Маленькие банки боятся большого кризиса. Что делать их клиентам

Здесь и сейчас
27 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В банковском секторе может возникнуть кризис доверия. Об этом в открытом письме к Центральному банку заявила Московская международная валютная ассоциация. Так в сообществе отреагировали на резко возросшее за последние месяцы число отозванных банковских лицензий. Глава регулятора Эльвира Набиуллина уже заявила, что за Мастер банком могут последовать и другие. Хотя таки проблемных организаций немного. На это фоне небольшие кредитные организации заявляют об оттоке вкладчиков в государственные гиганты. 

22 банка лишились лицензии за последние полгода. В их числе и такие громкие истории как Мастербанк, Пушкино, «Первый экспресс» в Туле и так далее. Темпы отъема лицензий за нарушения превышают прошлогодние показатели в разы. В пору действительно говорить о некоторой зачистке. Хотя, возможно, это не совсем так.

В эти неспокойные для банков дни, профессионалы вспоминают 2004 год – самый загадочный банковский кризис в современной истории России.  Тогда все началось с банального криминала, которым занималось МВД. В деле оказались замешаны несколько банков, в том числе «Содбизнесбанк» и «Кредиттраст», принадлежавшие одному и тому же человеку. В итоге один из них, «Содбизнесбанк», лишился лицензии.

А затем на сцене появился Росфинмониторинг во главе с Виктором Зубковым, который заявил, что у него на примете еще десяток проблемных кредитных организаций. Не знаю, о ком идет речь, банки перестали друг другу доверять. В итоге межбанковский рынок схлопнулся всего за несколько дней, а на рынке в ситуации полного экономического благоденствия наступил кризис ликвидности.  И вот теперь в Московской международной валютной ассоциации предупреждают, что история повторяется.

Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ-Банка: Концептуальное изменение подхода к надзору происходит, но оно не сформировано. Оно будет еще формироваться, я видел уже конкретные изменения в нормативных актах, во внутренних инструкциях. Сейчас речь идет о более простых вещах. Сейчас речь идет о ликвидации той группы банков, которая занималась, может, еще занимается, отмыванием незаконно полученных доходов, о которых Игнатьев в своем интервью перед уходом с поста председателя совета директоров в открытую заявил.

Если вернуться к Московской международной валютной ассоциации, там говорят о том, что так же, как в 2004 году, в ЦБ пришло новое руководство, которое начинает активно зачищать рынок. В результате все это приводит к тому, что на рынке снова возникает кризис доверия, что банки начинают меньше доверять друг другу, меньше кредитовать друг друга. Следовательно, проблемы могут возникнуть у тех банков, к которым на самом деле у ЦБ никаких претензий нет, у которых все в порядке с балансом, которые соблюдают все требования регулятора. И только из-за этого недоверия могут начаться проблемы, например, с выдачей вкладов.

Соответствующим образом на это реагируют сами вкладчики, то есть физические лица, которые также в этой ситуации плохо понимают, как обстоит реально дело, какой банк следующий может оказаться под прицелом ЦБ.

Как заявляет Алексей Мамонтов из Московской международной ассоциации, многие начинают забирать деньги из своих небольших банков и относить в государственные гиганты: ВТБ, Сбербанк и другие, которые находятся во главе списка крупнейших банков России. Это в итоге приводит к снижению конкуренции, к перекосу рынка государственных банков, еще большему перекосу, чем есть сейчас, что не может сказываться хорошо на развитии банковской системы в целом в России.

Олег Вьюгин не согласен с мнением Мамонтова о том, что есть какой-то кризис. Пока на рынке межбанковского кредитования все в порядке, говорит он, хотя Центробанку следовало бы  конкретно объяснять свои действия, свою политику и свои планы на ближайшее время.

Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ-Банка: Вопрос в том, что можно очень четко объяснять мотивы действий. Несколько раз, не один раз сказать. Этот этап будет способствовать смягчению болезненной реакции. Потому что люди действительно не понимают, а что, может, все банки занимаются легализацией, всех их закроют. Нужно сказать что-то по этому поводу. Набиуллина, в общем, сказала, что таких банков немного – ключевые слова, но эти слова мы, как правило, мимо ушей пропускаем и воспринимаем все совершенно другое. Мне кажется, Центробанку нужно подробнее взять на себя такую, к сожалению, неприятную обязанность и подробнее рассказать о том, что они делают. А так риск есть, потому что люди судят по слухам, общим соображениям.

Как расценивать то, что сейчас происходит на банковском рынке? Дело в том, что было действительно очень громкое интервью Сергея Игнатьева, предыдущего председателя ЦБ, который ушел со своего поста в прошлом году. Прямо накануне сложения с себя полномочий он дал совершенно невероятное интервью газете «Ведомости», в котором сообщил о некой группе лиц, которая фактически контролирует весь российский рынок «черного обнала», как он это тогда назвал, обналичивание незаконно приобретенных средств. Объем этих средств он назвал в 35 миллиардов долларов в год – совершенно космическая сумма. После таких признаний было ясно, что следующее руководство ЦБ начнет действовать, потому что не обращать внимания на подобные заявления на тот момент еще главы Банка России было просто невозможно.

Теперь вопрос в том, что сейчас происходит, это некая кампания, временная зачистка или реальная смена концепции, смена подхода к тому, как ЦБ будет надзирать за банковской системой в России. По всей видимости, то, что мы сейчас видим, это как раз речь идет о том, что будет меняться этот подход. По крайней мере, в банковской среде говорят о том, что дополнительному вниманию со стороны ЦБ подвергаются не только те банки, которые довольно давно себя зарекомендовали как подозрительные, скажем так, но и в целом вся банковская система. То есть гораздо жестче стал контроль, ужесточаются требования к отчетности, гораздо чаще проходят проверки и так далее.

Вопрос в том, как это будет происходить, насколько жестко и с какими последствиями для банковской системы. Будем надеяться, что такого кризиса доверия фактически на ровном месте, как это произошло в 2004 году, мы не увидим и в этом. Потому что в отличие от 2004 года сейчас ситуация в экономике гораздо тяжелее – у  нас на дворе стагнация, в таких условиях новый банковский кризис, кризис доверия, кризис ликвидности может гораздо жестче отразить на ситуацию в экономике, чем это было в 2004 году.

Белоголовцев: В этой ситуации правильная стратегия потребителей, ну и простых клиентов банков, какой она должна быть? И нужно ли в этой ситуации предпринимать какие-то более-менее резкие движения тем, у кого деньги лежат в банках, особенно в банках не самых больших?

Пархоменко: Резких движений никогда со своими деньгами предпринимать не стоит. Ничего хорошего из этого не выходит. Дело вот в чем: с одной стороны, Банк России должен, как сказал Олег Вьюгин, более четко объяснять свою политику. С другой стороны, надо понимать, что ЦБ, как и любой другой регулятор в любой другой стране, не может, не имеет права сказать: следующий банк будет такой или у нас подозрения к такому-то банку, что он ведет себя как-то неправильно, и мы можем отозвать у него лицензию. Потому что подобные заявления приводят к краху этого банка в течение суток буквально или двух вне зависимости от того, тяжелые ли там проблемы или это формальные претензии. Потому что происходит так называемый «bank run», то есть бегство вкладчиков, все немедленно приходят в отделение, забирают свои деньги, и банк рушится вне зависимости от того, насколько тяжелое было его положение. Поэтому нужно следить за своим банком, буквально забивать в поисковик его название, смотреть, какие новости про него приходят, есть ли какие-то претензии к нему со стороны ЦБ, что это за претензии, насколько они серьезны. И если вам кажется, что слишком часто ваш банк стал фигурировать в новостях в связи с какими-то минимально негативными коннотациями, то следует неспеша, аккуратно, наверное, деньги оттуда забрать.

Белоголовцев: После коллапса Мастер-банка один из самых распространенных призывов и в принципе мыслей, которые носились в воздухе, в интернете было: ребята, даже если с процентами что-то не очень, доверяйте только крупным банкам вроде Сбера, ВТБ, Промсвязьбанка, потому что это банки, что называется «too big to fail», их всегда будут спасать, с ними точно ничего не произойдет. И если вы там держите свои деньги, то вы в домике. Во всех остальных случаях вы находитесь в очень крупной зоне риска.

Пархоменко: Я, с одной стороны, только могу с этим согласиться, что, конечно, с этими банками ничего не может произойти, потому что ничего не может произойти, в принципе это невозможно. Действительно, государство при любом раскладе будет максимально добиваться их спасения и удержания на плаву, что бы там ни происходило. С другой стороны, говорить о том, что все остальные банки – это зоны очень серьезного риска, я бы так тоже не стал говорить. Потому что при всей ситуации, которая сложилась,  банковский надзор у нас далеко не самый плохой, таких совсем провальных историй у нас, в общем, не случается, когда какой-то банк оказывается с гигантскими совершенно дырами в балансе. Скорее, просто следует, если вы принесли в какой-то банк свои сбережения, не только думать о тех процентах, которые он вам выплачивает на ваш депозит, но и периодически следить за тем, как он проявляет себя в информационном поле. Я не имею в виду смотреть заявления банка на своем сайте, обычно там ничего плохого сами о себе они не пишут, а именно следить за новостями и раз в месяц проверять, нет ли каких-то сообщений о вашем банке.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.