Михаил Бергер: чиновники из списка Магнитского сумеют увернуться от финансовых проблем

Здесь и сейчас
22 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Экономисты комментируют, чем может обернуться для российских чиновников принятие «закона Магнитского». Имеются в виду те чиновники, которые попали в список. Чем им это грозит? Узнали у генерального директора радио «Бизнеc-FM» Михаила Бергера.
 Лобков: Где грань? Вчера это широко обсуждалось. Алексей Бенедиктов на «Эхо Москвы» сказал, что, по его данным, будут блокироваться все транзакции  валютных счетов, где фигурирует доллар. Может ли это случиться? И осуществимо ли технически?

Бергер: Я считал бы полезным, если бы наши власти официально перевели этот акт Магнитского, и даже познакомился бы с депутатами, которые на него бурно реагировали. Я не думаю, что все они знают хорошо английский, что все читали оригинал. Отчасти напоминают двух одесситов, которые обсуждают Карузо и качество его пения: один другому напел и обоим не понравилось. Теоретически и технически это, конечно, возможно, потому что все банки, которые проводят операции в долларах, имеют корреспондентские счета у банков американских. Это означает, что не обойти Америку. Один из американских законодателей сказал, что пользование долларом – это привилегия. Это спорный, конечно, вопрос. Но, якобы, они должны лишить тех, кто попадает в этот список, этой привилегии. Техническая возможность есть.

Лобков: Даже если это безналичный доллар.

Бергер: В первую очередь, безналичный доллар. Потому что это электронная операция, которая проходит через систему эквайринга. В общем, без американцев не обойтись. Ни один банк не может оперировать долларами, не имея соответствующего корреспондентского счета. Один вопрос – насколько это законно и соответствует закону Магнитского. Я признаюсь, что детально всех вытекающих последствий из этого закона я не знаю, я смотрел его на английском языке, но напрямую я там таких последствий не обнаружил. Мне это кажется не вполне логичным. Если кто-то, даже будь трижды злодей, завел валютный счет в Сбербанке, например, не покидая территорию Россию, здесь же в обменном пункте на Курском вокзале купил 2 тыс. долларов, положил в Сбербанке, и все – они замерзли. На мой взгляд, это выходит за пределы юрисдикции этого акта. Как я понимаю, дело ограничится, скорее всего, отказом выдачи виз и серьезными неприятностями для тех, у кого там деньги, активы, акции, которые зафиксированы в американских депозитариях. Здесь будут очевидные сложности для тех, кто в этом списке. Официального списка мы не видели.

Лобков: Допустим, есть некое юридическое лицо – банк, компания недвижимости – которое точно знает, что продала кому-то из списка Магнитского дом или открыло счет на его имя. Как такие дела решаются в мировой практике? Эта компания должна добровольно выдать секретным службам этого человека под угрозой санкций, или секретные службы сами начинает устраивать проверки на основе имеющихся данных.

Бергер: Скорее всего, полиция и ФБР занимается этим. Секретная служба – это министерство финансов, которое, кстати, одно из ответственных ведомств по списку Магнитского. Мне кажется, здесь не будет большой проблемы. Не знаю, кому это будет поручено, это конструкция чисто американская, но сделки с недвижимостью регистрируются – думаю, достаточно просто входа в базу данных любому заинтересованному лицу. Если Минфину это будет поручено, то просто соответствующий чиновник. Служащий определенного ранга будет просматривать уже совершенные сделки, вводить ключевые фамилии.

Лобков: Мы же понимаем, что там тоже не дураки, уж коль они такие операции проворачивают с возвратом НДС по схеме, которую описал Магнитский. Не превратится ли это в чистую декларацию, поскольку люди регистрировали не на себя лично?

Бергер: Почему не на себя? Можно и на себя. Я думаю, была куча вариантов, и поскольку еще не обсуждался закон, который на днях в первом чтении был принят, о запрещении всем чиновникам и госслужащим иметь какое-то барахло за границей...

Лобков: С такой же проблемой столкнутся, как это ни парадоксально, и российские правоохранительные органы, если всерьез воспримут…

Бергер: Тогда им придется сотрудничать со злодеями из списка Магнитского и делать то же самое здесь. Думаю, что немало людей на свое доброе, честное имя положили нажитые непосильным трудом миллионы, десятки миллионов, сотни миллионов долларов, на себя оформленные акции. Это красиво звучит «на родственников», но родственники-то ведь разные. Родственники – дело ненадежное. Сегодня родственник, а завтра… У человека 10 миллионов в кармане, соблазн огромен, кто поручится? Такая история непростая и неоднозначная. Думаю, что найдутся люди из списка Магнитского, имеющие на свое имя какие-то активы. Но закон – на самом деле декларация, американцы и раньше могли не давать визы, не объясняя никаких причин, и блокировать какие-то подозрительные сделки. Просто сам акт – это «привет», это политическая декларация, заявление о том, что американцы не верят российскому правосудию.

Лобков: Можно успокоить наших возможных будущих фигурантов списка Магнитского, поскольку список еще не опубликован, а может, и не будет опубликован?

Бергер: Я бы не успокаивался, потому что он будет действовать.

Лобков: По крайней мере, можно успокоить, что карточкой Visa и валютным счетом, открытым в России, как считает Михаил Бергер, им не помешают воспользоваться на выбранной ими поле деятельности.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.