Михаил Федотов: обжаловать итоги выборов можно будет уже с завтрашнего дня

Здесь и сейчас
22 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
выборы

Комментарии

Скрыть
Павел Лобков поговорил с главой совета по правам человека Михаилом Федотовым о письме, которое он направил в администрацию президента с просьбой отменить закон об НКО.
Лобков: Это же не первый раз, когда вы обращаетесь с просьбой отменить закон?

Федотов: Мы с такой инициативой не выступали – отменить закон – и не выступаем в этот раз тоже, более того, не обращались к президенту.

Лобков: Тогда давайте новости от первоисточника.

Федотов: Я просто обратился к своему коллеге, который работает в администрации президента и возглавляет другой совет – Совет по кодификации гражданского законодательства, известный наш юрист, доктор наук, профессор Вениамин Фёдорович Яковлев. Я направил ему письмо с предложением рассмотреть вопрос  о целесообразности в связи с модернизацией Гражданского кодекса РФ рассмотреть вопрос о том, чтобы закон о НКО признать утратившим силу. Он выполнил свою роль, и многие нормы этого закона в проекте Гражданского кодекса уже переносятся в Гражданский кодекс. Зачем тогда дублировать одно с другим? Тем более, что наш законодатель уже таким путём пошёл, когда создавал четвёртую часть Гражданского кодекса, которая посвящается  интеллектуальной собственности. У  нас был закон об авторском праве, закон о товарных знаках, патентный закон, сейчас ничего этого нет. Сейчас все эти нормы законов плавно интегрированы в четвёртую часть Гражданского кодекса. Я не очень был доволен такой конструкцией, когда она создавалась, но она создалась, она работает, значит, здесь надо делать то же самое. А закон о НКО относится к Гражданскому законодательству, это не административное право, это гражданское право.

Лобков: Закон законом, но всех же волнует статья об иностранных агентах, в реализации этого закона проводятся массовые проверки, организации вроде «Голоса» просто заявляют о том, что  этот закон их закрывает. Как вы считаете, это письмо может приостановить этот процесс?

Федотов: Просто нужно понять, что мы хотим решить. Мы хотим решить вопрос, который был поставлен президентом о том, чтобы иностранные деньги не влияли на российскую политику, но для этого нужно сделать немножко другое. Нужно сказать, что есть российская политика и что есть иностранные деньги. НКО не имеют к этому никакого отношения, потому что это влияние иностранных денег на российскую политику может идти через НКО, через коммерческие организации, просто через частных лиц. Вот тот самый закон Фара, на который любят ссылаться наши уважаемые парламентарии, говоря о законе НКО, он не различает коммерческие, не коммерческие, частные лица, иностранцев, это не имеет значения. Если они финансируются иностранным государством и действуют в интересах этого иностранного государства, они являются иностранными агентами и должны регистрироваться.

Лобков: Вопрос – что понимать под политикой? Обтекаемая формулировка есть в этом законе, она подразумевает, что не только продвижение какой-то кандидатуры  в мэры, в губернаторы может считаться тем, что во всём мире называется политикой, но и формирование общественного мнения каким-то путём, вплоть до того, какие развязки нам нужны на дорогах или наблюдение за процедурой выборов, чем занимается «Голос». Как вы считаете, формулировка «политическая деятельность» должна быть изменена или нет?

Федотов: Я бы исходил из немного другого, а именно: нам нужно вернуться к тем нормам, которые у нас есть в законе. В законе об общественных объединениях есть понятие «общественное объединение, преследующее политические цели», вот это немного другой подход.

Лобков: А что такое «политические цели»?

Федотов: У нас организации, преследующие политические цели: а) политические партии, б) политические движения, в) организации, преследующие политические цели, они не являются ни партиями, ни движениями. Пример6 «Левы фронт» - это что такое? Эта организация преследует политические цели?

Лобков: Да, конечно.

