Маша Гессен о том, почему Мария Алехина досидит до конца: «двушечка» и никаких условностей

Здесь и сейчас
24 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Участнице группы Pussy Riot снова отказали в условно досрочном освобождении. Саму Алехину в суд опять не привезли, хотя обещали это сделать. И еще 12 июля этапировали из колонии в Березняках в Соликамск.

Первым делом Алехина попросила объяснить, почему ее увезли из колонии. Но судья отказался отвечать на эти вопросы. Что еще произошло на заседании – спросили у журналиста Маши Гессен, которая присутствовала на процессе.

Казнин: Расскажите, что там происходило.

Гессен: Во-первых, теперь окончательно ясно, что Алехина и, видимо, Толоконникова, у которой тот же самый процесс будет в пятницу, будут сидеть до 2 марта следующего года. Больше возможности выйти по условно-досрочному освобождению у них, судя по всему, не будет. Во-вторых, очевидно, что Алехину собираются перевести в другую колонию. Это плохая новость со многих точек зрения. Во-первых, потому что ей предстоит тяжелый этап, во-вторых, потому что она уже как-то обустроилась в старой колонии, привыкать к новой колонии ей будет очень тяжело. В-третьих, очевидно, что почти две недели ее держат в условиях СИЗО, у чего есть свои плюсы и минусы, но все-таки минусов больше.

Ее не то чтобы обещали привезти в суд. Скорее, так: когда ее начали этапировать, и она потребовала объяснений, почему ее вдруг без объяснения причины увезли из колонии, тогда ей сказали, что ее собираются привезти в суд. Вообще говоря, на жалобы на отказ в УДО, а это то, что слушалось сегодня, вообще не привозят. Поэтому это привело к какому-то количеству неоправданных надежд, потому что потом еще повезли Толоконникову. И вдруг все подумали: неужели-неужели их на самом деле собираются отпустить. Но теперь очевидно, что нет, их не собираются отпускать.

Толоконникову, правда, обещают лично привезти в суд в Саранске в пятницу, но это, судя по всему, некоторое недоразумение. Мое предположение, что саранские фсиновцы увидели, что пермские фсиновцы повезли Алехину, и решили, что в таком случае, видимо, они должны повезти Толоконникову, поэтому Толоконникову привезли в Саранск, она уже второй день в СИЗО в Саранске.

Казинин: Как вела себя в суде Мария Алехина?

Гессен: Мария Алехина начала с того, что она показала, вообще насколько она за последний год превратилась в такого, как американцы называют, заключенного, который становится специалистом по праву, по уголовно-процессуальному кодексу. Говорят, что в колонии она всюду ходит с папкой, у нее огромное количество листов о нарушениях в колонии, о тех нормативных актов, которые касаются этих нарушений. Собственно, поэтому колония и пытается от нее избавиться, потому что понятно, что она очень неудобный для них заключенный. Так вот, точно так же она вела себя в суде.

Председательствующий в коллегии из трех судей начал с того, как это обычно бывает на подобных слушаниях, с того, что вел себя показательно корректно. У него довольно быстро кончилось терпение, он начал вести себя очень нетерпеливо. В какой-то момент он сказал Алехиной, что хватит уже совещаться с адвокатом. Адвокат Алехиной Ирина Хрунова находилась в суде, Алехина находилась примерно в 10 км от здания суда в следственном изоляторе, причем, в следственном изоляторе перед камерой она сидела в клетке, поэтому никакой возможности переговариваться с адвокатом по мере хода процесса у нее не было. Ей приходилось всякий раз, когда ей нужно было посоветоваться с Хруновой, запросить возможность связи, прерывалось судебное заседание, ее отключали от этой видеосвязи, подключали к другой видеосвязи.

Понятно, что судье это быстро надоело. Он стал срываться, он стал говорить: «Я в дискуссии с вами тут вступать не буду». А когда она в очередной раз попросила возможности посовещаться с адвокатом, сказал: «А в прошлый раз что вы делали? Не совещались с адвокатом, не обсуждали, как вы себя будете вести в ходе процесса? Давайте-ка вы уж посовещайтесь в последний раз и больше не будете запрашивать права на совещание». Алехина очень спокойно ответила: «Пожалуй, суд нарушает мое право на защиту». После чего она посовещалась с Хруновой, довольно быстро вышла обратно на видеосвязь в зале и сказала, что она отказывается от дальнейшего участия в процессе, потому что нарушается ее право на защиту. После этого она потребовала, чтобы ее вывели из клетки.

Когда судья на это не отреагировал, она демонстративно повернулась спиной к видеокамере и сидела там, довольно эффектно, у нее такие распущенные кудрявые волосы, на которые смотрел камера. Разумеется, это вывело судью из себя еще больше. Он потребовал от Алехиной ответа по поводу того, отказывается ли она и присутствовать тоже. Она повторила, что она хочет, чтобы ее выпустили из клетки, в конце концов, видеосвязь отключили. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.