Путин хочет обратно в Кремль

Здесь и сейчас
27 июля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Надавить на президента Дмитрия Медведева и убедить его первым объявить себя кандидатом на выборах в 2012 году сегодня решили два видных экономиста - Игорь Юргенс и Евгений Гонтмахер.

Руководители Института современного развития, который считается идеологической платформой Дмитрия Медведева, опубликовали программную статью в газете "Ведомости". В которой буквально умоляют Дмитрия Медведева пойти на выборы. Иначе Россию ждет неминуемый кризис.

Россия увязла в болоте, вытащить из него страну некому, считают авторы статьи. Если Дмитрия Медведева не будет в Кремле, то обвалятся фондовые рынки, начнется утечка капиталов и мозгов. А недовольные социальные группы выйдут на улицы, и повторятся события на Манежной площади.

В "Единой России" на статью ответили оперативно. Гонтмахер и Юргенс паникуют из-за того, что у их идей нет поддержки народа, заявил один из идеологов "Народного фронта" и видный деятель партии власти Андрей Исаев. В унисон с его словами агентство "Рейтер" сообщило удивительную новость: Владимир Путин больше не колеблется, и твердо решил вернуться в Кремль. Премьер с минуты на минуты объявит о своем решении. И единственная проблема - найти себе подходящего премьера-инноватора.

С нами в студии - соавтор статьи, член правления Института современного развития Евгений Гонтмахер.

Казнин: Когда о таких статьях рассказываешь, где много идей, всегда есть опасность ошибиться. Мы правильно изложили в целом?

Гонтмахер: Ну, в целом вы изложили правильно.

Казнин: Тогда вопрос, неужели вот так стоит, на ваш взгляд, выбор: Путин или Медведев? Мало того: будущее или застой и развал?

Гонтмахер: Вот скорее вот это правильно. Потому что, кстати говоря, вы употребили слово «умоляют» Медведева. Мы не умоляем Медведева. Мы, там, кстати, написали, что мы не поклонники культа личности и прочее, это у нас подзабыто, кстати.

Макеева: Но умолять и быть поклонником культа личности это все-таки разные вещи.

Гонтмахер: Нет, нет. Конечно, мы Дмитрия Медведева уважаем, потому что он президент, действующий президент и он председатель наблюдательного совета нашего института, но мы изложили свою позицию как раз по отношению к тому, что так получилось, что он является символом того, что все-таки Россию можно как-то поправить. Потому что то, что уже сейчас происходит, все эти тенденции… не буду сейчас про это говорить. Вот только что вы про интернет, кстати, тоже очень любопытно. Но коррупция, которая просто зашкаливает, экономика вообще лежит на боку, уход от сырьевой зависимости не происходит, наоборот, в социальной сфере в первые месяцы этого года, по официальным данным, реальные доходы населения падают, и так далее. Отток капитала, эмиграция, настроение, это все…

Макеева: Это все при Медведеве происходит?

Гонтмахер: Это все происходит, к сожалению, при Путине, потому что... Да, я же еще раз говорю, я не боготворю Медведева. Медведев, к сожалению, за эти годы, когда он президент, мало что сделал, ну, разве что пришел на ТВ-Дождь и тут говорил многие хорошие слова, искренне. Но, дело в том, что мы все равно имеем до сих пор продолжение политики Путина. Вот путинская модель, которая сформировалась в 2000-е годы. И как раз наша политическая система уж так сложена, если бы у нас была реальная конкуренция, было 5 человек, которые предлагают свои варианты модернизации, Иванов, Петров, Сидоров, мы могли бы здесь, конечно, поспорить и прочее. У нас, к сожалению, такого выбора нет. Есть только выбор между будущим, может быть, очень конечно проблемным, потому что те реформы, которые нам предстоят, я думаю, они очень-очень тяжелые, очень сложные, тем более надо опираться на общественное мнение. Или вот этот застой, который мы имеем, стабильность так называемая, которая на самом деле равна деградации. Но у нас распалось вообще управление в стране. Я уж не говорю про все эти катастрофы многочисленные. Люди вообще не довольны ситуацией. И поэтому здесь вопрос не в фамилии Путин или Медведев. Так сложилось, что есть два курса, и нынешнему президенту, мы считаем, все-таки можно было бы доверить начало реальной модернизации, которая пока не началась.

Макеева: Столько сразу мыслей. Давайте так, вы предлагаете Дмитрию Медведеву попытаться стать второй раз президентом и при этом убрать Путина из премьеров?

Гонтмахер: Нет.

Макеева: Иначе эта ситуация будет сохраняться, тогда тень будет, по крайней мере, довлеть.

Гонтмахер: Значит, ситуация очень простая. Мы же не политики, конечно, мы не предлагаем систему такую, взять уволить, устроить какие-то, знаете там перевороты, конфликты и прочее. Они должны между собой как-то договориться.

Макеева: Почему перевороты? Это просто такая рокировка.

