Марков: нас попросили усилить роль российских судов

Здесь и сейчас
28 июня 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Депутаты от фракции КПРФ подали в суд на временного спикера Совета Федерации Александра Торшина, который предложил блокировать в России решения Европейского суда по правам человека.

Прав Александр Торшин или нет, в эфире телеканала ДОЖДЬ спорят депутат Госдумы от "Единой России" Сергей Марков и депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин.

Казнин: Почему вы вдруг?

Рашкин: Я просто был удивлен, когда получил этот закон, у меня шок был – как это так? Мое исковое заявление лежит в Страсбургском суде, я назвал Володиных ответственными за развал СССР, мне 1 млн. рублей присудили. Верховный суд, все суды прошел – бесполезно. Обратился в Европейский суд, а теперь говорят: «Нет, дорогой, сиди здесь, и только здесь будут эти суды решать окончательно». И то, что у нас есть договоренность международная, что мы вошли в Евросоюз, это ничего не значит. Наши суды – решение их окончательное, и только здесь будете разбираться. Или, допустим, по выборам. лежит уже давно исковое заявление по четвертой Государственной Думе по выборам. там колоссальная фальсификация, мы прошли все суды – от районных, городских, Верховный суд, все прошли. Все чисто, хотя убиенные факты – переписки протоколов, вбросы бюллетеней, все есть, нарушение законодательства. А теперь говорят: «Нет, вот сейчас подошла очередь рассматривать». И таких судов по чести и достоинству… Зюганов и Тулеев – тоже самое, 1 млн. рублей. Политизировано абсолютно. "Единая Россия" – Компартия, Компартия – "Единая Россия".

Казнин: А есть еще частные граждане, которые подают на государство.

Рашкин: Политизированные, и их нельзя выносить за территорию Российской федерации. Почему? Последняя надежда ЕСПЧ – международный суд Страсбург, а они говорят – нет.

Казнин: Есть еще международное право.

Рашкин: Конечно, вы же понимаете, мы вступили и добровольно сказали, что решение ЕСПЧ для нас обязательно для исполнения. Вот господин Торшин решил: нет, немножко я подкорректирую.

Писпанен: Корректировать Конституцию придется или достаточно только законопроект принять?

Рашкин: Закон о том, что решение ЕСПЧ принял, но на территории Российской федерации он будет исполняться только после того, как якобы кто-то должен подать в Конституционный суд, Конституционный суд должен доказать, что закон федеральный, на основании которого принято решение, не соответствует Конституции. И только после этого будет вводиться в действие решение ЕСПЧ, международного суда. Это маразм.

Писпанен: Может, кому-то не нравится, что в ЕСПЧ триста тысяч жалоб от России?

Рашкин: Когда мы посмотрели, я сразу сделал запрос. Я в ПАСЕ участвую и в ОБСЕ, мне дали ответ: исковых заявлений из всех стран мира самое большое количество из России идет. Там их завалили просто. И вот решили, я так предполагаю, Торшин и его команда, давайте закроем эту лавочку, чтобы туда не жаловались, чтобы последнюю надежду у граждан Российской федерации отобрать, скажем, что решения ЕСПЧ – это все равно, что фиговый листок. Есть он или нет – неважно, мы их выполнять не будем. Что грозит России? Нас просто выпрут оттуда, из Евросоюза. Мы добровольно сказали, что выполняем эти решения.

Казнин: Первое чтение в пятницу. Проголосует "Единая Россия"?

Марков: Давайте поспорим с моим коллегой на что-нибудь, что у нас за этот закон вовсе не исключат из Совета Европы. Дело в том, что в этом законе есть две составляющие, и одна из них родилась по итогам визита сюда генсека Совета Европы Ягланда, который приехал сюда и сказал: «У нас действительно переполнено заявлениями из России, они у нас забили все каналы, мы из других стран не можем принять ничего. Давайте-ка мы будем усиливать роль российских судов».

Писпанен: То есть они попросили? Сказали, что вот здесь уже сидят эти заявления?

Марков: Да. Да, да, да. Это первый момент, связанный с тем, что нам нужно повышать роль нашего внутреннего законодательства, чтобы большинство прав наших граждан, нарушенных нашей судебной системой, удовлетворялись. Вторая есть вещь, связанная не с конкретными делами граждан, не против нарушения прав, о чем вы говорите, а против закона, когда говорят «снимите закон». Хотим ли мы, чтобы по команде из Страсбурга меняли наши законы? Не нарушения закона, а сами законы? Нет, говорим мы. Мы – независимая страна, и мы будем менять его после окончательного решения нашего Конституционного суда. А все заявления наших граждан, которые не удовлетворены нашей судебной системой, они обязательно пойдут в Европейский суд по правам человека и будут там походить.

Рашкин: Решение ЕСПЧ не будет на территории Российской федерации выполняться, пока не будет решения Конституционного суда об отмене. Но надо ангажированность наших судов менять, и тогда будет меньше жалоб. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия