АРХИВ от 20 декабря 2014. Мама Ходорковского узнала о его выходе из тюрьмы в прямом эфире ДОЖДЯ

Здесь и сейчас
20 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Юлия Таратута поговорила с мамой Михаила Ходорковского Мариной Филипповной о выходе ее сына из колонии.

Таратута: Я хочу вас поздравить. Я надеюсь, что можно уже это сделать.

Марина Ходорковская: Спасибо

Таратута: Скажите, как вы ожидаете, когда это произойдет – сегодня, завтра? Может быть, у вас уже есть какая-то информация?

Марина Ходорковская: Нет. Информации у меня никакой абсолютно нет. Я знаю то, что знаю все.  Конечно, мы очень рады, но пока что не осознали всего произошедшего.

Таратута: Вы наверняка, как и мы все, слышали вчера президента РФ, который сообщал о том, что вашего сына подвигло на прошение о помиловании – ваше состояние здоровья и то, что он хочет встретиться с семьей. Это правда, вы разделяете эту версию президента?

Марина Ходорковская: Он сказал совершенно правильно. У меня со здоровьем осложнения. Так что если наш президент вошел в это положение, ну, слава ему и хвала.

Таратута: Наверное, в такой ситуации не нужно говорить о том, что прошение о помиловании – это хорошо или плохо, тут каждый день на счету. Расскажите, как себя чувствует сейчас супруг и что он сказал в момент, когда услышал эти новости?

Марина Ходорковская: Ну что, так же как и я был совершенно ошарашен.

Таратута: Вы наверняка видели версию, которая была изложена сегодня газетой «Коммерсантъ». Это история о том, что к Михаилу Борисовичу пришел человек, пришла группа людей, которая ставила перед ним некоторые условия. Речь шла о третьем деле, о состоянии здоровья больных и в некотором смысле подразумевало некоторый шантаж. Вы в данном случае настроены оптимистично по этому поводу?

Марина Ходорковская: Я об этом ничего не знаю, кроме того, что об этом написали в «Коммерсанте». Мне об этом ничего не известно.

Таратута: Насколько правдоподобной вам кажется эта версия или рассуждать на эту тему вам не хочется?

Марина Ходорковская: Вы знаете, я в эти домыслы не хочу вдаваться.

Таратута: Я верно понимаю, кажется сегодня вы говорили о том, что у Михаила Ходорковского есть обычно 15 минут для разговора, который он рассредоточивает по людям. Насколько кому-то удалось с ним поговорить по телефону?

Марина Ходорковская: Это ему разрешают звонить по субботам после 6 вечера.

Таратута: И сегодня это единственная возможность поговорить с ним после 6?

Марина Ходорковская: По субботам после 6 вечера.

Таратута: Просто любопытно, насколько эта ситуация изменится в связи с поступлением подобных документов. То есть, мне просто интересно, какая-то была с ним связь у кого-нибудь из людей, у кого есть такая возможность?

Марина Ходорковская: Такой связи нет, потому что у него телефона, естественно, нет, у нас никакой связи нет.

Таратута: Только что появилось сообщение пока неподтвержденное, о том, что Михаил Ходорковский покинул колонию. Скажите, пожалуйста, кто первым должен выходить на связь с вашим сыном? Какая процедура в этом смысле адвоката или на что вы сейчас рассчитываете?

Марина Ходорковская: Вы знаете, это такой неординарный случай, что процедура, по-моему, тут никакая не прописана. Все это делается спонтанно, поэтому я ничего не могу сказать.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.