Министр энергетики Украины – Дождю: «Речь о перекрытии транзита не идет. Эти санкции к компаниям, а не к российскому газу»

Здесь и сейчас
12 августа 2014
Поддержать программу
Поделиться
Теги:
Газпром

Комментарии

Скрыть

Украина в первом чтении приняла закон из 29 санкционных мер против России для физических и юридических лиц, по официальной формулировке, цитирую, «поддерживающих и финансирующих терроризм», предусмотрена блокировка счетов, замораживание активов. Из наиболее спорных и жестких мер – запрет на вещание и работу в интернет-пространстве Украины, возможность прекратить любой транзит, в том числе газовый, через территорию Украины. 

Если закон пройдет все чтения, то Совет Национальной безопасности и обороны получит право в любой момент перекрыть все транзитные газо- и нефтепроводы. В каком-то смысле Верховная Рада использовала опыт российского Совета Федераций, который своим решением 1 марта разрешил президенту Владимиру Путину в любое время ввести войска на Украину. Позже это решение было отозвано президентом.

Германия и другие страны Европы отреагировали удивленно: безопасные поставки энергоносителей через территорию Украины должны продолжаться, заявил источник агентства Блумберг в ЕС. Еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер дипломатично посоветовал Украине, «остаться надежным транзитером».

Украина предлагает Европе зависимость от российского газа, покупать его на российско-украинской границе, то есть самой платить за транзит. Что это значит и возможно ли перекрытие главной европейской трубы узнаем у министра энергетики Украины Юрия Продана. 

Монгайт: Что произойдет в первую очередь с Украиной, если все-таки Украина решит перекрыть вот эту самую важную трубу?

Продан: Ну, во-первых, речь не идет о перекрытии транзита, на сегодняшний день. В соответствии с тем законопроектом, который принят в первом чтении. Мы говорим о том, что нет перекрытия российского газа. Если вы слышали, то закон предусматривает санкции к тем компаниям, которые финансируют терроризм.

Лобков: Ну все-таки слово транзит и перекрытие любого транзита через территорию Украины подразумевает в том числе и нефтегазовый транзит. Правильно ли я понимаю?

Продан: Оно подразумевает транзит ресурсов. Это может быть естественно и нефть, и транзит, но санкции применяются к компаниям.

Лобков: Ну, к компаниям, какая разница. Вот Газпром, допустим, подозревается в чем-то…

Продан: Санкции применяются к компаниям, а не к российскому газу.

Лобков: Хорошо, Газпром является эксклюзивным поставщиком российского газа за пределы России.

Продан: Почему эксклюзивным поставщиком является Газпром? Могут быть другие компании, европейские компании, другие компании сегодня имеют право в соответствии с украинским и российским законодательством покупать газ на границе «Украина-Россия», и сделать транзит этого газа в Украину, в том числе Газпром.

Лобков: Ну, как вы считаете, это действительно будут поправки, или это будет как-то разъяснено, потому что европейские партнеры…

Продан: Ну как разъяснено? Это предусматривается, в законе нет слова о Газпроме или каких-то других компаниях. Эти компании будут определены решением Совета национальной безопасности, если эти компании финансируют терроризм.

Лобков: Ну теоретически, если Газпром будет определен в качестве такой компании, с ним может такое случится?

Продан: Во-первых, нет пока такого определения. Давайте не будем гадать теоретически. И опять же – сегодня не к российскому газу применяются санкции, а к тем компаниям, которые будут или осуществляют транзит, но в том случае, если компания поддерживает терроризм.

Лобков: Скажите пожалуйста, а вот что за предложение продавать газ России на российско-украинской границе? Как это понять, ведь газ все равно пойдет через Украину? Что финансово, экономически значит такое предложение? Не могли бы вы разъяснить?

Продан: Российская сторона, например, в 2013 году продавала на границе Украины газ швейцарской компании. Это обычная практика, которая уже использовалась.

Лобков: А в чем ее выгода?

Продан: Ну в чем эксклюзивность этого предложения, если в прошлом году швейцарская компания купила 7 миллиардов газа у Газпрома на границе Украина-Россия?

Лобков: А кто за транзит платит в таком случае?

Продан: Транзита там не было, компания покупала газ и реализовывала. Но если бы она захотела сделать транзит, то она заплатила бы за транзит газа украинскому Нефтегазу. Если кто-то другой транзитирует – это нормальная европейская практика. Я не знаю, почему она вызывает такое удивление у российской стороны.

Монгайт: Но значит ли это,  что вы предлагаете таким образом переходить российской стороне с европейскими партнерами именно на такую форму отношений?

Продан: Мы предлагаем также европейским партнерам такую практику, исходя из того, что это не противоречит законодательству России и Украины, и есть уже практика, которая осуществлялась в прошлом году. В чем эксклюзивность и почему мы обсуждаем это сейчас – ну просто чтобы обсудить. Я вам еще раз говорю, что такая практика была. Приемлемое решение? Вполне приемлемое для Газпрома.

Лобков: Расскажите, пожалуйста, о ваших переговорах сегодняшних с Эттингером. Насколько я понимаю, в начале еврокомиссар вообще не знал ничего о подобном законопроекте, а сейчас вот молния о том, что еврокомиссия уверена в стабильном транспорте российского газа через Украину. В чем вы убеждали евроминистра?

Продан: Непосредственно я не вел переговоры, а вели наши представители консультации с представителями еврокомиссара. И естественно сейчас не идет речь о прекращении транзита российского газа, мы его осуществляем достаточно надежно и в необходимых объемах.

Лобков: А достаточно ли у вас газа для того, чтобы закачать его на осень в подземные газохранилища?

Продан: На сегодняшний день у нас находится в хранилище больше 15 миллиардов метров кубических газа, и есть определенные возможности, которые мы используем – это возможности с Западной Европой. И если Газпром нам не сделает препятствий и работал по тем принципам, которые сегодня работают и в законодательстве европейских компаний, то никаких вопросов с точки зрения закачки газа  в наше хранилище не было бы.

Лобков: Ну то есть как я понимаю, сейчас Газпром и европейские партнеры довольны тем законом, который приняла Верховная Рада? Правильно я понимаю?

Продан: Я думаю, надо спросить у Газпрома и наших европейских партнеров. Вы спрашиваете у меня – я не консультировался сегодня с Газпромом. В отношении закона: закон дает просто определенные направления, определенные санкции, к тем компаниям, которые финансируют терроризм. Какие это компании – это будет определять, естественно, Совет национальной безопасности.

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.