Медведев – сын своего отца и будет делать все, что тот скажет. Игорь Бунин о Медведеве, Путине и «Народном фронте»

Здесь и сейчас
28 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
«Народный фронт» станет еще более российским. И более народным. В июне пройдет съезд путинского актива. И организация, придуманная два года назад, сменит название.

Будет именоваться не просто «Общероссийский народный фронт», а «Общероссийский народный фронт   за Россию». Чтобы было понятно, за что на самом деле ратуют.

Многое в работе этого движения до сих пор неясно. Политологи говорят, что оно то появляется, то исчезает. Появляется, когда надо доказать широкую народную поддержку курса Путина. Состав движения тоже чересчур широкий, в него входит аж полторы тысячи организаций по всей стране – от токарей до ученых.

К съезду Фронт сделают чем-то более стройным и похожим на политическую партию. Даже создадут руководящий орган движения. Известно, что он будет называться тоже по-военному, по-фронтовому – центральный штаб. А войдут туда космонавты и герои труда.

Скоро ли «Народный фронт» заменит собой «Единую Россию», – спросили нашего гостя, Игоря Бунина, президента Центра политических технологий.

Арно: Первый вопрос: эта приставка «за Россию» что-то изменит сейчас? Зачем они так меняют название?

Бунин: Да уж "Народный фронт" - патриотическая организация. Патриоты должны быть за Россию, естественно. То есть производители, рабочие и предприниматели – производительные силы нашей страны – объединяются, и таким образом они за Россию. В основе России, конечно, производительные силы, рабочий класс и предприниматели. Вспомните, как Путин встречался с предпринимателями: это был цех, это был рабочий класс – на заднем фоне, но все равно рабочий класс. Это было показатель того, как все вместе, дружно, едино, поэтому с этой точки зрения понятно, что за Россию, не за космополитов же.

Казнин: Но он же и так российский. Ну, назвали бы тогда Общероссийский фонд россиян за Россию и только за Россию…

Бунин: Это следующий этап. Не надо спешить.

Казнин: То есть все это будет, вы думаете.

Бунин: Ну, конечно, будет. Российское начало должно быть подчеркнуто.

Казнин: Поясните, что такое "Народный фронт".

Бунин: Первоначально это общественная организация, которая поддерживает Владимира Владимировича Путина, как президента.

Казнин: А «Единая Россия» не поддерживает?

Бунин: «Единая Россия» - это партия, которая получила некий не совсем хороший бренд. Он испортился за последнее время. Их стали называть жуликами, ворами, в общем, не очень приятно.

Казнин: А кто испортил?

Бунин: Какие-то люди, которые стали говорить о «Единой России». В общем, власть стала сомневаться, сможет ли «Единая Россия» одержать победу на всех выборах. Поэтому возникает некая общественная организация. Сначала она была возможностью Путину выступать где-то. Он не может выступать перед «Единой Россией», которую возглавляет совершенно другой человек. Премьер-министр, но совершенно другой человек. Это было бы нелогично. Поэтому ему надо было бы создать такую возможность выступить перед народом. Общаться с народом. Ну, и Общероссийский народный фронт создал такую возможность. Это был первоначальный замысел. Потом встал, по-видимому, вопрос: что делать с «Единой Россией», не заменить ли ее, не брендировать ли, ребрендинг сделать какой-то. Возникла мысль, что "Народный фронт" заменит ее, но на последних выборах, еще сентябрьских, в прошлом году, «Единая Россия» выступила неплохо: все 5 губернаторов, как на подбор, были переизбраны. И эта мысль немножко заглохла. Но с другой стороны, видно, что бренд, который сохраняется – «жуликов, воров» - что-то надо с этим делать.  И появляется идея объединить все в Общероссийском народном фронте. Пока движение. Туда можно включать не только «Единую Россию», но «Патриотов России». Да и от Прохорова не отказываются – пожалуйста. Это ГДР-овская система, где все были в Народном фронте. Владимир Владимирович ее знает, он ее изучал, видел, можно сказать, «щупал руками», поэтому, думаю, она ему даже понравится. Полностью заменить «Единую Россию» - это немножко дискомфортно. И если она и сейчас выиграет все выборы, то тогда ее оставят. Если она выиграет губернаторские выборы, или губернаторы пойдут сами небольшой поддержкой «Единой России», то ее, естественно, оставят. Никаких проблем возникать не будет. Но на всякий случай всегда должен быть Общероссийский народный фронт. В будущем уже, в 2016 году, по крайней мере, они будут выдвигать своих одномандатников. И, естественно, «Единая Россия» будет отодвинута в сторону, а Общероссийский народный фронт за Россию будет выдвигать одномандатников, одномандатников будут поддерживать. Им будет легче пройти, чем просто при поддержке «Единой России». Во-первых, «Единая Россия» с Медведевым, а Общероссийский народный фронт – с Путиным. Это все-таки лучше, правильно? Вот. И тогда будет шанс пройти.

