Михаил Абызов: «Миронов сольет партию за 3 копейки»

Здесь и сейчас
10 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Бизнесмен Михаил Абызов поразмышлял о политическом будущем России.

Абызов: Мы говорим про наши политические партии с таким ощущением, что они существуют в отрыве от нашего общества. Мне очень нравится позиция, при которой Геннадий Гудков говорит: «В Москве были массовые фальсификации». Вот участок такой-то, такой-то и такой-то, и при этом, партия «Справедливая Россия» подписывает протокол, по которым признает выборы в Москве корректными и объективными.

Дзыдко: Это так?

Абызов: Это так. Это так, точка.

Гудков: Это неправда.

Абызов: Точка. Это так, точка.

Гудков: Еще раз я говорю, сегодня принято решение добиваться пересмотра результатов голосования.

Симоньян: Вы протоколы подписали?

Абызов: Вы подписали протоколы.

Симоньян: Партия подписала.

Абызов: Партия подписала.

Гудков: Я не знаю.

Симоньян: Вы не в курсе, что происходит в вашей партии, вы же зам?

Зыгарь: Маргарита, не надо троллить Геннадия Гудкова.

Симоньян: Геннадий Гудков троллит сейчас всю вашу аудиторию уже полчаса.

Гудков: Сегодня наш день - День оппозиции и День нормальных людей.

Абызов: У нас оппозиция абсолютно циничная, абсолютная продажная.

Гудков: Это вы про меня?

Абызов: И абсолютно некорректная. Она часть общества.

Дзядко: А про кого конкретно вы сейчас говорите?

Абызов: Я говорю про оппозицию.

Дзядко: Ну, а оппозиция - это ЛДПР или?..

Абызов: Послушайте, я считаю, что нам необходима некоторая перезагрузка политического ландшафта страны.

Гудков: Согласен.

Дзядко: Оппозиция-то кто?

Абызов: Подождите, послушайте меня.

Дзядко: Не, но чтобы было понятно, вы говорите кто в парламенте или те, кто…

Абызов: «Справедливая Россия» абсолютно циничная. Я посмотрю, как «Справедливая Россия» проявит свою… Я вам гарантирую «Справедливая Россия» не сдаст никакой ни мандат, раз. Второе, посмотрю, как она будет голосовать. И вам все станет ясно. Нам осталось ждать, вот начнется сессия парламента и все выльется. Одно дело говорить на телевизоре и бряцать, и зарабатывать на этом практически очки. Подождите, я молчал. Я молчал, Геннадий.

Гудков: Не надо про нас говорить то, чего нет. Я про вас ничего не говорил, поэтому вы и молчали. А вы про меня пытаетесь говорить.

Абызов: Я молчал. Послушайте. Одно дело зарабатывать политические очки, другое дело - предъявлять принципиальную позицию. Если ты такой совестливый, если ты в КГБ служил, если ты считаешь, что это все подтасовка, сдай мандат один, свой личный, сдай.

Гудков: Для чего, чтобы вы его получили что ли? Вам сдать?

Абызов: Нет, потому что после вашего мандата по «Справедливой России» продвинется другой справедливоросс, другой, из вашей партии.

Гудков: Понятно.

Абызов: И пускай другой, который согласен.

Зыгарь: Михаил, тем не менее, оппозиция - это не главная проблема, которая у нас сейчас есть.

Абызов: Подождите. Что делать? Я считаю, сегодня не хватает на политическом пространстве новых партий, необходимых государству. Облегчить процедуру регистрации партии, необходимо снизить проходной барьер не до 5, до 3%. Политическая конкуренция - это хорошо. Партия власти и власть должны научиться работать в этом конкуренции. Популизма хватит. Я не верю, могу сказать...

Гудков: Ага, сначала «мы играем краплеными картами», а потом «давайте вместе работать».

Абызов: …Ни в какие благие намерения тех, которые прошли в оппозицию, в Государственную думу. Как пишутся депутатские запросы, одно, второе, третье – все понятно. У нас есть проблема, как в «Единой России» так и в «Справедливой России», ЛДПР, Жириновский…

Гудкой: Это у вас проблема в «Единой России».

Абызов: Я не член «Единой России». Я высказываю свое гражданское отношение.

Дымов: А разве нарушения…

Гудков: Это называться взять и охаять всех.

Зыгарь: У меня вопрос к Михаилу по итогам его речи.

Абызов: Вы же знаете, что после этого …

Зыгарь: Друзья, у нас прямой эфир, нельзя говорить во время... Геннадий Владимирович…

Гудков: Геннадий Гудков ходит по митингам, Геннадий Гудков ходит ночью по отделениям милиции, Геннадий Владимирович выступает с предупреждением власти не доводить страну до крайней точки. Что выйдет народ - 18 ноября я сказал.

Абызов: А Миронов подписывает протокол, что он согласен с результатом.

Гудков: А перед вами сидит Гудков и будьте добры, уважительно относиться.

Абызов: Вы - «Справедливая Россия».

Гудков: Да, я - «Справедливая Россия».

