Министр иностранных дел Литвы: мы не хотим, чтобы Россия себя изолировала, хотим вернуться к нормальной жизни

Здесь и сейчас
17 марта 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Санкции собирается вводить не только США, но и Евросоюз – чего он может лишить депутатов и политиков – обсудили с министром иностранных дел Литвы Линасом Линкявичюсом.

Казнин: Евросоюз вводит санкции против 21 человека. Кто эти люди?

Линкявичюс: Список будет опубликован, наверное, поздно вечером, эти санкции будут действительны уже с утра. Это деятели крымской администрации, некоторые члены Думы, некоторые представители вооруженных сил. Это как бы первый шаг, поскольку, исходя из ситуации, этот список может расширяться, и другие меры тоже могут дополнительно быть приняты еще в эту неделю, поскольку в четверг и пятницу собираются в Брюсселе главы государств, во время этого саммита, возможно, будет больше динамики в этом контексте.

Арно: А это так же будет запрет на въезд в страну, невозможность получить визу и заморозка активов?

Линкявичюс: Как раз идет речь на данном этапе об ограничении поездок и замораживание счетов, но в будущем могут быть введены и экономические санкции. Все будет зависеть от дальнейшей эскалации ситуации и деэскалации, чего мы желаем.

Казнин: Санкции США и ЕС – разные вещи, потому что Евросоюзу Россия может ответить очень быстро и болезненно. Ожидает ли Евросоюз ответных санкций со стороны России?

Линкявичюс: Сейчас не об этом идет речь. Речь идет об очень важном сигнале, что то, что делается Россией на территории современного государства Украина, неприемлемо. Если наши призывы и заявления на них не действуют, ситуация еще ухудшается, дальше глубже: беспорядок политический, юридический. Та тенденция, которая сейчас происходит, неприемлема. Санкции – это уже крайняя мера, если другой язык не воспринимается. Конечно, могут быть и ответные меры, но это не меняет нашу позицию.

Казнин: Что вы ждете от России? Евросоюз должен понимать, что референдум прошел, и Россия его результаты признала.

Линкявичюс: Все равно то, что все признают, это уже не в первый раз, ситуация в южном Кавказе в 2008 году тоже была результатом оккупации территории Грузии, тоже можно сказать, что мы вернулись к нормальным отношениям, но это не может повторяться бесконечно. Исходя даже из того, что вы говорите, трудно надеяться, что все поменяют свое мнение, конечно, это фактор, но это не является аргументом, чтобы у нас не было по этому поводу позиции.

Арно: Политики из Евросоюза не то чтобы рвались в Россию отдыхать и не то чтобы хранили деньги в российских банках. Какие российские меры можно будет считать симметричными?

Линкявичюс: Тут лучше спросить представителей России. Конечно, все экономические меры всегда являются обоюдными, мы живем не в изолированном мире, у нас есть товарооборот, снабжение, энергоресурсу. Экономические отношения не бывают односторонними, и всякая мера должна быть тщательно взвешена, чтобы было минимум ущерба. Язык санкций – не тот язык, которым мы должны гордиться, это крайняя мера, политический сигнал, который призывает Россию не продолжать политику самоизоляции политической и экономической. Мы не хотим, чтобы Россия сама себя изолировала. Мы хотим вернуться в нормальное русло, но перед этим, конечно, высказываем свою оценку событий.

Казнин: Возможно введение санкций против граждан России, массово – запрет на въезд, допустим?

Линкявичюс: Я не думаю, мы это даже не обсуждаем. Нет, таких вариантов нет. Мы сейчас говорим про чиновников или официальных представителей, которые принимают такие решения. Исходом эти решений как раз являются противоправные действия с нарушением международного права.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.