Федотов: Безусловно. Или комсомол, он же есть, он как-то сейчас по-другому называется, но это в чистом виде организация, преследующая политические цели. «Молодая гвардия» «Единой России» - организация, преследующая политические цели. Моя позиция, я не скажу, что это консолидированное мнение Совета, надо сказать, что политические организации участвуют в политике. Следовательно, на них должны быть распространены правила, точно какие же, как распространены на политические партии. Политические партии не могут финансироваться ни из бюджета, за исключения в установленном законом порядке, ни иностранными государствами, ни иностранными юридическими лицами, ни иностранными гражданами и так далее.

Точно то же самое должно быть применительно к этим организациям, преследующим политические цели. Плюс к этому есть другое – это иностранные агенты. Иностранный агент, это надо включить в Гражданский кодекс, в главу 52, которая говорит о договоре агентирования, где должно быть написано, что если лицо действует на основании агентского договора с иностранным государством или правительственными учреждениями иностранного государства, он считается иностранным агентом. Нет проблем, но никакого отношения ни к «Голосу», ни к Московской Хельсинкской группе всё это не имеет, они  занимаются другим. Они занимаются той деятельностью, которая является абсолютно законной, и не деятельность финансируется агентами, а различные иностранные фонды, организации помогают этим организациям осуществлять их уставную деятельность, то есть они не выполняют чей-то заказ.

Лобков: Не могу вас не спросить о другом повороте сегодняшнего дня – это  решение Конституционного суда, которое разрешило не только организациям, партиям политическим, но и отдельным гражданам подавать иски с оспариванием  итогов выборов. Мнения разделись пополам, одни говорят: «Браво! Конституция торжествует», другие говорят: «Коммунистическая партия оспаривала итоги выборов, и где этот иск?», то есть, как заматывали суды иски крупнейших партий, так и будут заматывать иски отдельных граждан. У вас есть какое-то мнение по этому поводу?

Федотов: Я ещё, к сожалению, не читал текст постановления Конституционного суда, но судя по тому, что о нём сообщают СМИ, оно как раз позволяет расширить гарантии избирательных прав граждан. Это всегда в плюс. Я думаю, что это важное решение. Более того, я никогда не оспариваю те решения, которые принимаются Конституционным судом, даже если  я с ними внутренне не согласен. Должно быть уважение к институту суда, а тем более Конституционного суда. Конституционный суд – это для нас, наверное, главная опора для того, чтобы добиться соблюдения Конституции, при том, что Конституция у нас, к сожалению, нарушается очень часто. Уже давно, в советские времена, было сказано, что проще всего нарушить Конституцию, а труднее всего – нарушить какую-нибудь ведомственную инструкцию.

Лобков: То есть вы приветствуете это?

Федотов: Безусловно.

Лобков: То есть гражданское общество должно подхватить эту инициативу и начать массово заваливать суды исками?

Федотов: Вообще не надо ничего делать массово. Надо массово соблюдать закон, это будет самое правильное. Предположить, что у нас все будут обращаться в суды с исками, это не так, хотя у нас число обращений в суд из года в год растёт. И это хорошо, это правильно, так и должно быть. Это в Советском союзе: чуть что – обращаешься в Райком партии, а у нас: чуть что – обращаешься в суд. Это правильно, ты решаешь проблему на правовом уровне.

Лобков: Не зависимо от того, что мы очень многое знаем про наш суд. Сейчас идут суды по «Болотному делу», они проштамповали все решения по продлению арестов всем участникам.

Федотов: У нас и разные суды, и разные дела, есть разные судьи. Я далёк от того, чтобы одной краской всё мазать, это неправильно.

Лобков: То есть вы считаете, это решение будет каким-то инструментом ко Дню голосования 8 сентября?

Федотов: Безусловно, потому что постановление Конституционного суда вступает в силу немедленно, и оно не может быть изменено никем, кстати говоря, даже самим Конституционным судом.

Лобков: Если говорить о законе НКО, ваше предложение, если фантастическую возможность предположить, что советник президента Яковлев попросит президента ещё раз подумать, неужели вы думаете, что президент пойдёт навстречу, ведь он уже  всё сказал? По-моему, он должен быть доволен той облавой всероссийской на НКО, которую прокуратура проводит в ответ на его слова: «Что-то я не вижу результата». Неужели вы думаете, что в этих заданных условиях президент пойдёт сейчас на то, чтобы менять закон, который явно ему нравится?

Федотов: Мне как раз очень нравятся результаты этих облав. Мы несколько дней назад, на прошлой неделе, проводили заседание Совета, посвященному основанию этих прокурорских проверок. Представитель прокуратуры не явился, уведомив нас за час до начала заседания.

Лобков: Да, они не ходят. Минюст ходит.

Федотов: Обычно к нам и Генпрокуратура ходит, и все другие ведомства приходят, причём на высоком уровне, на уровне заместителей министров. В данном случае и замминистра внутренних дел был, был начальник управления Роспотребнадзора, и замначальника из Министерства юстиций, и вот эта милая женщина из Министерства юстиции подробнейшим образом нас проинформировала  о том, как проходили проверки. Она сказала: «Да, мы участвовали в проверках в 500 с чем-то организациях». «Были нарушения?» - « Были, в нескольких организациях мы обнаружили, что организации поменяли адрес свой и об этом не оповестили нас заранее». Других серьёзных нарушений не было, были какие-то претензии по поводу использования слова  «российское». К сожалению, не было представителя Генпрокуратуры, я надеюсь, что они всё-таки появятся.

Лобков: В чём плюс? Вместо того, чтобы заниматься профильной деятельностью, они собирают, ксерокопируют до 16 килограммов документов.

Федотов: Вот это абсолютное безобразие, организации несут большие материальные потери. Потому что нужны деньги на приобретение бумаги, нужны деньги на приобретение тонеров для принтеров, ксероксов. Это, извините, деньги. А у этих НКО других денег, кроме грантов, нет.

Лобков: Для них как будто бы целью является не вывести организацию из оборота, а просто занять её мышиной вознёй, чтобы она была парализована.

Федотов: Нет-нет, я думаю, что дело не в этом, а дело в том, что прокуратура решила заставить этот закон работать. Но очень трудно заставить работать закон, который  плохо сделан, он юридически плохо сделан, по-моему, это ясно уже всем. И президент сказал на встрече с Советом: «Мы не это имели в виду, мы имели в виду то, что именно иностранные деньги, когда они влияют на нашу политику, чтобы это всё фиксировалось». Вот о чём речь, речь совершенно не идёт об экологических организациях…

Лобков: А вы не думаете, что президент лукавил?

Федотов: Нет, конечно.

Лобков: Потому что его сторонники в виде Кургиняна  в расширительном смысле это понимают, что сейчас мы этим законом щупальца отсечём, увидим, как кровь брызжет от границ отрезанных щупалец, которыми  они пытались в сердце политической системы проникнуть.

Федотов: Нет-нет, так образно может только Кургинян, для меня это недоступная сфера. Это я не понимаю, с щупальцами не ко мне.

Лобков: Это реально, что президент сейчас обратит внимание на эти неувязки? Что он должен сделать – отозвать закон?

Федотов: Нет. Зачем? Вопрос так не стоит, сейчас в Госдуме обсуждается  первая часть Гражданского общества, там идёт серьёзнейшая работа, это серьёзнейший документ. После Конституции это второй по значимости документ в государстве. Сейчас очень было бы своевременно решить о том, что все нормы, касающиеся деятельности НКО, интегрировать в часть первую Гражданского кодекса.

Лобков: А на основании этого президент приходит в Госдуму с предложением – коль скоро там уже всё лежит, давайте отменим это закон.

Федотов: Нет, секунду, это уже там лежит в Госдуме, это в Госдуме уже всё есть, уже прошло первое чтение.

Лобков: Что должен сделать тогда президент в ответ на ваше письмо?

Федотов: Мы к президенту пока не обращались с этим вопросом, мы обратились только к Вениамину Фёдоровичу Яковлеву, как к председателю Совета по кодификации гражданского законодательства. Это очень простая спокойная работа, совершенно не предназначенная, чтобы вокруг неё устраивать такой большой пиар. Это просто серьёзная вещь, которая позволит в нашем законодательстве всё поставить на своё место. Иностранный агент встанет в главе 52, но только сразу мы должны понимать, что это не только НКО, это и коммерческие организации, и частные лица, и иностранные граждане могут быть этими иностранными агентами.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.