Мельконьянц: сотрудники НТВ шли за мной до метро и просили назвать их сурковской пропагандой

Здесь и сейчас
3 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В офисы некоммерческих организаций зачастила прокуратура. Сегодня представители ведомства пришли в ассоциацию «ГОЛОС». Независимые наблюдатели за выборами стали одними из первых, к кому нагрянули проверки еще две недели назад.

Теперь в ассоциацию пришли прокурор и представитель Минюста, но в офис не зашли. Видимо, постеснялись. Но потом на электронную почту организации пришли письма с требованиями представить документы с 2011 года. Правда, в самом «ГОЛОСе» документы обещают предоставить прокуратуре только по официальному требованию.

О том, почему не прекращаются наезды на правозащитников, мы поговорили с Григорием Мельконьянцом, заместителем исполнительного директора ассоциации «ГОЛОС».

Зыгарь: То, что произошло сегодня, это какой-то конечный сдвиг по сравнению с тем, что мы наблюдаем за последнюю неделю?

Мельконьянц: Я не слышал ни одного факта, чтобы организации по электронной почте отправляли подобные требования. Мы вчера уже ближе к ночи получили это на свои почтовые ящики, изумились, потому что это очень странная форма требования. При этом вечером вчера мне позвонил участковый, который находится в ведении той территории, где находится наш офис, и попросил с ним в течение двух часов встретиться. Это было около 8 часов вечера. Я сказал, что не очень урочное время, давайте завтра с вами встретимся, обсудим все важные детали. Он говорит, у меня есть поручение прокуратуры, нам нужно встретиться. Я сегодня звоню, телефон недоступен. Может, передумали или важными делами занимается. Потом получил звонок с городского телефона от него, когда придете. Я говорю, готов прийти хоть сейчас. Прихожу в его опорный пункт, сидит в парадной форме, рядом с ним сидит оператор с камерой, светом и начинает меня снимать.

Зыгарь: Оператор федерального телеканала, я надеюсь?

Мельконьянц: Одного из телеканалов, да.

Зыгарь: Дружественного лично вам федерального телеканала?

Мельконьянц: Да, вы угадали. Удивительно, какая у них там совместная деятельность. Он картинно продвигает мне стопочку, распишитесь, вот вам прокуратура документы передает. Я расписываюсь, при том что ни паспорта у меня не спрашивают, ни доверенности. Официальная процедура передачи документов и проверки, нужно засвидетельствовать, кто получил, во сколько, уполномочен ли я это делать. Этот оператор снимает меня. Попрощались с участковым, выхожу, открываю дверь, наши друзья с телеканала НТВ, которые снимают все эти «Анатомии протеста», набрасываются на меня с вопросами, какой противозаконной деятельностью вы занимаетесь, вы не регистрируетесь как агенты, вы получаете деньги. Я их проинформировал культурно, что я не собираюсь общаться с ними, и последовал в метро, и они на всем протяжении моего следования крутились вокруг меня до турникетов станции метро. В конце разочарованные говорят, Григорий, что же сегодня так немногословны, может быть, все-таки скажете свою коронную фразу. При этом документы достаточно серьезные, ситуация комичная. Она не единичная. Мы знаем, что и в офис Мемориала,  других НКО приходили с телекомпанией НТВ, были сюжеты очень негативного содержания. Здесь опять стандартный набор документов, уставные, откуда получаете эти деньги и так далее. Я расцениваю это как то, что кампания не заканчивается, я боюсь, что это только начало всего пути. «Голос» до сих пор находится в состоянии налоговой проверки, потому что сейчас они только официально закончили прием документов, и мы ждем решение. Мы отдали им уже все, что только возможно из финансовых документов. Здесь и налоговая, и прокуратура, и МВД, и Минюст участвуют, но непонятно, чем это все закончится.

Макеева: Есть ли у вас ощущение, что к вам, ассоциации «Голос», все-таки особый подход по сравнению с прочими НКО? Предложение представить документы с 2011 года, то есть за несколько месяцев до выборов в Государственную Думу.

