Михаил Боярский: я не буду обращаться к Путину, у него слишком много дел

Здесь и сейчас
22 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Против передачи больницы управлению делами президента выступили уже многие общественные деятели, известные петербуржцы. С нами на прямой связи актер и почетный гражданин Петербурга – Михаил Боярский.

Писпанен: Я знаю, что ваша дочь Елизавета подписала эту петицию, ваше отношение к этой ситуации?

Боярский: Она подписала, я ее за это очень хвалю, она смело поступила, правильно, справедливо. Я полагаю, что ни при каких вариантах 31 больницу не отберут, она останется в прежнем статусе.

Лобков: Вдруг такое решение все-таки будет принято. Мы только что приняли сообщение со ссылкой на Валентину Матвиенко, что она тоже против. Вы готовы использовать свои личные неформальные связи с Владимиром Путиным, чтобы переубедить этого не делать?

Боярский: Я полагаю, что Владимир Владимирович сам способен решать любые проблемы. Это сейчас бессмысленно, потому что есть более глобальные проблемы мирового характера, а что касается вашего покорного слуги, я и за академию стоял горой, и за 31-ую буду биться, потому что это в логике христианской морали. Все остальное – от дьявола, порядочные люди не могут себя вести таким образом. По-моему, мы преувеличиваем проблему, потому что вся человеческая нормальная логика подсказывает, что это делать невозможно. Даже если бы отдали, я убежден, что судьи отказались бы.

Писпанен: Если говорить о человеческой логике, для того, чтобы построить пару домов для уже переехавших в Петербург судей Конституционного суда, были снесены, например, детский дом, детские ясли и пара корпусов общежитий.

Боярский: Я полагаю, что они были снесены только потому, что были предоставлены более цивилизованные условия. Не может так исчезнуть все ни с того ни с сего. Нужно выяснить, что получили взамен те, кто лишились этих помещений.

Лобков: А как вы вообще относитесь к идее специальной больницы для судей? Как будто возрождается старая номенклатура.

Боярский: Я категорически против привилегий для какой-то профессии. В таком случае каждый имеет право, и журналисты, и артисты на то, чтобы у них было отдельное помещение для стационарного или амбулаторного лечения. Я полагаю, что судьи – такие же граждане, как все остальные, и привилегий у них быть не должно. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.