Гонтмахер: Между собой надо договариваться. Два взрослых человека, два опытных политика, я думаю, всегда могут найти некий компромисс, хотя бы с позиции силы. Путин наращивает свои какие-то акции, видите, пустили сегодня утечку, что он уже почти собрался в президенты. Уверяю вас, что завтра-послезавтра такая же будет утечка со стороны Медведева, может быть, менее резонансная, что он тоже как бы не бросил эту мысль.

Казнин: Утечки и ваша статья одновременно появились практически.

Гонтмахер: Наша статья не написана по заказу Дмитрия Анатольевича Медведева, он ровно, как и вы, сегодня прочитал ее утром.

Макеева: Кстати, в личной беседе вы излагали вот эти идеи? Вы же встречаетесь, наверное, ваш соавтор? Для чего ему публикация понадобилась?

Гонтмахер: Задача нашего института, мы же не политическая структура, а политтехнологическая, мы ему предлагаем рецепты, как решить экономические, социальные, политические и прочие вопросы. Кстати, по многим пунктам мы видим, что мы мыслим одинаково и с точки зрения экономического развития, по крайней мере, то, что он говорит, что в нас вселяет некую надежду. А говорить ему «иди ты на выборы» - нет. Это проблема политиков.

Макеева: До этого в личной беседе не заходило речи?

Гонтмахер: Послушайте, это же все взрослые люди, и премьер, и президент, и мы в том числе.

Казнин: А почему, когда вы говорите, вы же уже упомянули о существующей модели политической…

Гонтмахер: Да, не только политической, экономической, социальной модели.

Казнин: Но в ней, в этой политической модели, Путин и Медведев сейчас. Почему вы не обращаетесь к Путину?

Макеева: Кстати? Он тоже не чужд идеи модернизации: глава агентства стратегических инициатив, сегодня назначен, молодой, всего 34 года, о прогрессе говорил Путин.

Гонтмахер: Если бы я был уверен, что Владимир Владимирович поменяет вот эту политику, которую он проводил на протяжении последних лет, особенно с 2003 года, скажем так, был некий поворотный пункт, и станет действительно тем, каким он был в начале 2000, я помню, работал в правительстве, я с близкого расстояния это все наблюдал, да, я, пожалуй, дело не в персоналиях, я сказал бы «да, конечно».

Казнин: А Медведев не является признаком того, что он меняет эту политику? Появление Медведева?

Гонтмахер: Нет. Пока появление Медведева, почему оно произошло, это, видимо, для какой-то дальней истории, но то, что сейчас у них, видимо, отношения некие конкурентные, не конфликтные, безусловно, но конкурентные отношения - это факт. И впервые годы, практически до недавнего времени, это была, я повторяю, путинская политика, путинская модель, которую Медведев очень четко и ясно реализовывал. Но, видимо, что-то произошло, Медведев начал отходить немножко в сторону, начал пытаться что-то хотя бы на словах сказать и это вызвало вот эту реакцию сохранения. Еще раз повторяю, если бы я был уверен, что Путин будет меняться гибко, как настоящий высокий профессионал, подстраиваться под ту ситуацию, которая сегодня необходима, пожалуйста, пусть будет Владимир Владимирович. Но он, видимо, не сможет этого сделать, потому что груз того, что произошло за последние 10 лет, он очень-очень тяжелый.

Казнин: Коротко прокомментируйте появившиеся сегодня утечки у Reuters со стороны анонимных чиновников о том, что Владимир Путин не совсем доволен деятельностью Медведева. О том, что за эти годы не появилось у него всенародной поддержки, и что, исходя из этих объективных факторов, и будет возвращаться в президенты нынешний премьер.

Гонтмахер: Что касается народной поддержки, то, как известно, были исследования не так давно, которые показали, что и у Путина и у Медведева уровень очень низкий как раз поддержки. Все эти рейтинги, которые 60-70%, на самом деле были сделаны углубленной фокус-группой, но был доклад Центра стратегической разработки, вы о нем наверняка говорили, где было сказано, что оба лидера, к сожалению, сейчас пользуются очень низкой популярностью. Это очень опасно вообще для стабильности, реальной стабильности в стране. Поэтому говорить о том, что у Дмитрия Анатольевич низкая популярность, а вот у Владимира Владимировича высокая, нет, это не совсем так, мягко говоря. Во-вторых, очень низкий уровень доверия к правительству, ненавистное отношение к государству, обратите внимание, со стороны нашего населения, всех слоев, начиная от бизнеса, и кончая самым последним каким-нибудь мальчишкой. Кто отвечает у нас все буквально последние годы за государство? - Владимир Владимирович Путин. Медведев, видимо, попытался что-то в этой ситуации поменять и в результате получается, когда его активно отодвигают, как нам представляется, и тем самым отодвигают какие-то перспективы России, чтобы мы выплыли из этой ситуации.

Макеева: Дмитрий Медведев вам дал какой-то сигнал, скажем так, может быть не прямой ответ на эту публикацию, что он готов перейти Рубикон и, по крайней мере, подумать на этот счет? Да, нет?

Гонтмахер: Никакого сигнала не давал. Мы на это не рассчитывали, потому что он самостоятельный человек. Он принимает решение не под давлением статей или каких-то мнений, но мы хотели бы, чтобы он принял это решение самостоятельно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.