Мельконьянц: Конечно, их интересует период, который связан с этой гражданской активностью. У меня нет сомнений, что задача у них вполне конкретная – связать финансирование некоммерческих организаций, в частности, иностранные, с той гражданской активностью, которая прошла зимой 2011-12 годов, и доказать, что это влияние иностранных денег, спецслужб. Я боюсь, они будут притягивать за ушли все возможное и невозможное, и здесь им в помощь будет и НТВ, и различные подсъемки, потому что убежден, что и какое-то высшее руководство ожидает от этих органов подтверждение того, что они говорили раньше. Я убежден, что им это все жестикулировалось таким образом, что все это инспирировано, что это не гражданское общество, все проплаченные люди, может быть, действительно существует наверху общая версия, что в том числе НКО виноваты во всем. Я очень боюсь политических решений, потому что они могут быть очень жесткими. Сейчас используется полный арсенал давления: и пожарные, и Роспотребнадзор. Экологическая организация сообщает, что их, возможно, на 600 тысяч рублей оштрафуют за то, что они не ионизируют какой-то воздух в своих офисах. Есть задача показать весь спектр того, каким образом НКО нарушают законодательство: что не регистрируются как иностранные агенты, не соблюдают противопожарный закон, не платят налоги. Конечно,  это будет представлено как в целом большой наезд на правозащитную и некоммерческую сферу. Не то что репутация, я боюсь, что и судьба независимых некоммерческих организаций находится под большим вопросом. Те последствия, которые будут в результате политических решений, могут быть необратимыми для некоторых организаций, потому что кто-то, возможно, перестанет существовать.

Зыгарь: Если брать период, начиная с 2011 года, как-то изменилась структура финансирования «Голоса», были какие-то радикальные изменения?

Мельконьянц: Изменилась. У нас был достаточно крупный донор USAID, который в октябре был выдворен из страны. На его замену по сути ничего не пришло. Ассоциация «Голос» приняла решение финансировать наблюдение за выборами и свою деятельность только из российских средств, чтобы не было вообще никаких к нам претензий. Мы сейчас занимаемся сбором средств в российских организациях, пусть это небольшие средства, нам хватает для оперирования текущими досрочными выборами. Сейчас мы собираем средства на наблюдение за 8 сентября – Единым днем голосования. Очевидно, что долго так работать не получится, необходимо помимо частных пожертвований привлекать средства бизнеса, а бизнес сейчас напуган еще больше, чем это было раньше.

Зыгарь: USAID начал финансировать «Голос», ведь не начиная с 2011 года?

Мельконьянц: Нет, конечно. Это организация, которая работает в России очень давно. Среди их партнеров не только правозащитные организации, и окологосударственные структуры, и здравоохранение. Никогда претензий не было. Эти претензии возникли буквально вот-вот. Это все политические решения, задача у них те организации, которые критикуют и на которые они не могут повлиять, не встроенные в вертикаль власти, просто уничтожить.

Зыгарь: При это мы можем уже точно предугадать, к какому выводу придут те люди, которые ведут эти проверки, а именно то, что в 2011 году, непосредственно перед Думскими выборами, организация «Голос» получала деньги от американского государственного агентства по международному развитию.

Мельконьянц: Мы никогда не скрывали источников нашего финансирования, все прозрачно, более того, каждый год до 15 апреля каждая организация должна отчитаться в Минюст о полученных иностранных средствах. Это с 2006 года такая отчетность установлена. Так что никакого секрета для государства тут не раскрыто, что они получили от нас финансовые документы и увидели, что они финансировались USAID или Европейской комиссией. Проблема в том, что какие будут сделаны выводы, потому что мы знаем санкции, которые установлены по этим поправкам по НКО об иностранных агентах, что вплоть до уголовной ответственности существуют санкции. Если на руководство организации будет заведено уголовное дело, может быть подписка о невыезде, домашний арест, могут быть попытки квалифицировать, что все средства, полученные НКО в качестве пожертвований, не пожертвования и должны были облагаться подоходным налогом, и это какие-то огромные штрафы, что мы не платили налоги. Это будет зависеть от политической воли. По сути Минюст устами господина Коновалова уже дало понять, что они не собираются самостоятельно инициировать «ковровую бомбардировку» НКО, но их заставили это делать, привлекая через прокуратуру на эти проверки. Здесь будет просто установлено то, что к этому списку организаций надо более пристрастно отнестись. Для того чтобы показать всю массовость, они забросили в море невод, и у кого что. У кого не ионизируют, в Ростове флюорографии нет. Скажут, у них целый букет. Они правозащитные, ратуют за соблюдение законов, а сами такие негодяи.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.