Арно: Раз уж это всепоглощающая бурно развивающаяся структура, почему у нее нет стабильной активности? Почему она то есть на горизонте, то ее нет?

Бунин: Возникает иногда мысль о том, что можно на ее запасный путь.

Арно: То есть они пока еще там не определились?

Бунин: Думаю, что мы к этому идем. Вся страна к этому постепенно идет. И, естественно, мне кажется, что, в конце концов, это произойдет. Другой вопрос: самое интересное заключается в 2016 году. Вот выборы, вот «Единая Россия» приводит свои 25%, будем так считать – 25-30%. И Общероссийский народный фронт за Россию проводит своих одномандатников. Возникает какие-то две партии. Нравится ли это Владимиру Владимировичу? Не очень уверен. Две партии, две партии власти. Каждая из них будет предлагать своего губернатора. Запутаешься. Поэтому я не знаю, что будет дальше. Может, будет две партии, может, одна партия. Может, объединят. Может, будет ребрендинг. В конце концов, у нас режим персоналистский. Как персона решит, так и будет.

Казнин: А все-таки ведь партия – это, в первую очередь, идеология, цели. Чем отличаются «Единая Россия» от "Народного фронта"?

Бунин: Есть отличие. Вот, например, недавно выдвинули лозунг, сказали, что Народный фронт должен предлагать за семью, за труд. «Труд, семья, Родина» - это известный меньшистский лозунг. При маршале Петене, когда Германия захватила Францию, был традиционалистский лозунг. Возможно, этот лозунг немножко отражает те настроения, которые существуют в активе "Народного фронта". Я не исключаю. Тогда когда «Единая Россия» - там либеральное крыло, платформа то бишь, консервативное, социальное… слишком много. А здесь все ясно: большинство за Родину, труд, семью. Против: сексуальных меньшинств, кощунств, каких-то либералов, которые себе позволяют, интеллигентов, которые оторвались от народной почвы. Эта идеология более консервативная, но, по-видимому, пока более привлекательная для народных масс.

Арно: Но сегодня на их пресс-конференции, в частности от Михаила Леонтьева, журналиста, звучала конкретная критика российской парламентской демократии. Но, тем не менее, многие члены «Единой России» в "Народном фронте" состоят. Получается, они в некоем конфликте с самими собой.

Бунин: У них такие симбиотические отношения, иногда взаимозаменяемые, иногда не заменяемые. Это зависит от того, насколько лидер «Единой России» соответствует духу времени, народу, обществу. Если он не соответствует, ему придется потесниться.

Казнин: А интеллигентов нет там?

Бунин: Ну, почему? Леонтьев МиШа – типичный интеллигент.

Казнин: Есть все-таки.

Бунин: Ну, конечно, вы же знаете Михаила Леонтьева – типичный интеллигент. Он у вас бывает иногда на встречах, я это видел, когда смотрел. Так что вы зря говорите, что там нет интеллигентов. Он журнал выпускал. Так что…

Арно: А кто там еще из известных?

Бунин: Известные только появятся. Артисты у нас такие, что всегда появятся, когда надо. Когда появятся артисты, появятся.

Казнин: Народные артисты в "Народном фронте".

Бунин: Ну, конечно, это естественный процесс. Еще герои могут появиться, космонавты могут появиться. Предприниматели. Секцию по предпринимателям возглавит Галушко. Так что все будет организовано, если надо.

Казнин: Прямого противостояния на выборах хотя бы можно ждать с «Единой Россией», или все-таки это невозможно?

Бунин: Если одномандатник против одномандатника, с  одной стороны «Единая Россия», с другой стороны "Народный фронт", - это как-то нонсенс.

Казнин: Не будет такого?

Бунин: Нет.

Казнин: Кто же тогда будет их врагом? Кто будет противостоять?

Бунин: Думаю, есть два варианта. Если минималистский вариант – только поддерживая одномандатников. Есть максималистский вариант: там появятся партии, которые будут поддерживать "Народный фронт", «Патриоты России» - они и по духу, и по названию полностью соответствуют.

Казнин: Мы же видим уже… Лысаков и Яровая в Думе все время между собой…

Бунин: Личные дрязги. Не надо…

Казнин: Вы думаете, это личные?

Бунин: Конечно. Это кланы, дрязги, конфликты. Но не надо переносить это на крупную идеологическую… Это все-таки клиентельные партии, партии, состоящие из клиентел. А если состоят из клиентел – я не говорю о том, что персонифицируют большинство – то там идеология вторична. Она нужна, народ должен голосовать за семью, труд…

Казнин: А если Дмитрий Медведев, Владимир Путин, «Единая Россия», "Народный фронт" – ждать отставки или ухода Дмитрия Медведева нельзя?

Бунин:  Дмитрий Анатольевич – сын своего отца, почтительный сын своего отца. И, конечно, в зависимости от ситуации, он примет то решение, которое примет его отец. Он не бунтарь, не революционер, мы это видели в марте 2011 года.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.