Михаил Пашкин: После реформы МВД преступлений стали раскрывать меньше

Здесь и сейчас
14 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Юлия Таратута

Комментарии

Скрыть
МВД сегодня опровергло информацию о новой реформе. Газета "Коммерсант" ранее написала о том, что глава МВД Рашид Нургалиев якобы предложил провести ещё одну реорганизацию ведомства. В пресс‑службе МВД сегодня ещё раз подтвердили слова министра о том, что начатая в прошлом году реформа продолжается.
Насколько она удачна, обсудили с председателем профсоюза сотрудников полиции Москвы Михаилом Пашкиным.

Юлия Таратута: Здравствуйте, Михаил.

Михаил Пашкин: Здравствуйте.

Таратута: Скажите, кому верить - журналистам газеты «Коммерсант» или пресс-службе МВД?

Пашкин: Нужно людям верить, потому что они видят, что реформа только ухудшила состояние в полиции. И слова Нургалиева о том, что нужно дальше продолжать улучшать - не понятно, что улучшать, если уже все развалено.

Таратута: Что может означать сначала утечка в газету «Коммерсант» - это все-таки уважаемое издание - о том что что-то такое, дыма без огня, как мы знаем, не бывает; а потом вот некоторое опровержение. Это может означать, что Рашид Нургалиев хочет остаться и как-то работает в этом направлении?

Пашкин: Нет. Ему же сказали: «Ты не останешься». И, скорее всего, уже есть преемники на его место.

Таратута: А кто они?

Пашкин: Я не знаю. Может, Сечин, и зам. у него будет Колокольцев. Может, еще кто.

Таратута: Может быть Колокольцев, а зам. - Сечин?

Пашкин: Навряд ли, все-таки Сечин - более политическая фигура, а Колокольцев будет исполнять то, что ему будут говорить и налаживать порядок, скажем так, в системе. У нас не было реформы - переименование я не считаю реформой, только службу развалили. В Москве больше всего преступности, а количество сотрудников здесь сократили на 22%, а надо было, наоборот, увеличивать. Ведь 80% всех денег находится в Москве, а, значит, 80% всех преступлений совершаются в Москве.

Таратута: Михаил, ну понятно, что профсоюзный деятель никогда не готов признать удовлетворительным итог любой реформы, проводимой начальством.

Пашкин: Нет, один положительный итог есть - денежные довольства повысили.

Таратута: Может быть те полтора миллиона человек, работающих в МВД, все же нуждаются в оптимизации? Это же гигантская неповоротливая «махина».

Пашкин: Уже миллион и сто тысяч, а не полтора миллиона.

Таратута: Больше сокращать не надо?

Пашкин: Может, где-то и нужно сокращать. Но когда вместо 6-7 экипажей по территории района ездят 2 или даже 1, то если, например, совершается грабеж - раньше по «горячим следам» могли поймать грабителя, а сейчас уже не поймаешь. Потому что все эти грабежи совершают, в основном, приезжие - они ограбили и уехали. То есть уже просто-напросто это дело не раскроешь. Генпрокурор очень верно недавно сказал, что увеличилось количество преступлений, которые не раскрываются. Раскрываться они могут только по «горячим следам», а для этого должна быть более плотная дислокация сотрудников. А их просто нет. 

В метро, например, сейчас 1000 человек нехватает. Увеличивается нагрузка на сотрудников - они по 60 часов в неделю работают. Я говорю не только про тех, кто в метро. Им еще отгулов не дают, деньги не платят - они уходят. Огромное количество переводов в другие регионы, поскольку в Москве уровень жизни раза в 2-3 выше, а зарплата та же, что и в регионах. То есть из Москвы люди бегут. Боец ОМОНа сейчас получает меньше, чем получал до реформы. Потому что тогда были мэрские - они 42-43 тысячи получал, а сейчас прапорщик получает 38 тысяч. Я не говорю сейчас про офицеров - они больше стали получать. То есть вся эта непродуманность реформы отражается на том, что люди просто уходят.

Таратута: Как вы считаете, без смены главы ведомства можно ли говорить о какой-нибудь реформаторской активности?

Пашкин: Здесь надо проводить не столько смену, сколько посадить оставшихся 200-300 генералов перед детектором лжи и задать им всего два вопроса: «Брал ли взятку?» и «Нарушал ли ты закон?». Больше ничего не нужно. Останется, скажем, 5-6 генералов, а остальных на пенсию нужно отправлять.

Таратута: «Утечка» гласит о том, что министр пообещал едва ли не это сделать.

Пашкин: Да, но это надо делать гласно.

Таратута: А не отказываться от своих слов.

Пашкин: Естественно.

Таратута: Скажите, а что-то доброе случилось за это время? Говорят, что при ротации кадров, переаттестацию не прошли некоторые одиозные руководители, которые много чего-то дурного сделали и в регионах, и на федеральном уровне.

Пашкин: Я таких не знаю. Я, например, знаю, что многие подчиненные генерала Матвеева (Тульская область) совершали преступления, пьяными появлялись на работе. Их задерживали, писали об этих случаях в прессе. И они повышение после этого стали получать. А сам генерал, с диабетом II степени, стал полицейским. Вот такие, видимо, нужны.

Таратута: Спасибо за столь любопытный разговор.

Пашкин: Пожалуйста. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.