Абызов: Я уважительно отношусь.

Гудков: Да, я один из руководителей партии.

Зыгарь: У нас, к сожалению, ничего не слышно зрителям, когда мы одновременно говорим. Давайте по очереди. У меня вопрос Михаилу. Вот по итогам вашей речи. Вы говорите, что нужно сделать это, нужно больше партий, а вот насколько реально все это? Вы руководитель «Большого правительства» при президенте Медведеве. Насколько это реально? Когда это произойдет?

Дзядко: И на встречах с Дмитрием Медведевым вы ставите вопрос так или нет?

Абызов: Да, абсолютно.

Дзядко: А что он отвечает вам?

Зыгарь: Расскажите о ваших разговорах с Медведевым на эту тему.

Гудков: С 16-го года 5% от этого у вас есть.

Абызов: Абсолютно очевидно, что вопросы эти по поводу количества партий, проходного барьера, свободы региональных выборов. Меня они беспокоят гораздо больше, чем федеральные выборы. Потому что для меня очевидно, если бы у «Единой России» было бы 35%, все равно бы «Единая Россия» провела то руководство в правительство, которое бы…

Гудков: Да вы бы премьера своего провели.

Абызов: Не провели бы.

Гудков: Провели бы.

Абызов: Не провели бы, потому что есть Жириновский…

Зыгарь: Когда будут новые партии? Когда будет снижен барьер? Что на этот счет говорил вам Медведев?

Гудков: Еще два митинга и все будет.

Абызов: Я считаю, что очевидно в обществе сформирован запрос на новую политическую повестку дня.

Гудков: Согласен.

Абызов: Если на него не будет дано адекватного ответа, не вот так, на теплоте душевной развести кого-то, выйти и красиво сказать что-то с рабочими и колхозницами, а реально, люди будут судить по реальным действиям. Реальные действия - это свобода выборов глав местного самоуправления. Пускай, там у нас в Новосибирске…

Гудков: Так вы же их отменили.

Абызов: Подождите, у нас в Новосибирской области «Справедливая Россия» в некоторых городах выигрывает и главы от «Справедливой России» становятся руководителями местного самоуправления. Пускай доказывают свою состоятельность перед людьми, которые их выбрали, это нормально, это хорошо.

Гудков: А что же вы режете бюджеты, не даете трансферты, не даете другие?..

Абызов: По поводу бюджетов, сейчас то, что обсуждается….

Гудков: Вы побеждаете, а мы вам отвернем голову.

Абызов: Послушайте, я за вас. Послушайте, вот сейчас пункт первый повестки дня…

Симоньян: У нас программа «Поединок».

Гудков: Нормально.

Зыгарь: Только что был между вами поединок, сейчас, у нас все по очереди.

Абызов: Дискуссии с Медведевым. Децентрализация. Есть передача на уровень не регионов, а на уровень поселений, городов, районов, полномочий.

Дзядко: Слушайте, а дискуссии будут идти до какого года?

Гудков: Примерно до 18-го года, отвечаю.

Абызов: Выслушайте до конца. Вы выслушайте до конца. Что это предполагает? Вы идею не слышите, а потом начинаете задавать вопросы. Потерпите.

Зыгарь: Самое страшное слово «потерпите».

Абызов: Предполагается передача нескольких сотен полномочий на уровень глав местного самоуправления и денежных средств.

Гудков: Без денег.

Абызов: И денежных средств. Я думаю, что это то решение, которое будет принято в декабре и в январе. Будет определенная модернизация бюджетных и налогового администрирования. Что это дает? Это дает о том, что конкретный гражданин, который живет в районе, в городе, в поселке, в деревне, он будет обладать большими и ответственностью, и полномочиями по выборам, которые они делают. И это движение вперед.

Дзядко: Смотрите, а что мешает, например, сегодня, завтра, вчера, неважно, послезавтра, упростить законодательство «О регистрации политических партий»? Как, например, в истории с партией «Народная свобода», где они собрали необходимое количество подписей, членов партии, и там их было больше на несколько тысяч. Но у них нашли 25 или 37, я не помню точно, фальшивых подписей и на этом основании запретили регистрацию. При том, что подписей у них было на несколько тысяч больше. Что мешает сегодня, завтра, неважно, зарегистрировать эту партию? Пусть она будут, пусть она участвует в выборах, наберет, не наберет. То мешает, если есть такие благие намерения?

Дымов: А вам не кажется, что это будет опять бардак в парламенте и опять?..

Дзядко: А что бардак парламенте? Если она пройдет…

Дымов: Можно я скажу.

Зыгарь: Правильно, что не зарегистрировали - будет в парламенте бардак.

Дзядко: …лучше пусть Гудков, «Справедливая Россия», ЛДПР и КПРФ сдадут мандаты и там будет одна партия и никакого бардака?

Дымов: Нет, я за то, чтобы…

Гудков: Как на кладбище порядок почти.

