Максим Кац, член штаба Навального: от приговора Навального в мэрии никто не выигрывает, никто не ждал реального срока

Здесь и сейчас
18 июля 2013
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Депутат муниципального Собрания Щукино и член штаба Алексея Навального Максим Кац рассказал ДОЖДЮ, что изменится теперь, после приговора Алексею, в стратегии мэрии на выборах в Москве.

Давлетгильдеев: А вы чего не там?

Кац: Я был там, приехал оттуда к вам и поеду туда сейчас обратно, после того, как мы закончим.

Давлетгильдеев: Почему?

Кац: Знаете, даже как-то так слету… Все же понятно, почему там надо быть?

Давлетгильдеев: Для вас это почему?  Как сформулировано?

Кац: Это сформулировано так, что все знали же, что у нас в стране можно посадить кого угодно, если захочется. Что любой высокий начальник силовых структур может пойти и посадить обычного гражданского, когда ему вздумается. Но не было момента отстоять эту штуку ни разу до этого. Всегда «посадки», которые были, или какие-то небольшие дела предпринимателей. Это как бы не собирало такое общественное внимание. А сейчас это тот самый момент, когда решится: у нас страна такой останется, где силовики могут, кого хотят, посадить в любой момент, или мы это изменим сейчас. Это измениться может сегодня и завтра. Больше не будет момента, потому что и близко нет такого человека, которого могут так посадить, и это может вызвать такую консолидацию общества. Поэтому, конечно, я там, и мне жаль, что кто-то не там.

Таратута: Максим, скажите, пожалуйста, вы все последнее время работали не только муниципальным депутатом, но и членом команды штаба Алексея Навального. Скажите, пожалуйста, в силу того, что ситуация немного юридически поменялась, появилась новость об апелляции, ваша коллега, Любовь Соболь, сейчас находится в Кирове и пишет в твиттере, что она собирается остаться на апелляцию. Видимо, не одна она.

Кац: Это не апелляция, это прокуратура обжаловала решение об аресте, которое, кстати, сомнительное, потому что Навальный мог быть арестован только с решения прокурора Москвы, и я не знаю, есть ли такое разрешение.

Таратута: Мы не слышали ничего об этом. Скажите, как вы думаете, как будет действовать штаб Алексея Навального в новой обстановке?

Кац: Так как я заместитель руководителя штаба, я не думаю, а знаю, но говорить от имени штаба не уполномочен, поэтому не могу ответить на этот вопрос от имени штаба. Но я лично надеюсь, что у нас будет наш кандидат. Мы вчера подали первые заявки на встречи с жителями. Мы планировали 120 встреч в каждом районе Москвы провести, чтобы Навальный выступил перед жителями каждого района. Вчера мы подали 9 первых, на площадях около станций метро Щукинская, Тушинская и Сходненская, потом на следующий день должно было быть Планерная, 1905 года, Полежаевская и Беговая. Так мы планировали обойти всю Москву. Сегодня у нас забрали кандидата, поэтому я сейчас не очень знаю, как мы будем действовать. Но если кандидат к нам вернется, а я думаю, что это напрямую зависит от того, что происходит во второй половине картинке, которую сейчас видят зрители, то мы это проведем, и он пожмет руку, и увидят, в каждый район города попадет, и сможет высказаться.

Таратута: У вас есть вилка: если Алексей Навальный фантастическим путем при помощи Манежной площади и людей, которые его поддерживают, возвращается в избирательную гонку, вы разворачиваете вашу кампанию дальше. Если ситуация прежняя, как сегодня утром, вы уходите с выборов и начинаете агитировать против выборов в Москве в целом. Да?

Кац: Я по первой части уверен, что так. Если у нас будет кандидат, то, конечно, будем выступать и делать митинги. Это начальник штаба сейчас написал. Если у нас кандидата не будет, конечно, его не будет в бюллетене, никакого участия в выборов для легитимизации Собянина не может быть. Когда произойдет снятие юридическое, это я не знаю. Там какие-то сложные процессы, но то, что сейчас у нас кубы в поддержку кандидата по всему городу стоят – на завтра намечено больше 30-ти около разных станций метро. Мы просто сменим там мессадж, там будет не просто «Навальный – наш мэр», а «Навальный за решеткой» и будет объяснено, что обычного человека, жителя района Марьино, который ничего не делал, посадили в тюрьму по политическим мотивами. Этот мессадж, я надеюсь, мы сможем донести за эти агитационные мероприятия. Будут ли они в рамках предвыборной кампании или нет, я не знаю, но это не так важно.

Давлетгильдеев: А если бы его не посадили, если бы, возможно, даже оправдали, что, конечно, на уровне фантастики…

Кац: Почему на уровне фантастики? Так ведь должно было быть. Все следили за этим судом. Все видели, что там было.

Давлетгильдеев: Тем не менее, все понимали, что после того, как Опалеву дали 4 условно, Навальному и Офицерову меньше не дадут.

Кац: Это какая-то житейская логика, которая выработалась у нас за последние годы. Но это же бред полный.

Таратута: Это хороший вопрос. А штаб Навального ожидал, что приговор может быть оправдательный?

Кац: Я лично как заместитель руководителя штаба ожидал оправдательного приговора и действовал из соображений оправдательного приговора.

Давлетгильдеев: Многие люди оправдательный приговор.

Кац: Конечно, все готовились к возможности, но это надо понимать, что нельзя об этом просто так рассуждать: «Все же мы понимаем, что не может быть по-другому». Да может быть по-другому! Все видели суд, все видели материалы дела, показания свидетелей. Не могло быть никакого другого приговора, кроме оправдательного.

Таратута: Вы говорите о логике развития событий. Скажите, но в день приговора можно об этом говорить. Такая политическая реклама человека, который сейчас арестован. Правда ли, что поддержка Алексея Навального минимальна, как говорили близкие к Кремлю политологи?  Ваше ощущение?

Кац: Конечно, нет. Даже не мои. Мои личные ощущения здесь ни о чем не говорят. Мы знаем социологию. Социология говорит о том, что в начале кампании, неделю назад, было 10%, сейчас 14%.

Давлетгильдеев: 14,7%

Кац: Почти 15%. Это второе место очень четкое. Никто даже и близко не приближается. И это мы только неделю кампании провели. И это даже не было ни одной встречи с избирателями. Если бы мы провели 120 встреч  около каждой станции метро в городе, то второй тур был бы неизвестно с чьим лидерством. И проводили мы эксперименты: брали подъезд, проводили опрос там, кто знает Навального, получали «треть», что знают, и кто готов голосовать за Навального, получали около 10%. Раскидывали листовки по ящикам, на следующий день проводили опрос. Две трети начинали «знать» Навального и около 40% - готовы голосовать. До людей можно донести эту информацию. Они не знают.

Таратута: На то и избирательная кампания. Максим, вы долго работали не только в штабе Навального, как раз в нем вы проработали коротко. Вы работали с мэрией, у вас были какие-то совместные  проекты.

Кац: Нет-нет-нет. У меня не было  совместных проектов с мэрией, но неделю назад я был директором фонда «Городские проекты», сейчас я временно… Этим директором является Илья Варламов. Я много работал с мэрией, встречался с вице-мэрами…

Таратута: Именно это я и имела в виду. Мой вопрос заключается вот в чем: как вам кажется, Собянин выигрывает от этой ситуации?

Кац: Конечно, нет. У меня много информаторов в  разных отделах мэрии, и в штабе Собянина, и везде. Никто не ожидал реального срока. Все говорили мне за несколько дней, что «у нас план, мы готовы, что сейчас будем условный срок, но выйдет, мы проведем кампанию». Никто не ожидал.

Давлетгильдеев: Даже московские власти не ожидали такого?

Кац: Никто не ожидал реального срока. Я им звонил недавно, они просто не понимают, что делать. Потому что у них вся кампания построена на том, что у них конкуренция с Навальным. Что они с Дегтяревым будут конкурировать? Ну, это же смешно. Собянина подставили, и не очень понятно: кинули его как-то системно или кинули вне системно. Есть ощущение, что они там договорились, что будет условный срок, Навальный будет участвовать в выборах, но где-то там посередине Собянина кинули и устроили это дело. Может быть, от того это все пошатнулось. Потому что действия прокуратуры, конечно, удивительно.

Таратута: Собянина кинули – это ваше понимание процессов или это ваш инсайд из мэрии?

Кац: Это, скорее, инсайд, чем понимание.

Давлетгильдеев: А кто кинул? Силовики? Следственный комитет?

Кац: Ну, да. Очевидно, что было два полюса: Бастрыкин и Собянин. Бастрыкин хотел посадить, Собянин хотел оставить его в легитимном политическом поле, чтобы он занял второе место и дальше стал легитимным политиком, а не внесистемным, и  вел обычную политическую деятельность, и тем самым, очень легитимизировал Собянина. Собянин стал бы очень сильным, победив в единственных в стране честных выборах. И был второй полюс Бастрыкина, который по каким-то своим причинам, ведомым только людям с таким складом ума, хотел его посадить в тюрьму независимо ни от чего. Это мы видели и по его выступлениям, и по всему остальному. И, видимо, там были какие-то переговоры, договоренности, и, видимо, сейчас Собянина кинули. Чем это сейчас кончится, непонятно, чем кончится – сильно зависит от того, что происходит во второй части картинки. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия