Михаил Дмитриев: если не будет общественной реакции, правительство отнимет пенсионные взносы навсегда

Здесь и сейчас
3 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Правительство сегодня одобрило все шесть законопроектов, которые предусматривают годичный мораторий на накопительную часть пенсий. Но попытались найти оправдание непопулярной инициативе.

Схема следующая: те 240 миллиардов рублей, которые планирует получить за 2014 год Пенсионный фонд от граждан, все таки заберут из накопительной части, но якобы зарезервируют в федеральном бюджете, чтобы позже вернуть. Об этом на заседании правительства заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев.

В студии ДОЖДЯ Михиал Дмитриев, глава Центра стратегических разработок.

Кремер: Что же произошло в нашем государстве? Неужели так неладно все, что пришлось брать в долг у пенсионеров?

Дмитриев: Нет, это мера бессмысленная с точки зрения стабилизации государственных финансов. 250 миллионов – это меньше 0,5% ВВП. При таких низких параметрах госдолга, который сегодня, гораздо проще было предложить пенсионным фондам просто купить наследство пенсионных накоплений. Обязательства государственного долга, которые государство могло бы имитировать  и таким образом прозрачно использовать эти деньги под обязательства с процентами, соответствующими рыночным ставкам.

Кремер: А в чем тут трюк? Что произошло? Почему было нужно поступить именно так?

Дмитриев: Это абсолютно нелогично. Это не рыночные изъятия, это действительно нарушение конституционных прав граждан, причем с приданием закону обратной силы. Ведь речь идет о взносах, которые уже были целевым образом на основе волеизъявления граждан перечислены работодателями в те пенсионные фонды, куда граждане направили свои накопительные средства. Теперь это решение аннулируется. С точки зрения Конституции, это явное прямое нарушение социальных прав граждан. Это касается социальных норм законодательства, которое Конституция защищает напрямую.

Казнин: Просто Владимир Путин, отвечая на этот вопрос на днях на форуме «Россия вперед!» магическую фразу сказал про то, что «мы не хотим, чтобы у нас опять были обманутые вкладчики». То есть якобы это направлено на защиту интересов большинства.

Дмитриев: Секундочку, что касается интересов большинства, сперва надо понять, что происходит в пенсионных фондах. Вообще-то все они получили лицензии. А средства, которые они инвестируют, сохранены, представлены в их активах. Каким образом возникает вдруг презумпция виновности, что эти все средства куда-то пропали? Этого нет на самом деле. Эти средства инвестируются, большинство пенсионных фондов демонстрируют неплохую доходность.

Казнин: Не пропали – так пропадут. Господин Костин тоже сказал, что «большие риски», «вкладывают в рисковые операции», «надо придержать коней».

Дмитриев: То есть надо отнять у граждан, истратить и выпустить взамен некие пенсионные баллы, которые даже пока не оформлены законом, но которые уже обещают взамен реальных денег. Вряд ли это устроит тех граждан, которые выбрали осознанно накопительную систему именно потому, что это реальные деньги, которые инвестируются сугубо в пользу данного гражданина.

Кремер: Как вам кажется, как давно задумывалась вся эта операция? Потому что, наверное, для такого непопулярного шага долго выбирался момент: безопасный, не перед выборами.

Дмитриев: Это явная импровизация. Это реакция на резкое неожиданное ухудшение общеэкономических и бюджетных показателей, которая обозначилась в августе этого года. Августовские экономические показатели оказались гораздо хуже, чем кто бы то ни было ожидал. В сентябре предварительные данные говорят о еще большем ухудшении ситуации. Некоторые эксперты уже говорят, что в этом году, по итогам года, рост составит всего полпроцента ВВП, то есть в пределах статистической погрешности. Весь бюджет сверстан на совершенно другие темпы роста. Собственно, эта паническая реакция послужила, видимо, поводом для довольно непродуманных действий. Действия действительно непродуманные. Это выглядит по типу, как если бы мы заморозили все банковские вклады населения. Это примерно того же порядка решения. Как его ни оформляй юридически, это нарушение тех норм, которые были давно установлены законом и определяли определенные форматы взаимоотношений с гражданами и формирование перед ними обязательств.

Кремер: Если все-таки попытаться понять, по какой логике это задумывалось, понадеяться, что она там была: что такое «более высокая базовая пенсия»? Когда она будет более высокая?

Дмитриев: По поводу базовой пенсии – она в рамках пенсионной реформы будет более низкой.

Кремер: Но обещают-то, что в связи с этим трюком она будет более высокой.

Дмитриев: Давайте посмотрим законы. Пока реальность такова, что базовую пенсию вопреки старым правилам формирования пенсии теперь будут индексировать по инфляции. И это значит реальное уменьшение базовой пенсии в общем размере пенсии и замедление роста пенсий в связи с этим. Так что будут ли там какие-то надбавки, и какого они размера, и заменят ли адекватно утраченные пенсионные накопления – это большой вопрос. Как минимум, сперва надо было разъяснить это, и добиться понимания населения. А потом забирать эти накопительные взносы.

Казнин: Все-таки что можно ожидать через год? Какие-то максимально отрицательные результаты или, наоборот, положительные?

Дмитриев: Мне кажется, сейчас очень многое зависит в целом от восприятия обществом этого решения. Если общество проявит безразличие, люди, которые выбрали НПФ, никак не отреагируют на это (хотя бы в плане общественного мнения, формирования собственной позиции по этому вопросу), то, скорее всего, возникнет искушение отложить направление взноса на накопительную систему не только в этом году, не только в 2014-м, но в 2015-м, и в 2016-м. Не факт, что в среднесрочной перспективе экономическая ситуация улучшится, а в бюджете денег не хватает всегда, это мы знаем. Поэтому  главный риск в том, что это ползучая ликвидация накопления граждан, что самое обидное – это уже не просто у всех. Кому-то эти накопительные средства были не очень нужны, молчунам, но сейчас отнимают у тех, кто проявил активность и сам направил их в негосударственный пенсионный фонд.

Кремер: Например, я лично проявила активность на прошлой неделе. Это значит, что все, что я сделала на прошлой неделе, проявив свою активность, обнуляется. Правильно?

Дмитриев: То, что у вас было накоплено, оно не обнуляется, оно в любом случае будет переведено в тот пенсионный фонд, который вы выбрали Накопления старых лет.

Кремер: Но больше туда переводиться ничего не будет?

Дмитриев: А вот это открытый вопрос. Если общественное мнение скажет: «Да, замечательно, у нас отобрали деньги, давайте так дальше», - видимо, у властей такое намерение есть. Если не будет серьезной общественной реакции, можно тихо явочным порядком заморозить эти взносы навсегда. И на будущий год, и на 2015-й, и на 2016-й, и так далее.

Казнин: А если все-таки будет реакция общественная?

Дмитриев: Думаю, властям придется отступить. Это слишком серьезный вопрос. Это то же самое, как если бы вам перечисляли зарплату на карту «Сбербанка», и в один прекрасный день вы пришли снимать деньги со счета и обнаружили, что их там нет. И вам в окошке «Сбербанка» говорят: «Вы знаете, правительство решило вашу зарплату (законную, уже заработанную) потратить другим образом. Но зато мы вам начисляем бонусы на вашу бонусную карту».

Кремер: Мне кажется, реакция может случиться только в тот момент, когда люди на собственной шкуре почувствуют, что они потеряли какие-то деньги. Через сколько лет появится это поколение, которое поймет, что их обобрали?

Дмитриев: Вообще-то эти деньги….

Кремер: Потому что пока это на словах, это не работает. И не вызывает такой отрицательной реакции.

Дмитриев: Речь идет не о словах, речь идет о реальных инвестициях, по которым граждане ежегодно получают отчет от пенсионного фонда. Они понимают, что с ними происходит. С правами в распределительной пенсионной системе сейчас все гораздо более мутно. Там возникает некий балл, который теряет стоимостную оценку вообще. Методика расчета этого балла определяется нормативным актом пенсионного фонда. В том виде, в котором он был сделан, его не понимают эксперты, не говоря уже о простых гражданах. Поэтому какие права у них возникают в распределительной системе взамен живых накопительных денег, сейчас не скажет даже хороший специалист в этой сфере.

Кремер: Какую же реакцию вы хотите, если даже эксперты не могут разобраться в схеме начисления пенсий?

Дмитриев: Если хотите мой прогноз, реакция будет остро негативной.

Кремер: Когда?

Дмитриев: И эта реакция будет у миллионов людей.

Кремер: Когда она будет? Сейчас ее нет, новость появилась, никто в ней толком  не смог разобраться, я имею в виду большинство населения…

Дмитриев: Как только новость дойдет до большинства населения, я думаю, это произойдет скоро, потому что тема очень интересная, людям интересно, и наш с вами разговор сегодня, через две недели дойдет до районных газет и до местных радиостанций. И тогда люди будут составлять свое мнение. Когда они его составят, мы об этом узнаем.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.