Мэннингу грозит не меньше 20 лет тюрьмы

Здесь и сейчас
31 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В эти минуты в США военный трибунал готовится огласить вердикт Брэдли Мэннингу – рядовому американской армии, который передал сайту WikiLeaks беспрецедентное количество секретных документов и видеоматериалов, касающихся кампаний в Ираке, Афганистане, а также дипломатическую переписку.

Это была крупнейшая утечка информации в новейшей истории США.

Мэннингу предъявлены обвинения по 22 пунктам, включая публикацию в интернете разведданных, принадлежащих американскому правительству. Самое тяжкое из обвинений – пособничество неприятелю. За это Брэдли Мэннингу грозит пожизненное заключение. Как в США относятся к этому процессу и обвиняемому, и какие у Мэннинга перспективы, – спросили об этом корреспондента медиа компании VOА Игоря Рискина.

Рискин: На вопрос о том, как относятся к Мэннингу в США, наверное, никто не ответит лучше социологов, как бы к ним не относиться. Но недавний опрос компании «Расмусен Репортс» показал, что 62% опрошенных считают, что Мэннинг, так или иначе, нанес ущерб национальной безопасности США. 24% считают, что, скорее всего, не нанес. При этом 30% уверены, что нанес без всяких оговорок. И только 3% полагают, что никакого ущерба Мэннинг не нанес. Большинство, все-таки, склонно считать Мэннинга изменником, хотя и поклонников у него немало. И со времен его ареста в 2010 году они собираются в местах, связанных с этим процессом, протестуют, утверждают, что Мэннинг не совершил ничего противоправного, ничего плохого не сделал. Обнародовал информацию о преступлениях, которые совершались военными США, и общество об этих преступлениях должно знать. Сегодня день вердикта. Вердикт – это предприговор, если можно так сказать.

Сегодня судья, полковник Дэнис Линд, будет зачитывать все пункты обвинения – 22 – и говорить, виновен или невиновен. Военный трибунал судит Мэннинга, там все военные, никакой коллегии присяжных, и адвокат у Мэннинга подполковник-резервист, и прокуратура военная. Самый интересный и важный, как для Мэннинга, так и для общественности, пункт – пункт о пособничестве неприятелю: было или не было? Причем, небезынтересно, наверное, узнать, что прокуратура, выдвигая это обвинение, руководствовалась прецедентом времен гражданской войны в США, то есть 19 века. Тогда один солдат передал в газету то ли военный документ, то ли расписание дежурств, нарядов. Звали его Генри Вандеруотер. Его приговорили тогда к трем месяцам тяжелого труда и с позором из армии изгнали. Такое у него было наказание. Мэннингу по этому же пункту грозит пожизненное заключение. Этот пункт вызвал очень большую обеспокоенность у юристов, общественных деятелей, правозащитников. Потому что они считают, что это может вообще отпугнуть тех, кто хоть как-то пытается расследовать, выносить правдивую информацию на суд общественности от того, чтобы подобной деятельностью заниматься. И журналистов, и каких-то правдоискателей.

Маловероятно, что в результате этого приговора Мэннинга выпустят в зале суда, потому что он сам себя признал по нескольким, кажется, 10-ти пунктам из 22-х, виновным. Конечно, не признал себя виновным в пособничестве неприятелю. В любом случае, каким бы приговор ни был, если это не пожизненное заключение, тогда говорить не о чем. Но если это приговор, который укладывается в рамки человеческой жизни, он должен быть сокращен на 112 дней. Это решение судьи, и принято оно ею на основании того, что с Мэннингом плохо обращались, когда он был  задержан и доставлен из Ирака на базу «Квонтика». Его держали в очень маленькой камере без окон, кроме того, он какое-то время провел в смирительной рубашке, потому что предполагали, что он может покончить жизнь самоубийством. Так что если срок укладывается в рамки жизни, он будет три с половиной месяца короче по этому основанию.

Макеева: Международная Амнистия придерживается той точки зрения, что Мэннинг невиновен, и нужно бы провести новое расследование, более объективное. Члены Европейского парламента  обратились с открытым письмом к президенту США Бараку Обаме с призывом вообще прекратить судебное преследование. Мы много говорим, отмечаем, что не всегда замечания из-за рубежа производит гуманистический эффект на российские власти в случае каких-то судебных процессов. Здесь, конечно, судебный процесс немножко иного рода, но, тем не менее, как-то президент отреагировал на эти обращения? У него есть возможности что-то сделать в этой ситуации? Отреагировать как-то так, чтобы это отразилось на судьбе Мэннинга?

Рискин: Знаете, в данном случае любая реакция была бы воспринята, как попытка давления на суд, поэтому я не думаю, что какие-то заявления такого рода прозвучат до тех пор, пока не будет вынесен вердикт или приговор. Когда в судьбе Мэннинга появится какая-то определенность, которую сочтет необходимой суд.

Макеева: А президент США имеет право на помилование в такой ситуации? Может он после вынесения вердикта сказать, что помилует?

Рискин: Ну, да. Ежегодно президент милует некоторое число заключенных за разные преступления. Я не готов точно сказать, поскольку это еще и в ведении военных, это военный трибунал. Брэдли Мэннинг военный, но теоретически у президента США есть возможность миловать.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.