Минприроды: если ЕС и США остановят все поставки оборудования для добычи нефти, мы займемся импортозамещением

Здесь и сейчас
20 сентября 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

«Роснефть» и ExxonMobil продолжили работу по бурению скважины «Университетская-1» на шельфе Карского моря. Накануне агентство Bloomberg сообщило, что ExxonMobil остановила работы из-за санкций Запада против России. Впоследствии эту информацию опровергли. Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской рассказал Дождю подробности.

Денис Катаев: будет продолжена работа ExxonMobil и «Роснефти»?

Сергей Донской: да-да. В этом году компании планируют закончить всю программу бурения. Приостановка (работ) как таковая была вызвана необходимостью получения дополнительных документов, но компании продолжат бурение — это, в принципе, уже и официально ExxonMobil объявила, и подтверждается всеми источниками «Роснефти».

Катаев: то есть получается, что санкции не влияют на это бурение, которое они производят совместно?

Донской: говорить о том, влияют или не влияют, я не буду. Что касается конкретно этого проекта — по факту они продолжают бурение, продолжают работы, и весь объем необходимых работ будет выполнен: получены все геологические данные, информация керна (образца горной породы, извлеченного из скважины для исследования океанического дна — Дождь), то есть весь объем работ, программа вся должна быть в этом году выполнена. Так что компании свои лицензионные обязательства должны будут выполнить.

Катаев: по данным СМИ, санкции угрожают традиционной добыче нефти в России, в том числе той, которая находится в труднодоступных местах. Действительно ли это так, у нас вообще есть возможность для бурения?

Донской: естественно, у нас возможность для бурения есть, есть и соответствующие компании, и техника, и сервис — это все, на мой взгляд, не ограничивает в традиционных местах проведение необходимого объема работ. Что касается новых направлений…

Катаев: сланцевых, например?

Донской: да, ну, не сланцевые, а трудноизвлекаемые. Сланцевая нефть — это все-таки американская специфика, у нас трудноизвлекаемая — она связана и с коллектором, и с высокой вязкостью, ну, и так далее, то есть на самом деле у нас различного типа запасы. Но, конечно, они потребуют дополнительных усилий в плане привлечения как инвестиций, так и технологий, но в этом ключе у нас есть, конечно, из-за санкций определенные смещений. В 2014-2015 году, я думаю, оно вряд ли повлияет на результаты работы, а вот в долгосрочной перспективе, конечно, мы можем, если не найдем альтернативы, получить определенное торможение. Но это все зависит от того, насколько мы консолидируем усилия и сможем преодолеть ту сегодняшнюю ситуацию, привлечь инвестиции дополнительные — не только из тех источников, которые до этого использовались, но и из азиатских стран, из тех стран, где санкции не действуют. Соответственно, здесь важно привлечь инвестиции и технологии. Над этим мы сейчас работаем.

Катаев: то есть если сейчас ЕС и США остановят все поставки оборудования для добычи нефти, что будет делать Россия? Вы сказали об альтернативах — какие это альтернативы?

Донской: мы будем заниматься импортозамещением. Что касается разведочного бурения, то у нас есть много предприятий, которые готовы развернуть свою деятельность уже сейчас, выпуская достаточно конкурентоспособную технику. Что касается морского разведочного бурения, то у нас здесь есть платформы и СПБУ (самоподъемные плавучие буровые установки — Дождь), которые нужно адаптировать к Арктике. Они создавались в своем время под нее, но после того, как у нас была определенная пауза внимания к Арктике, эти буровые установки работали на юге и, соответственно, они были переформатированы под южный климат, под деятельность на шельфах южных морей. Сейчас все это надо будет просто-напросто адаптировать к условиям Арктики, к холодам. Это все зависит от того, насколько быстро и эффективно мы сможем переключиться на те задачи, которые перед нами стоят. Задачи как таковые большие — у нас со следующего года у обеих компаний — у «Роснефти», у «Газпрома» — большие лицензионные обязательства, и компания («Роснефть» — Дождь) сейчас как раз ищет способы, как решить эти вопросы.

Катаев: я правильно понимаю, что речь идет не только об Арктике, но и о других труднодоступных местах.

Донской: конечно. Это задача, которую мы раньше не решали, используя наши партнерские взаимоотношения с основными компаниями и привлекая их ресурс, но сейчас будем опираться на то, что мы можем сделать сами. В принципе, опыт у страны есть, и все хорошо знают, что многие технологии были в свое время созданы именно в Советском Союзе. И в данном случае все возвращается обратно, мы начинаем собственными силами решать задачи, которые перед нами стоят.

Катаев: у Китая можно что-нибудь позаимствовать в этом плане?

Донской: конечно. И у Китая, и у других азиатских стран. Много производств нефтегазового оборудования развернуто именно в этих — и с точки зрения технологий, и с точки зрения просто производства той техники, которая требуется для бурения не только на трудноизвлекаемых запасах, но и обыкновенных. Так что, я думаю, мы сможем и там привлечь технологии, ресурсы.

Фото: сайт «Роснефти»

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.