Микробиолог о рассекреченном вирусе: У биотерроризма нет будущего

Здесь и сейчас
24 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
На этой неделе после острейших девятимесячных споров Рон Фукье из медицинского центра Эразма в Голландии и Йоши Каваока из университета Висконсина опубликовали в открытой печати расшифрованный ген вируса птичьего гриппа, который делает возможным его передачу от человека к человеку.

Ранее публикация была приостановлена по просьбе властей США, которые считали, что утечка этой информации к террористам может привести к созданию биологического оружия на основе вируса H5N1. Ученые отказались выполнять просьбу спецслужб, и публикацию в Сайенс уже сравнивают с публикацией сведений о делении ядра урана. Ожидает ли теперь мир угроза гриппозной бомбы? У нас в гостях вирусолог, старший научный сотрудник Института микробиологии имени Виноградского РАН Евгений Куликов.

Павел Лобков: Евгений, здравствуйте.

Евгений Куликов: Здравствуйте.

Лобков: 9-месячная война шла между учеными и разными контролирующими институциями. Иституции говорили: «Ребят, не надо, это страшно». В конце концов, как я понимаю, редакторы научных журналов отказались подчиняться просьбам и опубликовали эти мутации, которые делают вирус заразным. Что дальше может быть?

Куликов: Дальше может произойти разное. Дело в том, что грипп - это достаточно плохой вирус сам по себе. Он хорошо передается от человека к человеку, он легко трансмиссивен. Он вызывает достаточно неплохую смертность. Но есть биологическое оружие получше. В принципе то, что есть некая дорожная карта к изменению генной модификации существующих штампов вирусов гриппа - это, конечно, не очень хорошо. И это достаточно просто сделать, достаточно просто провести такую модификацию и изменить вирус.

Лобков: Условно говоря, были найдены образцы, которые высокоинфекционные.

Куликов: Да, отсеквенированы.

Лобков: Поняли, где эта мутация, которая делает его заразным. И эту мутацию теперь можно клонировать и вставлять в другие вирусы гриппа.

Куликов: Мутация была картированна, и достаточно легко перемещать ее в другие вирусы. Но все-таки человек даже на нынешнем этапе развития молекулярной биологии и вирусологии - это не Господь Бог и не какая-то сила, которая делает вирусы совершенными убийцами. Совершенно не факт, что человеческий модифицированный вирус будет нести именно эти свойства, даже в результате этой модификации. Совершенно не факт, что он будет обладать нужной плодовитостью в клетках человека для того, чтобы поддерживать некоторый уровень вируса, необходимый для возникновения эпидемии. Совершенно неизвестно, не изменятся ли обратно свойства этого вируса модифицированного к каким-то базовым.

Лобков: Но все-таки, наверное, не зря же подняли шум еще 9 месяцев назад, говоря «воздержитесь, пожалуйста, от публикации точных сведений о причинах смертельности именно этого вируса».

Куликов: Шум поднят, конечно, неслучайно, поскольку зная эти самые точечные мутации, можно что-то сделать. Что именно - пока никому неясно.

Лобков: Раньше для этого нужны были целые лаборатории. Сейчас дело обстоит так же?

Куликов: Нет. В нынешний момент генетическая инженерия стала настолько проста и доступна абсолютно всем, что ей можно заниматься в достаточно простой учебной лаборатории, имеющей минимум оборудования. Все остальное можно заказать на стороне - у компаний, которые снабжают сектор биотехнологических компаний.

Лобков: И никто из поставщиков не встревожиться, зачем вам это надо?

Куликов: Разумеется нет, потому что поставщики продают. Более того, то, что мы заказываем - олигонуклеотиды, допустим, - они абсолютно стандартны для любых генно-инженерных работ. Никто не встревожится. Что, поставщик, у которого в день происходит синтез 10 тысяч олигонуклеотидов, будет искать по базам данных твою последовательность? Никогда этого не может быть. Собрать вирусный геном достаточно легко. Без проблем.

Лобков: Реальность возникновения такого биологического оружия? Может, не из этой опубликованной работы, но из многих других. Насколько реально, что терроризм переключится именно в это направление, как предполагали американские спецслужбы в этом случае?

Куликов: Скорее всего он переключится не на вирусную компоненту, а на панкреатическую, на бактериальную.

Лобков: Почему именно в этом направлении это возможно?

Куликов: Я не очень верю в перспективу биотерроризма. Потому что очень много ликвидации последствий. И это дает плохую картинку. Террористам нужна картинка. А больницы и люди, ходящие в масках, какие-то плачущие вдовы на кладбищах - это совсем не то, что, скажем, рушащиеся дома или взлетающие на воздух поезда. Поэтому я бы сказал, что биотерроризм - это антиэтнический терроризм. Это разработка ген-специфического оружия против определенных рас или групп людей. Вот это более реально.

Лобков: Если говорить об этом вирусе, могли бы террористы, условно говоря, найти лабораторию, где они могли бы это сделать?

Куликов: Элементарно. Биотехнологический сектор, те же самые старт-апы в биотехнологии - они настолько сейчас популярны и настолько находятся, что называется, на острие, что найти контору, которая может сделать такие вещи, абсолютно как нечего делать. Естественно не у нас, а там. Для этого нужно только найти людей, которые готовы пойти на сделку с совестью ради прибыли, вступить в противоречие с этикой ученого.

Лобков: С другой стороны, ученые защищались, говоря, что «теперь мы знаем эту мутацию, которую мы опубликовали. Благодаря этому, мы сможем наконец этот вирус победить и оседлать. Поэтому мы должны были это опубликовать».

Куликов: Они должны были это опубликовать, потому что в нынешней науке неопубликованные научные данные не существуют. Плюс это результат работы огромной группы людей, огромного вложения денег, в том числе и инвесторов. Они не могли этого не опубликовать. Это все-таки не железный занавес, это не исследования в секретном военном институте. Там своя, естественно, закрытая печать. А это вполне открытое исследование. Они обязаны были опубликовать это исследование ради того, ради чего они работают - для несения блага человечеству. Эти мутации действительно помогают разрабатывать другие препараты антивирусные, другой категории и поколения. Более того, они позволяют быстро диагностировать этот вирус и оценивать его патогенный потенциал. Собственно, знание фундаментальной биологии вируса гриппа нужно для того, чтобы уметь лечить и предотвращать.

Лобков: Вы считаете, что научные власти перебдели, когда просили придержаться от этой публикации? Что на самом деле бомба не разорвется.

Куликов: Бомба не разорвется. Власти не просто перебдели, они создали не очень хорошую шумиху. И они создали большие проблемы практическим молекулярным биологам и медикам. Сейчас аналоги первых отделов в тамошних институтах страшно встрепенутся. Глупо говорить, что их нет, потому что они, разумеется, есть везде. Биологи это совершенно отдельная история. И даже когда ты сдаешь документы на визу, тебя проверяют гораздо дольше, потому что ты работаешь с чувствительной информацией. Эта шумиха просто затруднит работу многих биологов и медиков. От них потребуют гораздо больше бумаг, подтверждений, формальностей. Работа будет идти тем же путем, но сложней.

Лобков: Спасибо. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.