Дымов: Послушайте, я хочу, чтобы… Я понимаю, что вы хотите иметь большинство в парламенте и быть такой же партией, чтобы также вас вот так вот…

Гудков: Не также. Я написал закон «О парламентском контроле», по которому вся власть попадает под контроль.

Дымов: Лично вы один ничего не измените.

Дзядко: Стоп.

Зыгарь: В следующий раз Геннадий Гудков станет президентом.

Гудков: Да. В следующий раз я пойду в президенты.

Дымов: Мои убеждения…

Абызов: А почему вы не выставили свою кандидатуру…

Зыгарь: Михаил, Вадима, товарища не перебивайте.

Абызов: А вот у них ЦК КПСС, а почему Гудков не встал и не сказал: «Я не согласен с Мироновым, я прошу съезд одобрить мою кандидатуру в кандидаты»…

Зыгарь: Или кандидатуру Оксаны Дмитриевой.

Абызов: Или Дмитриевой, кстати, одобрить как кандидатуру на пост президента.

Дзыдко: А вы бы поддержали, например, Оксану Дмитриеву?

Абызов: Она яркая.

Дымов: Я бы точно подумал бы и поразмышлял бы.

Абызов: Она яркая. Миронов – никакой. Миронов сольет партию за три копейки.

Зыгарь: Вадим Дымов поддержал бы Оксану Дмитриеву.

Гудков: Ну вот опять оскорбление.

Абызов: Какое оскорбление?

Гудков: То ли мы на поединке, то ли мы на дебатах.

Дзядко: Геннадий Владимирович, это мнение. Мнение есть…

Гудков: Ну нельзя так, вы понимаете. Я тоже резко высказываюсь, но если я говорю о ворах и жуликах, я говорю, что во власти есть много приличных людей, но не они диктуют правила. Если я говорю о, допустим, жесткости ОМОНа, я говорю, что да, там много приличных ребят, которым не дают нормально работать. Нельзя все черной краской мазать. Но мы говорим о системных проблемах России, а системной проблемой России сегодня является, в том числе и, безусловно, зажатость политического пространства и не очень большой выбор кандидатов. Сегодня понятно, у партии «Справедливая Россия» лидер привел партию к победе, лидер, который отказался от должностей, лидер, который, много чего сделал. И мы откажем ему в доверии? Ну, как вы это понимаете?

Абызов: А где ваш праймериз? Где внутрипартийная дискуссия?

Гудков: Где праймериз «Единой России»?

Абызов: Они есть.

Гудков: А я вам сейчас приведу пример конкретный. Я вот очень сильно переживаю, что Михаил Гришанков, очень хороший парень, очень честный, он на праймериз занял первое место в Пермском крае и был поставлен 12-м в Подмосковье, где он конечно не прошел.

Абызов: Это очень некрасиво.

Гудков: И таких примеров – во! Вот они ваши праймериз.

Абызов: Послушайте, вот когда мы говорим про конкретных людей, понимаете, все меняется. Мы говорим фамилию - Миша Гришанков - порядочный офицер, честный, хороший депутат, профессионал.

Гудков: Ну и где же он?

Абызов: Я считаю, что это несправедливо, это неправильно. И моя позиция…

Гудков: Почему на первое место не поставили Пермского края, когда праймериз выигрывает…

Абызов: Я не член «Единой России» и не руководитель.

Зыгарь: Слово члену «Единой России» Вадиму Дымову.

Абызов: И я буду биться за то, чтобы Михаил нашел свое место сейчас….

Дзядко: И вошел в «Большое правительство»?

Абызов: Абсолютно. Потому что это профессионал и порядочный и честный офицер.

Гудков: Слушайте, а почему у вас одно «Большое правительство» однопартийное? Объясните мне, пожалуйста.

Абызов: Геннадий, вступайте.

Симоньян: У партии свои беспартийные.

Абызов: Нет, подождите, Геннадий, вступайте.

Гудков: Вы еще просто не вступили. То есть, сейчас неудобно уже вступать в «Единую Россию», поэтому решили…

Зыгарь: Геннадий Владимирович, вступайте в «Большое правительство».

Абызов: У меня предложение к вам - вступайте в «Большое правительство».

Гудков: Меня никто не звал.

Абызов: Я зову вас.

Дзядко: Вот, вас зовет Михаил Абызов.

Абызов: Ну что, давайте?

Гудков: Подождите, вы премьер уже?

Абызов: Я зову вас - вступайте.

Гудков: Вступлю при одном условии - проводим политические реформы…

Симоньян: Опять условия, что же такое? Мандат сдам – условие. Вступлю – условие.

Гудков: Да я не буду просто так имитировать бурную деятельность.

Абызов: Это знаете, это как Явлинский говорит: «Я готов, но пускай все сначала одно условие – покаются». Ну, давайте без условий.

Гудков: Нет, мне не надо каяться. Вы готовы проводить политические реформы?

Абызов: Абсолютно.

Гудков: Вы готовы проводить нормальную реформу МВД и правоохранительных органов?

Абызов: Абсолютно.

Гудков: Тогда иду.

Абызов: Все. Договорились.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.