MasterCard построит в России процессинговый центр

Здесь и сейчас
6 апреля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Компания MasterCard пошла на поводу у российских властей. Чтобы сохранить бизнес, она построит здесь свой процессинговый центр. Строительство обойдется минимум в $20 млн долларов, а это половина годовой выручки компании в России.

Мера эта вынужденная. В случае принятия закона о национальной платежной системе MasterCard просто не сможет работать в России. Их главный мировой конкурент — VISA — пока о своих планах молчит. Но, судя по всему, им придется делать то же самое.

Подробнее о проблемах MasterCard и VISA в России рассказывает наш экономический обозреватель Игорь Иванов знает подробности.

Игорь Иванов: Собственно, это история о национальной платежной системе. Речь идет о том, что у депутатов и у денежных властей есть проект создания в России, грубо говоря, такого конкурента MasterCard и VISA, и, собственно, один из первых шагов на этом пути – это локализация так называемого процессинга здесь внутри России. То есть как работает пластиковая карта: когда вы приходите в магазин или куда-то еще и карту прокатывают через так называемый пост-терминал, дальше тот терминал автоматически звонит в банк, банк звонит в процессинг, и вот, собственно, этот процессинг и у MasterCard и у VISA находится за пределами России.

Ольга Писпанен: В принципе, логично, но показалось не логичным нашим властям, которые подумали – ага, значит все наши тайны, наше самое сокровенное, то, сколько у нас денег на карточке, будет известно любому ЦРУ.

Иванов: Да, потому процессинговый центр находится на территории наиболее вероятного противника, то есть США, естественно. Правда, конечно, с другой стороны, есть такое возражение формальное, которое состоит в том, что как будто процессинг видит не все, что у вас происходит на карточке, а только номер. Этот номер он соотносит с номером счета и таким образом понимает еть ли деньги у вас на карте.

Писпанен: То есть с конкретной личностью он не может сразу связать этот номер?

Иванов: Как бы да, но существует такая точка зрения, что путем непродолжительного наружного наблюдения за носителем карточки, мы видим, что такой-то человек пошел в магазин, потом в ресторан, потом туда-сюда, дальше "наиболее вероятный противник" соотносит эти данные с базой данных по процессинговым картам и вычисляет, что карточка 1632 принадлежит депутату Госдумы такому-то. И вот тут возникает та самая угроза национальной безопасности, во избежание которой надо все это локализовать здесь и запретить переток данных о покупках российских носителей пластиковых карт за рубеж.

Дмитрий Казнин: А что мешало до этого, все последние годы это сделать "вероятному противнику"?

Иванов: "Вероятному противнику" ничего не мешало, соответственно участники рынка рассказывают всякие анекдоты про то, что там чуть ли не компромат собирали на чиновников. Неизвестно, правда это или нет. А что мешало чуть раньше задуматься о создании национальной платежной системы… Опять-таки, участники рынка рассказывают, что MasterCard и VISA, то есть международные платежные системы, это одно из самых сильных финансовых лобби в стране, и поэтому они очень мощно торпедировали все движения в сторону как переноса их процессингового центра сюда, создание национальной платежной системы, которая была бы им конкурентом. В принципе, сейчас они занимают более 80% рынка России, то есть работают более чем успешно. И, конечно, национальная платежная система для них очень неприятный сюрприз, потому что это, в принципе, карточка (ели все реализуют так, как задумано), тираж которой составит в России чуть не 150 млн штук.

Писпанен: Подожди, Игорь, я не понимаю. Хорошо, мы сделаем такую прекрасную национальную платежную систему, которая будет действовать внутри страны, но это же не значит, что ее пустят и на заграничный рынок. Или точно так же мы имеем возможность надавить для того, чтобы нас точно так же пустили в этот большой клубок?

Иванов: Собственно, у нас в данном проекте есть такая ролевая модель, как Китай, который уже прошел этот путь несколько лет назад. Действительно возможность надавить есть. Как решить вот ту проблему, что у нас есть русая карточка и все хотят с ней ездить за границу – это такой ребрендинг, когда на одной карте два логотипа, как у китайских карт, соответственно, если MasterCard будет отказываться – тоже есть пример. В Китае платежным системам прямо намекнули – либо они будут сотрудничать с китайской платежной системой, или они не будут работать в Китае.

Писпанен: Здесь, видимо, должна развернуться какая-то война не на жизнь, а на смерть между MasterCard и VISA, которые хотят быть на одной карточке с логотипов нашей национальной платежной системы?

