Митинг на Триумфальной. Печальные итоги

Здесь и сейчас
31 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только подписчикам.
Оформить подписку
Новости
1:30
Семейное безумие как главная тема: 10 лучших фильмов Каннского фестиваля. Седьмой выпуск дневников Каннского кинофестиваля
1:30
Семейное безумие как главная тема: 10 лучших фильмов Каннского фестиваля. Седьмой выпуск дневников Каннского кинофестиваля
1:16
«Хотели замазать «Гоголь-центр»: театральный критик и экс-замминистра культуры Москвы о показательной операции силовиков в театре
1:16
«Хотели замазать «Гоголь-центр»: театральный критик и экс-замминистра культуры Москвы о показательной операции силовиков в театре
0:54
«Что бы не происходило, во всем виноваты россияне»: как Москва стала главным козлом отпущения в американской политике. О смене риторики Трампа и поменявшихся взглядах демократов и республиканцев рассказывает американский советолог Анджела Стэнт
0:54
«Что бы не происходило, во всем виноваты россияне»: как Москва стала главным козлом отпущения в американской политике. О смене риторики Трампа и поменявшихся взглядах демократов и республиканцев рассказывает американский советолог Анджела Стэнт
0:47
Последний джокер в рукаве Кирилла: почему мощи Николая Чудотворца привезли в Россию к началу президентской кампании
0:47
Последний джокер в рукаве Кирилла: почему мощи Николая Чудотворца привезли в Россию к началу президентской кампании

Восемь человек были задержаны сегодня на Триумфальной площади. Там прошла традиционная акция Стратегии 31. Все восемь оппозиционеров, по словам стражей правопорядка, "сознательно мешали проходу пешеходов и проезду автотранспорта".

Сперва все обходилось мирно - 1500 ОМОНовцев дежурили на площади с самого утра. Едва появились защитники конституции - принялись уговаривать их одуматься и разойтись по домам. Мол, мешают подготовке к 1-му сентября. Задержания же начались после появления лидеров Стратегии 31.

Васюнин: Столь стремительно произошли эти первые задержания, эти первые 12 человек так быстро оказались в автозаке, что я не успел их снять. Дело в том, что у нас в этот момент было прямое включение в 18-часовом выпуске. Я передавал оттуда первую информацию, и в этот момент уже первые люди, которые встали на пути у прохожих, оказались в автозаках. Этим дело и ограничилось, потому что потом полиция никак не мешала митинговать или, если быть точнее, проводить сидячую забастовку.

Суханов: А почему такая реакция на первых?

Васюнин: Они действительно встали на пути людей.

Суханов: То есть они мешали просто проходу?

Васюнин: Они мешали, попытались сцепиться, развернуть плакаты. Около забора, которым оцеплены так называемые раскопки на Триумфальной площади, уселись лидеры «Стратегии-31», в том числе Эдуард Лимонов, уселись активисты. Они сцепились руками для того, чтобы не попасть в руки милиции, или, по крайней мере, как-то затруднить им их действия. Это еще один способ связаться – своеобразное покрывало полиэтиленовое. Милиция ограничивалась тем, что она «зачищала» улицы. В какой-то момент появились активисты прокремлевских движений – то ли «Россия молодая», то ли «Местные». Они митинговали совсем неподалеку, на Пушкинской площади, их акция была посвящена протесту против «Стратегии-31». Они раздавали воображаемые деньги, знаменую собой Госдеп. Это навязчивая давнишняя идея о том, что активисты «Стратегии» выходят за деньги.

Суханов: Я думал, они свои деньги раздавали, которые им платят.

Васюнин: К сожалению, они раздавали фальшивые деньги. Все закончилось достаточно мирно. Последние кадры, которые мы видели – это Эдуард Лимонов, которого блокировала милиция. Дело в том, что в прошлый раз после таких посиделок на площади Сергей Удальцов и несколько десятков человек пытались пройти по Тверской в сторону Кремля и были задержаны, достаточно жестокие были задержания. Сегодня во избежание подобного несанкционированного шествия Тверская была оцеплена со всех сторон. И в какой-то момент Лимонов, который поехал домой, просто попал в это оцепление и вынужден был уговаривать сотрудников милиции просто пропустить его к автомобилю. В итоге все закончилось мирно, оставшиеся люди достаточно быстро разошлись. Я не видел, чтобы кого-нибудь задержали, может быть, только в последние минуты.

Суханов: Ты же видел там проходящих людей? Скажи, пожалуйста, у них что – заинтересованность, солидарность или безразличие было?

Васюнин: Кто-то был недоволен, потому что им мешали проходить. Мешали проходить – понятно почему, непонятно, кто больше мешал – милиция или активисты. Кто-то сдержанно узнавал, что происходит, кто эти люди. А кто-то уже знал. «Сегодня же 31 число, - говорила одна женщина другой, - сегодня они митингуют». В общем, достаточно благожелательно. Многие, кстати, нападали не на активистов, а на милиционеров. Те люди, которые явно не являлись сторонниками, достаточно делового вида, указывали, что милиции могло бы быть поменьше, и тогда действительно проход по Тверской был бы намного проще.

Макеева: ГУВД такие цифры дает: 50 оппозиционеров, 100 журналистов и блогеров, которые освещали эту акцию, ну и мы уже озвучивали цифру, 1,5 тысячи ОМОНовцев, что довольно несоразмерно.

Васюнин: Оппозиционеров, наверное, было около сотни. Немного было достаточно людей. Блогеров и фотографов было много. Не трогают ни фотографов, ни людей с камерами. По-разному у нас в разных ситуациях милиция реагирует, но вот в этом случае то ли это потому, что Собянин сказал не задерживать активистов, тем более журналистов, потому что это чревато всегда скандалом…

Макеева: А он так сказал?

Васюнин: Сегодня я слышал на площади разговоры о том, что Собянин вступился. Я не видел его этих слов, но говорят. Может быть, мы просто не знаем. Но честно говоря, какие-то перемены начались уже после того, как резко выступили в администрации США, Госдепартаменте. По-моему, после майских праздников это было.

Макеева: Это как-то влияет разве?

Васюнин: По совокупности вполне может быть. Я предполагаю, что у нас большое напряжение возникло со «списком Магнитского». Я думаю, что вкупе это может создавать избыточную напряженность. Действительно, вряд ли можно сказать, что сейчас 50 лимоновцев и 100 сторонников либеральных движений – мы видели, кстати, там и лидера молодежного «Яблока», и активистов «Солидарности» - конечно, они, по крайней мере, в ближайшее время власть уж точно не свергнут, может быть, позже.

Суханов: Ты сейчас как-то, между строк-то читается…

Васюнин: Сейчас они вполне безобидные, и поэтому показать некое благоволение и соответствие каким-то демократическим принципам вполне возможно, почему нет?

Макеева: Если 1,5 тысяч ОМОНовцев на 50 человек – благоволение такое. Вообще, как ты считаешь, акции 31 числа на Триумфальной изжили себя? Даже прошлым летом были времена, совсем недавно, когда это живо напоминало то, что было в 1991 году – многотысячные митинги, люди самые разные. Сейчас опять – 50 человек.

Васюнин: Сейчас это немного. Но эти 50 человек – это некий актив, который в какой-то момент может сыграть свою роль так, как он сыграл в начале «Стратегии-31», когда действительно выходили 1,5-2 тысячи человек. Поэтому, конечно, всегда есть люди, которые более активны, чем другие. Их роль я бы не стал приуменьшать.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.