Марков: нас попросили усилить роль российских судов

Здесь и сейчас
28 июня 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Депутаты от фракции КПРФ подали в суд на временного спикера Совета Федерации Александра Торшина, который предложил блокировать в России решения Европейского суда по правам человека.

Прав Александр Торшин или нет, в эфире телеканала ДОЖДЬ спорят депутат Госдумы от "Единой России" Сергей Марков и депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин.

Казнин: Почему вы вдруг?

Рашкин: Я просто был удивлен, когда получил этот закон, у меня шок был – как это так? Мое исковое заявление лежит в Страсбургском суде, я назвал Володиных ответственными за развал СССР, мне 1 млн. рублей присудили. Верховный суд, все суды прошел – бесполезно. Обратился в Европейский суд, а теперь говорят: «Нет, дорогой, сиди здесь, и только здесь будут эти суды решать окончательно». И то, что у нас есть договоренность международная, что мы вошли в Евросоюз, это ничего не значит. Наши суды – решение их окончательное, и только здесь будете разбираться. Или, допустим, по выборам. лежит уже давно исковое заявление по четвертой Государственной Думе по выборам. там колоссальная фальсификация, мы прошли все суды – от районных, городских, Верховный суд, все прошли. Все чисто, хотя убиенные факты – переписки протоколов, вбросы бюллетеней, все есть, нарушение законодательства. А теперь говорят: «Нет, вот сейчас подошла очередь рассматривать». И таких судов по чести и достоинству… Зюганов и Тулеев – тоже самое, 1 млн. рублей. Политизировано абсолютно. "Единая Россия" – Компартия, Компартия – "Единая Россия".

Казнин: А есть еще частные граждане, которые подают на государство.

Рашкин: Политизированные, и их нельзя выносить за территорию Российской федерации. Почему? Последняя надежда ЕСПЧ – международный суд Страсбург, а они говорят – нет.

Казнин: Есть еще международное право.

Рашкин: Конечно, вы же понимаете, мы вступили и добровольно сказали, что решение ЕСПЧ для нас обязательно для исполнения. Вот господин Торшин решил: нет, немножко я подкорректирую.

Писпанен: Корректировать Конституцию придется или достаточно только законопроект принять?

Рашкин: Закон о том, что решение ЕСПЧ принял, но на территории Российской федерации он будет исполняться только после того, как якобы кто-то должен подать в Конституционный суд, Конституционный суд должен доказать, что закон федеральный, на основании которого принято решение, не соответствует Конституции. И только после этого будет вводиться в действие решение ЕСПЧ, международного суда. Это маразм.

Писпанен: Может, кому-то не нравится, что в ЕСПЧ триста тысяч жалоб от России?

Рашкин: Когда мы посмотрели, я сразу сделал запрос. Я в ПАСЕ участвую и в ОБСЕ, мне дали ответ: исковых заявлений из всех стран мира самое большое количество из России идет. Там их завалили просто. И вот решили, я так предполагаю, Торшин и его команда, давайте закроем эту лавочку, чтобы туда не жаловались, чтобы последнюю надежду у граждан Российской федерации отобрать, скажем, что решения ЕСПЧ – это все равно, что фиговый листок. Есть он или нет – неважно, мы их выполнять не будем. Что грозит России? Нас просто выпрут оттуда, из Евросоюза. Мы добровольно сказали, что выполняем эти решения.

Казнин: Первое чтение в пятницу. Проголосует "Единая Россия"?

Марков: Давайте поспорим с моим коллегой на что-нибудь, что у нас за этот закон вовсе не исключат из Совета Европы. Дело в том, что в этом законе есть две составляющие, и одна из них родилась по итогам визита сюда генсека Совета Европы Ягланда, который приехал сюда и сказал: «У нас действительно переполнено заявлениями из России, они у нас забили все каналы, мы из других стран не можем принять ничего. Давайте-ка мы будем усиливать роль российских судов».

Писпанен: То есть они попросили? Сказали, что вот здесь уже сидят эти заявления?

Марков: Да. Да, да, да. Это первый момент, связанный с тем, что нам нужно повышать роль нашего внутреннего законодательства, чтобы большинство прав наших граждан, нарушенных нашей судебной системой, удовлетворялись. Вторая есть вещь, связанная не с конкретными делами граждан, не против нарушения прав, о чем вы говорите, а против закона, когда говорят «снимите закон». Хотим ли мы, чтобы по команде из Страсбурга меняли наши законы? Не нарушения закона, а сами законы? Нет, говорим мы. Мы – независимая страна, и мы будем менять его после окончательного решения нашего Конституционного суда. А все заявления наших граждан, которые не удовлетворены нашей судебной системой, они обязательно пойдут в Европейский суд по правам человека и будут там походить.

Рашкин: Решение ЕСПЧ не будет на территории Российской федерации выполняться, пока не будет решения Конституционного суда об отмене. Но надо ангажированность наших судов менять, и тогда будет меньше жалоб. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.