Михаил Федотов: Железняк добивается, чтобы «МК» осудило все общество

Здесь и сейчас
14 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня на товарищеском суде Союза журналистов России, которого потребовал депутат Госдумы Сергей Железняк, рассматривали публикацию «Политическая проституция меняет пол» и искали в статье следы оскорбления женщин Госдумы. По уставу решение объявят как минимум через неделю. При этом любое решение, которое в итоге примет коллегия, будет просто экспертным мнением, без фактических последствий: мол, профессиональное сообщество самих журналистов осуждает (или не осуждает) такую-то статью. Зачем было устроено подобное обсуждение публикации, ведущие ДОЖДЯ Мария Макеева и Дмитрий Казнин узнали у главы Совета по правам человека при президенте и члена общественной коллегии по жалобам на прессу Михаила Федотова.

 Макеева: С нами в студии Михаил Федотов, глава Совета по правам человека при президенте и член Общественной коллегии по жалобам на прессу, который ввел сегодня фактически товарищеский суд, не правда ли?

Федотов: Это правильно, потому что я являюсь сопредседателем Общественной коллегии по жалобам на прессу. В нашей коллегии две палаты – палата медиа-сообщества, которую я имею честь возглавлять, и палата медиа-аудитории, которую возглавляет известный наш специалист в области профессиональной этики Юрий Казаков. И вы немножко ошиблись, сказав, что это товарищеский суд союза журналистов.

Вторая палата вообще не имеет отношения к журналистике, там представлены политические партии, религиозные организации, общества потребителей и т.д. А в медийной палате, там тоже только часть представляет журналистское сообщество, там есть и рекламодатели, и вещатели, и издатели.

В формировании участвовало больше 60 организаций, она создана была в 2005 году и уже прошла один этап переизбрания. Каждая организация, которая в этом участвует, она имеет право выдвинуть любое количество кандидатов, но в каждой палате только 25 мест, жесткая конкуренция, каждая организация имеет только один голос. Это все по-честному.

Казнин: Сколько было товарищеских судов за 8 лет?

Федотов: Сегодня было 82-е заседание.

Казнин: И сколько было осуждающих приговоров?

Федотов: Ну, наверное, 50/50.

Макеева: А какие-то примеры можно привести?

Федотов: Конечно, есть сайт в интернете, кстати говоря, такие структуры существуют во многих странах мира. В Скандинавии они существуют больше 100 лет, в Великобритании с начала 90-х, там есть независимая комиссия по жалобам на прессу.

Казнин: То есть никогда еще так широко это не обсуждалось, как сегодняшний случай?

Федотов: Таких примеров очень много. Мне запомнилась жалоба совета судей в Волгоградской области на местного журналиста. И решение было на несколько страниц. Кстати, мы выпустили книгу, она называется «Избранные решения медийного саморегулирования», это уже третий том, там больше 600 страниц. Это все правила журналистской профессии, не навязанные никому, а выработанные самим сообществом гражданским.

Казнин: Никакого ведь действия они не оказывают на журналистов?

Федотов: Почему? Все, кто учатся на факультетах журналистики, учатся по этим решениям. Это воспитательная работа.

Казнин: Зачем Сергею Железняку это?

Федотов: Он сегодня сказал так: «Я хочу получить ответ, как журналистское сообщество реагирует на подобные публикации». На что я ему ответил: «Вы получите ответ не только от журналистского сообщества, но и от всего гражданского общества». Я думаю, что он обрадуется, когда прочитает решение.

Макеева: А почему только через 7 или 20 дней?

Федотов: Потому что мы на этом обжигались. Бывали случаи, когда мы выносили решение, а решение принимается прямо в день проведения заседания. Я знаю, какое решение принято, но я не знаю, какие будут формулировки, потому что эти формулировки мы будем обсуждать между членами коллегии, а сегодня участвовало 13 человек, а это почти верхний предел кворума. У нас кворум от минимум 5 человек до 15, а всего в составе коллегии 50 человек.

Казнин: Это спорный вопрос, на ваш взгляд? Потому что если это вопрос не спорный, как считают многие, то решение, если оно будет в пользу Сергея Железняка, будет ему на руку, он будет его затем использовать в своей деятельности.

Федотов: Одно из правил: стороны, приходя в Общественную коллегию, подписывают соглашение о признании профессиональной и этической юрисдикции коллегии. Один из пунктов – я обязуюсь выполнить решение коллегии и обязуюсь не использовать решение коллегии, каким бы оно ни было, для продолжения данного спора в суде или каких-то административных органах. Это решение, которое появится через 7-20 дней, оно должно положить конец всей этой истории. Ни одна сторона, ни другая не имеет права продолжать ее дальше. Это моральное обязательство.

Казнин: То есть, если Железняк будет потрясать в каждом интервью этим решением, он морально будет не прав?

Федотов: Нет, если он будет потрясать на телеканале «Дождь», он будет абсолютно прав, а если он будет потрясать в суде, то он будет не прав. Если он будет требовать наказания для газеты через министерство связи, Роскомнадзор, он будет не прав.

Макеева: Мы так поняли, что какие бы формулировки ни были, фактически это будет решение осуждаемое или не осуждаемое? Или есть еще какие-то варианты?

Федотов: Нет, решение всегда очень пространные. Например, у нас было необычное решение по газете «Известия», где было сказано, что главный редактор «Известий» должен направить личное письмо с извинениями родителям Насти Бабуровой. Была публикация в «Известиях» достаточно позорная, и Общественная коллегия высказалась категорическим осуждением. И он направил. Были случаи, это касалось газеты «Комсомольская правда», и мы писали, что «Комсомольская правда» должна снять этот материал со своего сайта, потому что он провоцирует дискриминацию определенных категорий граждан. И это снималось.

Казнин: А кто-то не выполнял решение?

Федотов: Например, Андрей Караулов. Он спорил с газетой «Московский комсомолец». Спор был решен не в его пользу. И хотя он подписал соглашение, что он обязуется не использовать решение коллегии, он, тем не менее, пошел в суд. И надо сказать, что это было неправильно с его позиции. И коллегия вынесла специальное решение, в котором сказано, что это поведение не соответствует человеческим правилам приличия. Вы дали моральное обязательство, вы его нарушили. Понимаете, когда человек об этом знает, это одно, а когда он знает, что об этом знают другие, это уже очень серьезно. Ну, конечно, для людей, у которых есть представления о морали, этике, о порядочности.

 Казнин: Будем ждать решения.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.