Маша Гессен: Борьба с гомосексуализмом возвращает нас в СССР

8 февраля 2012 Ольга Писпанен
4 523 3
Сегодня в третьем чтении в Госдуме приняли поправки в Уголовный кодекс, которые, помимо химической кастрации для педофилов и ужесточения наказания, утверждают разницу в силе ответственности за сексуальные преступления против несовершеннолетних на основе «сексуальной ориентации».

Если кратко – педофилу‑«натуралу» грозит до 4 лет лишения свободы. А педофилу с нетрадиционной ориентацией – уже 6 лет. Обсудили эту тему с главным редактором журнала «Вокруг света» Машей Гессен

Лобков: Маша, вы знаете уже об этой новости?

Гессен: Знаю ли я о чем?

Лобков: Об этой новости, о том, что геи и натуралы по-разному отвечают перед законом.

Гессен: Да, но ничего нового в этой новости нет. Это фактически возвращение к законам советского времени, когда в советском законе было две позиции. Была так называемая 121-я статья, которая карала за мужеложство вообще и еще серьезнее карала за мужеложство с применением насилия или с участием несовершеннолетнего. Иными словами, гомосексуализм, гомосексуальные отношения были вне закона, и карались в уголовном порядке. И гомосексуальные отношения, хотя я бы не стала их так называть вообще, но гомосексуальные отношения с несовершеннолетними, то есть педофилия, каралась в рамках закона против гомосексуализма, а не в рамках закона против педофилии.

Лобков: Но Маша, вы согласны с тем, что все-таки педофилия должна быть наказуема? Это есть во всех европейских странах и в США?

Гессен: Паш, конечно же, педофилия должна быть наказуема. Просто то, с чем мы имеем дело, это не попытка бороться с педофилией - это попытка устроить охоту на ведьм. Это разыгрывается по всем законам любой охоты на ведьм в любом обществе. Мы получаем эти страшные безумные картинки педофилов, мы получаем это совершенно фантастическое наказание в виде химической кастрации и, наконец, мы получаем самое страшное, что можно себе представить - этих страшных гомосексуалистов, которые хотят изнасиловать ваших детей. Вот, собственно, с чем мы имеем дело, а не с уголовным правом.

Лобков: То есть, вы считаете, что в принципе, если есть какое-то наказание, оно должно быть равным и суд не должен интересоваться ориентацией обвиняемого?

Гессен: Речь вообще не идет об ориентации, да. Речь идет о насилии. К сексу это не имеет никакого отношения. Так вот, когда человек осуществляет насилие над ребенком, какая разница какого пола этот ребенок или какого пола этот насильник?
Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера