - «Мы за вас. Мы хотим поднять страну, организовать забастовку». Никто же не знал, чем закончится 20-21 числа. Ну, вот, мы это сделали. Стали обзванивать, звонить директорам предприятий, призывали к забастовке, потом нам стали звонить. Мы действительно превратились в реальный штаб. То есть, наше поведение было вот таким вот стратегическим. Но потом все закончилось и нам уже пришлось сдерживать полк афганцев, которые требовали, чтобы мы им разрешили прилететь в Москву на защиту Белого дома. Но праздновать сейчас эти события…

Макеева: Есть слово «отмечать».

Митрохин: Помпу из этого делать, пафос, мы не хотим, потому что это… Я считаю, что Ельцин и его окружение обманули надежды тех людей, которые стали живым кольцом вокруг Белого дома. И, собственно говоря, здесь вот особенно-то праздновать и нечего. Мы должны сейчас сначала добиться реализации вот этих надежд и построить в России нормальную демократию, а не ту олигархию, которую построил Ельцин со своими подручными.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.