Максим Эмм рассказал, как искать экстремизм в Интернете

Здесь и сейчас
31 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Гость программы КОФЕ-БРЕЙК - Максим Эмм, независимый эксперт по безопасности в Интернете - считает, что нововведения, связанные с борьбой с экстремизмом в Интернете, на рядовых пользователях не скажутся. 

Белоголовцев: Как вы поняли, у нас прямо сейчас произойдет кофе-брейк, попьем кофе за интересным разговором. А я напомню вам вопрос часа. Сегодня 31 число, очередная акция произойдет на Триумфальной площади. Мы спрашиваем всех телезрителей канала Дождь: с вашей точки зрения, насколько эффективны сейчас в нынешних условиях такие акции, направленные на защиту 31 статьи Конституции? Я напомню, вы можете писать нам в Facebook, там есть телеканал Дождь, и заходите, разумеется, на наш сайт tvrain.ru. Ну, а сейчас, наконец-то, представлю зашедшего к нам на чашечку кофе Максима Эмма, независимого интернет-эксперта. Вы в таком же статусе сейчас находитесь, правильно?

Эмм: Да, целый день.

Белоголовцев: Максим, хотелось бы поговорить с вами о борьбе с экстремизмом в интернете. Вот дело в том, что все мы находимся под впечатлениями от публикации «Известий», в частности, заместитель министра связи и массовых телекоммуникаций Олег Духовницкий много там говорил и, вот судя по всему, сейчас создается некоторая программа за бюджетные, кстати, деньги, которая будет как-то автоматически распознавать признаки экстремизма. Дальше эксперты будут что-то делать, и как-то все это будет, наверное, работать. Может быть, подробнее объясните, как это все будет работать?

Эмм: Начнем с того, что это не самое начало этой истории. То есть, такие системы они создавались достаточно давно, и по поиску детской порнографии она уже была создана, и по поиску экстремистских материалов. Для выполнения этих задач, обычно нанимается какая-то компания, которая что-то позволяет запрограммировать и сузить круг поисков, потому что в интернете сайтов много, их как-то надо фильтровать. Понятно, что это не будет как камера ГИБДД, которая принимает решение, что это там это порнография или это экстремизм, и сразу там посылает полицию по адресу. Это всего лишь информационная поисковая система, которая помогает сделать первичную сортировку и показать уже экспертам какой-то набор сайтов. Дальше они принимают решение, это плохо или хорошо и, в соответствии с этим, либо в прокуратуру обращаются, либо забывают про это.

Белоголовцев: Максим, скажите, но опять-таки, насколько я понял, в данный момент работает аналогичная система, которая помогает как бы, должна помогать бороться с детской порнографией. Она с ней борется или она просто существует параллельно с детской порнографией?

Эмм: Она в чем-то помогает, но по заявлению того же замминистра, пока ее эффективность временем не доказана. Намного более эффективным является обращение по телефону, что вот такой-то сайт, попробуйте его закрыть. Но вообще во всех таких системах, основная проблема это то, что в интернете нет границ таких, как российская юрисдикция. То есть, этот сайт вполне можно, что с порнографией, что с экстремизмом, разместить в какой-то третьей стране и добраться до него российским правоохранительным органам достаточно сложно. Это, во-первых. А во-вторых, Роскомнадзор может применить какие-то санкции, если этот сайт зарегистрирован как СМИ на территории Российской Федерации, что существенно сужает круг.

Белоголовцев: Нет, но там опять-таки говориться, что будут тереться записи в блогах, какие-то возможные, если там будут обнаружены признаки экстремизма.

Эмм: Конечно. Если еще этот сайт находится на территории Российской Федерации и управляется российской компанией. То есть, если он находится где-то в Южной Корее, то можно сколько угодно писать туда «давайте удалим», но пока не будет санкций…

Белоголовцев: Пока не будет санкций в Южной Корее, то сайт будет жить?

Эмм: Конечно.

Белоголовцев: О деньгах, разумеется, всегда интересно говорить. Компания «ДатаЦентр» выиграла конкурс, они оценивают собственную работу в 4 миллиона 600 тысяч рублей и обещают к зиме, собственно, разработать эту программу. Насколько я понял, эксперты рынка клянут в этой связи закон «О госзакупках», говорят, просто они занизили цену, сделать за такие деньги и так быстро, к зиме, абсолютно невозможно, такую программу.

Эмм: Смотря что. Обычно, когда занижается цена, занижается некий функционал системы. То есть, что-то за 4,5 миллиона конечно же сделать можно к зиме, вопрос в том, насколько исходное задание будет там выполнено.

Белоголовцев: А что конкретно они сделают? Они сделают программу, которая найдет слово «бомба», «взрыв», «терроризм» или что?

Эмм: Самое простое, они могут сделать программу, которая пойдет в поисковики во все, и на нескольких языках, по ключевым словам вытащит через систему какие-то данные, и как-то их отсортирует.

Белоголовцев: Максим, вот здесь может быть дело в моем глубочайшем компьютерном невежестве, но мне же кажется, что программу, которая пойдет на поисковики и на разных языках вобьет в поисковики запрос, может сделать примерно студент, возможно даже не 4, а 3 курса.

Эмм: Ну может быть да, может быть даже 2, если ВУЗ хороший. Я просто сказал, до чего может дойти в худшем случае. Конечно, это может быть и более серьезная система.

Белоголовцев: А в лучшем случае?

Эмм: В лучшем, это будет некая база данных, которая периодически мониторит, кроме ключевых слов, еще может анализировать, например, изображение, либо еще какие-то ключевые признаки, сортирует сайты, показывает, как они, где они зарегистрированы, кому принадлежат, где находятся для того, чтобы сразу отсечь те, до которых нельзя добраться, например.

Белоголовцев: Понятно. То есть, сразу даже не переживать по поводу, не то что южнокорейских…

Эмм: Их можно заблокировать на уровне провайдеров, например. Если это вещи, которые связаны с терроризмом и так далее, то есть законодательство международное, которое позволяет довольно эффективно с этим бороться.

Белоголовцев: Мы перейдем от технической к содержательной стороне дела. По вашим оценкам, насколько это может привести, не знаю, к цензуре, если уж совсем пафосно говорить?

Эмм: Фактически никак это не приведет к цензуре, потому что при любых попытках цензуры в интернете эти сайты сразу же сдвинутся за российскую юрисдикцию. Все. Дальше с ними ничего сделать нельзя будет.

Белоголовцев: По большому счету, в любом случае, довольно декоративная мера, несмотря на то, что разработает «ДатаЦентр»?

Эмм: Скажем так, работать в этом направлении все-таки нужно, законодательство других стран и систем там появится, то есть, это правильные шаги в правильном направлении. Но ожидать, что в конце года мы решим проблему, это конечно нереально.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.