Иванов: Вероятно, да. Возможно, такая уже началась между ними конкуренция, потому что мы видим, что MasterCard гораздо сговорчивее, чем VISA, они уже собираются строить процессинговый центр где-то в Подмосковье, а VISA как-то надеется, видимо, что процесс локализации процессинговых центров не перейдет в реальную плоскость.

Писпанен: То есть думают, что еще передумают?

Иванов: Да, то есть погорят, а там выборы, может быть, власть сменится.

Решение MasterCard о строительстве процессингового центра в России комментирует генеральный директор "Объединенные кредитные карты" Владимир Комлев.

Ольга Писпанен: Владимир, то есть это вот все-таки, что называется, не дожидаясь того, как все-таки будет принят закон о национальной платежной системе, не дожидаясь того, как закроют рынок для западных компаний, MasterCard решила быстренько этот рынок уже занять и построить здесь?

Владимир Комлев: Я бы не стал от имени компании MasterCard здесь выступать и давать какие-то конкретные разъяснения к тому, что MasterCard собирается делать. Но, действительно, я думаю, что все международные платежные системы, которые работают сегодня на российском рынке, они очень внимательно, как минимум, наблюдают за тем, что происходит у нас в законодательной сфере в плане регулирования расчетов по международным картам, именно по тем операциям, которые называются domestic transactions - это когда российская карта принимается в российском устройстве. На сегодня, если это карта международной платежной системы, то она, скорее всего, совершит полный путь через международные шлюзы, через процессинговые центры, расположенные за рубежом, и в этом, как я понимаю, российские законодатели усматривают определенный риск, связанный с компрометацией данных, даже, скорее, с целостностью информации российского характера исключительно, и они пытаются каким-то образом здесь построить заслоны.

Писпанен: Считается, что именно у этих западных операторов - MasterCard и VISA – сильнейшее экономическое лобби в России, и что они не давали все эти годы внедрить вот такие вот идеи.

Комлев: Вы знаете, с экономической точки зрения я их понимаю. Почему. Потому что дело в том, что любой процесинговый бизнес – это бизнес масштаба. Без определенного объема, который вам надо процитировать, себестоимость отдельной транзакции становится слишком дорогой, чтобы ее можно было за разумные какие-то деньги как услугу оказывать большому количеству банковского сообщества. Давайте быть откровенными, несмотря на то, что Россия является одной из приоритетных стран для платежных систем, для MasterCard в том числе, наши объемы…

Писпанен: Но это же несколько городов и все?

Комлев: В целом, Россия не сопоставима по объемам даже вот вся целая огромная страна, с развитыми странами по количеству тразакций, по количеству выпущенных карт, и так далее. То есть если здесь каждая платежная система сделает здесь настоящий свой процессинговый центр для обслуживания внутреннего трафика, не факт, что всем станет от этого лучше. С одной стороны, мы хотим защитить нашу информацию, с другой стороны, давайте посмотрим, правительство нас призывать все платежные системы сделать дешевые платежные продукту. Для этого либо мы сразу начинаем выпускать свою собственную карту, либо заставляем платежные системы делать внутренние процессинговые центры, что, если отрешиться от какой-то политики, дополнительные затраты.

Писпанен: То есть ударит это все по потребителю в конце концов?

Комлев: Вполне возможно.

Дмитрий Казнин: Скажите, неужели может такое быть, что если MasterCard не откроет процессинговый центр здесь, то, наплевав на это, введут национальную платежную систему в России, MasterCard не сможет работать здесь. И что – огромное количество людей с этими карточками, в том числе и люди, сидящие во власти, окажутся ущемленными в своих правах. Не может же такого быть?

Комлев: У нас все может быть. Я, честно говоря, тоже сомневаюсь именно в таком сценарии. Ольга совершенно правильно отметила лоббисткие возможности платежных систем. Я думаю, что вот сценарий, о котором сказал MasterCard – это по-прежнему один из возможных сценариев, над которым они сейчас работают, как и любая другая платежная система. Закон еще пока не принят, и это действительно достаточно болезненные элемент, хотя, с моей точки зрения, тот закон, который сейчас выходит, он выходит очень перегруженный самым разным наполнением, его бы на 4, на 5 разных законов разделить и над каждым поработать осмысленно и обдуманно, и, может быть, получилось бы чуть более интересно для всех.

Казнин: Если они хотели информацию получить, они ее, наверное, уже получили, те самые враги, которых мы опасаемся?

Комлев: Ну, я думаю, что да, и все уже давно известно.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия