Медведев отстоял время: депутаты все равно сопротивляются

Здесь и сейчас
7 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Премьер‑министр отказался менять свое же решение двухлетней давности: в 2011 году он отказался от перевода стрелок и навсегда оставил в России летнее время. Мол, отказ от зимнего времени повысит энергоэффективность российской экономики, а у коров не будет депрессии.

Весь последний год кто только не требовал вернуть обратно старую систему. Неделю назад Владимира Путина попросил об этом глава ФИФА Зепп Блаттер. А Путин пообещал подумать над этим. Но, видимо, не стал.

По словам Медведева, «за последние 100 лет времяисчисление менялось в России 7 раз, а количество людей, желающих вернуть зимнее время, и тех, кто не хочет ничего менять, примерно одинаково. Поэтому давайте, не дергаясь, так сказать, без лишней суеты поживем в этих условиях».

В Госдуме неоднократно высказывались за возвращение к зимнему времени, даже внесли такой законопроект, но потом передумали. Один из инициаторов закона о возвращении к переводу стрелок – глава комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников – был с нами в студии.

Писпанен: Почему вы передумали?

Калашников: Мы не передумали. Разумнее было вносить через постановление Правительства. Поскольку Правительство решило, что народ может еще потерпеть, этот закон будет реанимирован в ближайшие дни, никто его не отзывал, будет вынесен в Государственную Думу. Конечно, он не пройдет, потому что Единая Россия наверняка его заблокирует, но на всех предстоящих выборах народ точно будет знать, кто в этом виноват.

Писпанен: Народ и так уже знает, кто принимал этот закон.

Калашников: Мы тогда посмотрим, 50 ли процентов поддерживают то, чтобы Россия жила зимой по летнему времени. Это полное несоответствие данным.

Писпанен: Когда принимали этот законопроект, он проходил быстро и без запинки, вы как голосовали?

Калашников: Сам по себе закон, который принят в июне 2011 года, абсолютно не требует никаких изменений, он разумный. Проблема заключается в постановлении Правительства от 31 августа 2011 года, где часовой пояс Москвы оказался Гринвич+4 часа, а весь отсчет по стране идет от Москвы. Именно постановление Правительства и внесло ту сумятицу, которую мы сейчас имеем.

Казнин: Что за сумятица? Вы говорите, что не 50 процентов, а у вас какие данные?

Калашников: 30 декабря Минпромторг направил в Правительство результаты мониторинга, где сказано, что большинство за отмену летнего времени. Они проводили мониторинг на базе многих министерств. Мы по запросу обратились к субъектам федерации, чтобы они провели опросы. Более половины субъектов федерации провели социологические опросы с охватом по несколько тысяч человек, где большинство – около 70-80% - высказалось за отмену летнего времени. И, конечно, письма. В Думу за то, чтобы оставить летнее время эти письма составляют не более 10%. Все остальные – это крик души, верните зимнее время. Пишут за то, чтобы оставить летнее время, те регионы, которые сейчас живут по нормальному поясному времени. Таких регионов 7. Много писем из Удмуртии и Самарской области. Но они живут по нормальному астрономическому времени. Понятно, что они не хотят, чтобы дергали время  и они жили на час в минус. Те же районы, которые живут со сдвигом на 22 часа, просто стонут от этого времени.

Писпанен: Можете пояснить? Вы говорите, что у вас был нормальный законопроект, и потом все испортило постановление Правительства. Что это за законопроект?

Калашников: Он вводил две вещи. То, что мы отменяем сезонный перевод времени и устанавливаем одно время, и он ввел вместо часовых поясов часовые зоны, что для России, которая расположена на 11,5 часовых поясах, вполне разумное решение. Например, в Якутии было 3 часовых пояса в одном субъекте. Ничего плохого закон, принятый в 2011 году, не несет. Несет постановление Правительства и те чиновники, которые взяли под козырек. Было в августе 11 года летнее время, они его навсегда и закрепили.

Писпанен: То есть «повысим надои коров», это де все было по письмам радиослушателей.

Калашников: О чем вы говорите. Село как жило, так и живет по нормальному астрономическому времени и встает тогда, когда восходит солнце.

Казнин: У Кемеровской области была разница с Москвой в 4 часа. Какое-то время назад сделали три часа. Обращение президента до сих пор показывают 2 раза – в 12 и в час. Жители возмущаются.

Калашников: Ряд предприятий под давлением своих сотрудников наплевал на указы и изменил рабочее время. Но школы и садики не поменяли.

Писпанен: Проблема то в том, что детей надо расталкивать в 5 утра.

Калашников: Проблема детей – самая страшная. То, что пишут педагоги, без слез читать нельзя.

Писпанен: Как вы думаете, удастся изменить ситуацию?

Калашников: Если правительство считает, что можно еще поэкспериментировать над народом, то я думаю, что народ не считает, что над ним можно и дальше экспериментировать. Реальные факты об увеличении вызовов скорой помощи, обращения к медикам, травматизма никуда не выкинуть.

Писпанен: Вы готовы пройти против решения премьера?

Калашников: У нас разделение власти. Кто хочет, пусть  терпит. Я думаю, что народ терпеть не будет.

Писпанен: И думаете, что большинство Госдумы против мнения премьера будет голосовать?

Калашников: Насчет большинства сказать не могу, у нас однопартийный парламент. Но народ должен знать, кто за них больше болеет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.